У каждого времени свои герои

Георгий Янс
Журналист

32 года назад случился один из самых позорных и скандальных эпизодов за всю историю Советского Союза. Вечером 28 мая 1987 года в «сердце» страны — в Москве у стен Кремля приземлился самолет-«нелегал», которым управлял молодой немец Матиас Руст.

Последние лет пять у меня было очень двойственное отношение к дню Победы. С одной стороны, официоз, фальшь, глупость. С другой стороны, искреннее сопереживание тем уже далеким событиям.

После вчерашнего 9 мая эта двойственность практически исчезла. Сложился праздник, по стилистике и ритуалам мало чем отличающийся, например, от 8 марта. В женский день клянемся в любви к женщинам, а в день Победы окружаем заботой ветеранов. И в любви, и в заботе очень много показного и неискреннего. 9 марта женщины из принцесс почти одномоментно превращаются в тех, кто вместо мужчин «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»… А ветераны после праздника погружаются в привычное состояние по большей части одиноких стариков.

Если ритуальной принадлежностью 8 марта является мимоза, то для 9 мая такой принадлежностью стала георгиевская лента. Если 8 марта женщины стараются похвастать обновками своего гардероба, то на 9 мая взрослые и дети примеряют на себя наряды «аля солдатское обмундирование». Надо отметить, что дети очень симпатичны в солдатской форме, чего не скажешь о взрослых. Другими словами, для праздника дня Победы складывается своя атрибутика, которая существует в параллельном мире и непересекающаяся с теми событиями, что случились более семидесяти лет назад. Поэтому нет ничего удивительного, что георгиевская лента это и конфеты, и тапочки, и автомобильные диски. Это никакое не кощунство, а просто в худшем случае отсутствие вкуса. Не более того. Так устроен человек, что как бы его не заставляли, он не может жить событиями семидесятилетней давности.

Единственная связующая нить с теми событиями живые участники войны. Время не обманешь. Их ряды резко поредели. Еще несколько лет и их практически не останется. Двойственность исчезнет. Верх возьмет официоз.Есть ощущение, что нынешней власти хочется, чтобы ветераны жили вечно. И власть можно понять. Без участников войны 9 мая окончательно превратится в аналог женского дня.

В начале 80-х годов 9 мая мы с маленькой дочерью ежегодно ходили к Большому театру, который был одним из мест встреч участников войны. Эти походы были искренним сопереживанием тем годам. Мы видели настоящих героев с россыпью боевых наград, а не с современными «цацками» за «боевые заслуги». Большинству из них было всего 60 или чуть более лет. Они громко радовались встрече, пели, выпивали. Именно они помогли мне ощутить дух праздника Победы.

Вчера я бродил по местной площади, где традиционно собираются на день Победы. Было множество пожилых людей с разным количеством наград. Среди наград мало у кого была медаль «За Победу над Германией». Эта совсем не боевая медаль дает право считаться участником войны. Не сомневаюсь, что все эти старики прожили достойную и, возможно, тяжелую жизнь. Но они не участники войны, хотя им очень хочется быть причастной к ней. Ведь в этот день им уделяется столько внимания. Любому поколению стариков хочется внимания. Так уж устроена их жизнь.

Мой отец, который умер более пятидесяти лет назад, наверное, тоже бы считался ветераном Великой отечественной войны. Нужная медаль у него имелась. Но можно ли его считать участником войны?

«В период обучения в Академии проходил войсковую практику на Волховском фронте в течение декабря 1943 –января 1944 в 14 воздушной армии в должности механика по вооружению», - писал мой отец в своей автобиографии. Вот и вся его война. Тогда он не считал себя участником войны. Не знаю, как он повел бы себя, доживи до сегодняшнего времени.

Мне кажется, что «притягивание за уши» в ветеранов войны обесценивает подвиг тех, кто погиб или физически не дожил до сегодняшнего дня. У каждого времени свои герои, а история не терпит фальши. Особенно тогда, когда прошлое замена будущему.

Другие записи в блоге