«Щелкунчик» за миллиончик

Престижный музыкальный конкурс — не под угрозой срыва?

Скандал абсолютно в духе времени, не педофилия — так деньги: вспомнить хотя бы недавние дрязги между Московской консерваторией и Госоркестром за репетиционные площади. И тут все просто до банального: Центральная музыкальная школа, на базе которой последние годы проходил «Щелкунчик», подняла плату за зал и пользование классами... почти на миллион рублей одномоментно. Оргкомитет «Щелкунчика», мягко говоря, выпал в осадок от такой прыти. Ситуация подвешена, до старта конкурса — считаные дни. И жаль, что пока взрослые дяди и тети бодаются, доказывая свою правоту, крайними остаются дети: ведь участие в смотре талантов из ЦМШ теперь под большим вопросом.

Престижный музыкальный конкурс — не под угрозой срыва?

«Щелкунчик» — не просто «какой-то там очередной» ежегодный конкурс. Он затрагивает «нежный» музыкальный возраст — до 14 лет, когда как раз требуется максимальная чуткость к маленькому человечку, — раз. За годы существования (с 2000-го) «Щелкунчик» приобрел и вес, и определенный знак качества, а потому является реальной стартовой площадкой к «большому зрителю» для очень многих ребят (я только лично знаю пятерых музыкальных критикесс, которые пошагово отслеживают судьбу каждого лауреата «Щ»).

Теперь о скандале. «Щелкунчик» негодует:

— Ситуация неприятная, — говорит «МК» один из организаторов (имя из корректности опускаем), — и, естественно, она может привести к срыву, потому что за месяц найти площадки для такого серьезного мероприятия очень сложно.

— Какая цена была раньше и за что конкретно?

— Мы сотрудничали с ЦМШ последние пять лет, и цена оставалась постоянной — 295 000 рублей с НДС. Сейчас поднялась до 1 200 000. То есть почти на миллион. Это цена аренды концертного зала за четыре дня плюс 8–10 классов для репетиций в течение двух дней.

— Это все исходит от нового директора, известного пианиста Владимира Овчинникова?

— Тут сложно сказать, потому что в последнее время директор с нами не разговаривает, переключая на своего зама по хозчасти Андрея Замятина. А тот занял очень жесткую позицию. Дешевле сдавать в аренду они якобы не имеют права по закону. Причем ссылаются на Минкульт, мол, дешевле, чем за 1 200 000, им запрещено...

— Ну, если встать на их сторону — вдруг они правы?

— В нашей финансовой дирекции нам сказали, что это полная ерунда: ЦМШ — самостоятельный хозяйствующий субъект.

— Я хочу логику видеть: какой им смысл от того, что они вообще ничего не получат?

— Они почему-то убеждены, что у нас нет других вариантов, и мы все равно к ним придем и согласимся заплатить сполна. По сути шантаж.

— А можно спросить от обратного: вот сижу я, бедный директор музшколы, а тут богатое телевидение платит копейки, имея огромный бюджет мероприятия...

— Это не так. Мы сами сильно ограничены в средствах. И платить миллион двести не в состоянии. Банально нет этих денег! Даже зал им. Чайковского (там 1 ноября открытие, 8-го — финал) предоставляет зал по льготной цене, идя навстречу. А туда очередь за арендой стоит!

— Вы уже нашли новую площадку?

— В принципе, да. Это Государственный специализированный (там дети с ограниченными физическими возможностями) институт искусств. Зал там, конечно, поскромнее, но конкурс провести можно.

— ЦМШ в курсе, что вы нашли новую площадку?

— В курсе. Знаю, что некоторые педагоги и обеспокоенные родители пытаются как-то выправить обстановку изнутри... но времени договориться с ЦМШ остается все меньше. Ведь нужно делать декорацию, готовиться. Ответ надо иметь до среды: либо в ЦМШ, либо в ГСИИ. И заплатить мы можем максимум 350 000. Сроки менять нельзя — завязаны на зале Чайковского.

...В самой ЦМШ нам сказали, что могут подробно рассказать, почему цена выросла на миллион («хотя бы потому, что коммунальные платежи поднялись»), а на вопрос «почему все это выяснилось в последний момент?» ответили: «Так это сам „Щелкунчик“ к нам поздно обратился!».

PS. ЦМШ и «Щелкунчик» продолжили переговоры, по крайней мере в ЦМШ заверяют, что «ранее стороны не проявили должной гибкости, но сейчас будем стараться прийти к соглашению».