Наша «Мера» в «Глобусе»

Вахтанговский первым вступил на сцену Шекспировкого театра

На международном фестивале «Globe to Globe», который прошел в шекспировском театре «Глобус», Театр им. Вахтангова представил свою «Меру за меру».

И стал первым российским театром, вступившим на сцену великого театра.

Вахтанговский первым вступил на сцену Шекспировкого театра
Сцена из спектакля «Мера за меру».

Спектаклю «Мера за меру» два года, его поставил питерский режиссер Юрий Бутусов. Тот самый, вокруг которого весь май кипели страсти: питерское начальство попыталось обуздать свободного художника кабальным договором — не вышло: чтобы сохранить творческую свободу и достоинство, Бутусов отказался от статусной должности худрука и остался в роли главрежа театра им. Ленсовета. И вот его московский спектакль среди 36 был представлен в «Глобусе».

Сергей Епишев, замечательный молодой актер Вахтанговского, играет в спектакле сразу две роли — Герцога Винченцо и наместника Анджело.

— Это потрясающий фестиваль. Все шекспировские пьесы на фестивале шли на 37 языках, — рассказал «МК» артист. — Лично я успел посмотреть только один спектакль из всей программы — «Троила и Крессиду». Причем ее играли аборигены из Новой Зеландии на своем языке — маури. Они были одеты в шкуры, а ляжки и ягодицы актеров были все в татуировках. Спектакль любопытный, было такое ощущение, что не греки и троянцы выясняли отношения, а аборигены решали свои внутриплеменные проблемы.

— Как чувствовали себя русские артисты, которые впервые вышли на сцену, где играл сам Шекспир? Я видела, как иностранцы, попавшие в МХТ, со слезами на глазах целуют мхатовскую сцену. У вас такое было?

— Я не целовал сцену «Глобуса», но ощущения — невероятные. Ощущение живой истории — чудо, о котором мечтал, о котором читал. Это театр под открытым небом. Сцена значительно выше партера, и ощущение как на рок-концерте: ты видишь три уровня зрителей на галереях и полный стоячий партер. К тому же играются спектакли при естественном свете, никаких световых эффектов. Только музыка.

— А вместо декораций по-прежнему пишут для зрителей — «лес», «горы»? Значит, вы не брали с собой декорации?

— У нас из декораций только столы и гора мусора, но от нее отказаться нельзя, она несет определенную эмоциональную нагрузку.

— Как с переводом?

— Условия фестиваля — игра на языке страны, для зрителей — субтитры. Публика невероятная. В «Глобусе» вдохновенно смотрят, очень за всем следят и смеются над любой шуткой — уж не знаю, понимают или нет, но смеются. Вот лично я боялся, что придет такой снобский народ с отношением: мол, что вы вытворяете с нашим Шекспиром? Но публика такая демократическая.

— Какая сцена прошла для вас неожиданно?

— ...Ну, скажем, сцена допроса: когда полицейский и судья допрашивают прислужку хозяйки борделя. В Москве сложные текстовые обороты этой сцены не очень-то воспринимаются публикой как повод для смеха. У нас она, скорее, идет как триллер, хотя очень смешная: допрос идиотами идиота. Вот в «Глобусе» зрители поняли всё, что мы вкладывали в эту сцену, этот юмор, иронию. И у нас как бы второе дыхание открылось.

Вахтанговскую «Меру за меру» оценили высоко: газета «Гардиан» поставила спектаклю четыре звезды.