Маленький принц любит говядину?

В России выходит продолжение знаменитой сказки

21.07.2011 в 16:19, просмотров: 3818

Многим творческим людям в Европе известно, что добиться у наследников Антуана де Сент-Экзюпери разрешения на какую-либо интерпретацию “Маленького принца” очень трудно — они требовательны. Но аргентинский бизнесмен и по совместительству писатель Алехандро Рёммерс все-таки добился. Продолжение истории о Маленьком принце под названием “Возвращение Юного принца” переведено на 14 языков. Вскоре книга выйдет и в России.

Маленький принц любит говядину?
“Юного принца” проиллюстрировал художник Томас Рочон.

Как было бы здорово, если бы Ромео и Джульетта не отравились, Чапаев бы все-таки выплыл, а Остапа Бендера бы не зарезали! Тяжело расставаться с любимыми героями. Но не было еще случая, чтобы продолжение великого сюжета было достойно своего оригинала.

Мотивы, по которым семья Д’Агэ — наследники и правообладатели Сент-Экзюпери — дала свое согласие, нам неизвестны. Но, судя по всему, это просто-напросто личная дружба. Алехандро Рёммерс просил разрешения на публикацию 9 лет! В конце концов он просто подружился с внучатым племянником писателя Фредериком — и вот книга перед нами.

Кто такой Алехандро Гильермо Рёммерс? О нем мало что известно. Родился в Буэнос-Айресе в 1958 году. Писал стихи, но выбрал путь делового человека. Как многие бизнесмены, считает себя высокодуховным человеком. В 1999-м за девять дней написал продолжение своей любимой сказки «Маленький принц».

Сюжет? Конечно же, возвращение на Землю повзрослевшего уже Принца. Герой путешествует на машине по просторам Патагонии — и встречает загадочного юношу, спящего прямо на шоссе.

Цитата: «Оказалось, я ошибочно принял за одеяло… длинный голубой плащ с эполетами. Подкладка у плаща была пурпурного цвета. Под плащом я заметил белые облегающие брюки, чем-то похожие на бриджи для верховой езды. На ногах спящего блестели черные кожаные сапоги. Такой наряд подобало бы носить какому-нибудь юному принцу. Но откуда взяться принцу в здешней глуши? Забыл добавить: на шее спящего подростка красовался шарф пшеничного цвета. Шарф беспечно развевался на весеннем ветру, временами сливаясь с копной волос и придавая облику юноши меланхолично-мечтательный оттенок. В его облике не было ничего пугающего, однако меня с детства научили недоверчиво относиться к незнакомцам. Испытывая смешанные чувства, я поднял спящего на руки, перенес в машину и усадил на переднее сиденье рядом с собой. Машина тронулась. Подросток в странном одеянии так и не просыпался. На мгновение я испугался: а вдруг он мертв? Я пощупал пульс. Пульс был слабым, но устойчивым…

— Пить хочется,- вдруг произнес юноша. Я даже подскочил на сиденье, ибо почти забыл, что еду не один. Голос моего спутника был совсем тихим, но в нем ощущалась прозрачность воды. Я достал бутылку минеральной воды, пластиковый стаканчик, а также завернутый в фольгу сандвич с говядиной и помидорами. Мой спутник ел и пил молча…»

Сюжет заключается в путешествии Принца-подростка по Земле, знакомстве с человеческой подлостью, глупостью, лживостью и прочими проблемами. Принц ведет себя примерно как герой фильмов, которого отправляют в будущее («а что такое шоссе?»). Кроме того, из книги можно узнать много натуралистических деталей о волшебном мальчике — выяснилось, что в переходном возрасте Юные принцы любят сандвичи с говядиной. Тогда как Маленькому принцу Сент-Экзюпери «довольно было солнечного луча…»

Эту повесть о Юном принце нельзя назвать плохой или низкопробной литературой, даже учитывая развевающийся шарф на лежащем человеке (кто мне покажет, как это возможно?). Это обычная, нормальная, никакая литература, которой полны книжные полки всего мира. Только вот при чем здесь хрустальная, вечная повесть Сент-Экзюпери?

«МК» пообщался с переводчиком «Возвращения Юного принца» Игорем Ивановым, который, осознавая всю пустоту и глупость затеи аргентинца, должен был честно и качественно выполнить свою работу.

— Передо мной изначально поставили два условия. Во-первых, принца надо называть ни в коем случае не Маленький, а Юный. Во-вторых, перевод шел не с испанского, на котором повесть написана, а с английского. Почему — не знаю. Возможно, потому, что английский очень многовариантен, и какие-то нюансы, которые есть в испанском, в нем ускользнули. Дело в том, что я не являюсь поклонником и самого Сент-Экзюпери. Такой минор — это не мое. Но сейчас в западной, особенно англоязычной литературе появилось направление, которое я называю «христианский сиропчик». Все такое правильное, сладенькое, политкорректненькое, зализанное — плюнуть некуда. Все это так замечательно ложится в строку, что все рояли в кустах отдыхают. Гламурненькая жизнь по американскому образцу. Такая литература имеет свою широкую аудиторию. Но если сравнивать ее с триллерами и детективами, она, конечно, лучше — плохому не научит.

— А в сравнении с настоящим «Маленьким принцем»?

— «Маленький принц» хотя бы искренний. Судьба отпустила Сент-Экзюпери больше таланта, чем господину Рёммерсу. Я не знаю, как это воспримется русской публикой.