Тяжелый рок парикмахера-убийцы

Английскую сказку о Суини Тодде сделали панк-оперой

19.10.2012 в 16:55, просмотров: 20961

Два года назад солист "Короля и шута" Михаил Горшенев первым поделился с "МК" идеей поставить на российской сцене рок-оперу ужасов по мотивам легенды о парикмахере-убийце Суини Тодде. Новый проект принес в коллектив кардинальный раскол. Не согласившись делить музыкальную сцену с театральной, из группы ушел в сольное плавание один из участников «Киша» Андрей Князев. А Горшок от своего замысла не отступил и прописался в театре. Ради этого предводителю русского панк-рока и идейному анархисту-коммунисту пришлось вытерпеть многое. Во-первых, не пить ни грамма алкоголя во время репетиций, во-вторых, полностью подчиниться приказам режиссера, и в третьих, быть готовым бесконечно курсировать от Питера до Москвы и репетировать сутки напролет.

Тяжелый рок парикмахера-убийцы
фото: Наталья Мущинкина
Михаил Горшенев

До премьеры зонг-оперы под названием "TODD" осталось совсем немного - первые спектакли пройдут 6 и 7 ноября в театре Киноактера. В преддверии долгожданного события Горшок рассказал, чего ему стоило воплотить в жизнь свой замысел.

Историю о лондонском демоне-парикмахере по имени Суини Тодд российский зритель знает по экранизации бродвейского мюзикла, которую срежиссировал Тим Бертон. Главные роли там сыграли Джонни Депп и Хелена Бонем Картер. Картина имела громадный успех - и за вокальные данные и отличную игру актеров, и за декорации мрачного Лондона, и за потрясающие костюмы. Именно эта постановка и подтолкнула музыканта Горшка на мысль - не воплотить ли в жизнь легенду о брадобрее-мстителе на столичной сцене? Ведь тематика как нельзя лучше подходит под репертуар "Короля и шута", прославившихся сказочными историями с мрачным концом. Естественно, образ главного героя лидер "Киша" примерил на себя.

Режиссером-постановщиком стал Александр Устюгов. Музыку Горшок написал сам в соавторстве с братом Алексеем Горшеневым, солистом группы "Кукрыниксы". За либретто взялись известные писатели Михаил Бартенев и Андрей Усачев.

Знакомый сюжет все же немного видоизменили. Молодой и доверчивый цирюльник Суини Тодд становится жертвой козней безнравственного судьи: за ложный донос его сажают в тюрьму, а его прекрасная жена и маленькая дочка пропадают без вести. Вернувшись из мест заточения через два десятка лет, Тодд жаждет только одного - мести за свое разрушенное счастье. В этой мести он заходит далеко, убивает опасной бритвой каждого клиента, за которым водится хоть маленький, но грешок, мечтая однажды добраться до судьи. Помогает в черном деле брадобрею его подельница и хозяйка кафе Ловетт.

Самое интересное - Горшок развел такую бурную деятельность, что до самой постановки выпустил две пластинки, на которых поклонники могут ознакомиться с музыкальной составляющей зонг-оперы. Получился даже целый аудио-спектакль, в котором приняли участие такие известные рокеры, как Константин Кинчев и Илья Черт, а также Билли Новик, Юлия Коган из "Ленинграда" и Лена Тэ. А в роли рассказчика выступил Вениамин Смехов. Теперь же и сценические репетиции подошли к концу.

- Сдохну я скоро от такого графика, - обреченно ответил на приветствие Горшок. - С двенадцати дня до одиннадцати вечера, и так каждый день, почти без выходных. Нет, ты представляешь, какую я, панк, замутил тему? Вот жили мы, "Король и шут", сидели на попе... И тут я решил, что нужно сделать так, чтобы уничтожить себя полностью. И сделал.

- Как ты вообще обратил внимание на театральную сцену?

- Как ни странно, началось все вовсе не с Тодда. Ко мне как-то на концерте подошел продюсер Влад Любый и предложил поработать над совместным театральным проектом. Я сначала отказался. А потом вдруг подумал - а почему бы и не поработать, но поставить ту историю, которую хочу я? И я вспомнил про Суини Тодда и про фильм Бертона. Еще меня всегда интересовал Джек Потрошитель. А когда я увидел, что снял Бертон, я вдруг понял, что корни этой истории идут глубоко в 19-й век, и что у Тодда с Потрошителем много общего. Современный Суини Тодд - это лирический герой, с ума сойти какой лирический. Вообще, наша постановка, это такая современная версия легенды. Ну, как "Ромео и Джульетта" с Ди Каприо. Мой Суини, он - герой, благородный мститель. И в то же время он простой человек, который попал в очень сложную ситуацию. Причем, он верующий, набожный человек. Поэтому после первого убийства он спешит в церковь, чтобы исповедаться. И что же он получает в ответ? Уверения, что люди, которые грешат, достойны такой участи. Фактически, все дальнейшие убийства он совершает с позволения церкви, которая убедила его в том, что он должен покарать виновных в смерти его жены и дочери, а заодно и других грешников. Священник сам направляет Тодда, он делает из него крестоносца, вот в чем тема!

- Говорят, что ради спектакля ты ходил на курсы театрального мастерства и сценической речи?

- Ну прям ходил! Все, что я сейчас умею, я учился на сцене. Тебе берут и говорят, что делать. И ты это делаешь. Никуда ходить не надо.

- Расскажи, как складываются твои отношения с режиссером? Тяжело работать под началом другого человека? Ты же привык быть сам себе хозяином на сцене.

- Очень плохо раньше у меня было с режиссерами и продюсерами. Они хотели от меня того, чего я не мог дать им в принципе. Меня даже в кино приглашали сниматься, но я так и не смог сработаться, спорил и уходил в итоге. Но вот с Устюговым у нас сложился тандем!

- То есть с "Тоддом" впервые вышло по-другому?

- Ну, один из режиссеров - Андрей Рыклин - просто коршун. Каждый раз рычит страшно, когда я на концерт собираюсь: "Опять уезжаешь куда-то, собака! Там ты король, а здесь ты зеро, никто!" Я смирился с этой темой - он прав.

- Сложно тебе было отучиться общаться с залом? На концертах всегда идет мощная отдача от публики, а в театре ее для артиста как будто бы и нет.

- Конечно, трудно! Ведь на концертах я все время бегаю-бегаю-бегаю, а тут меня заставляют стоять на месте. И не дай бог повернешься попой к залу!

- Быстро получилось привыкнуть?

- В итоге я все понял. Сложнее оказалось стихи учить и песни, достало меня это!

- А твоя группа что делает в спектакле?

- Играют вживую. На гитарах играют. Хотя во время репетиций, когда я в Москве, моя команда в Питере. Я работаю под поганую фонограмму! И не все же понимают, что я не могу так, что мне не очень удобно. Но приходится играть.

- Брат помогал тебе писать музыку, а еще как-нибудь он будет задействован в постановке?

- Надеюсь, что мой брат, когда мы отыграем сезон, заменит меня в театре. Потому что мне очень нужна замена для Тодда. Дублера у меня нет. А я "Король и шут" не хочу забрасывать. Хотя я и так с ребятами играю, концерты-то мы продолжаем давать в обычном режиме.

- Алексей уже репетирует Тодда или это пока только планы?

- Нет, ему все заново придется учить. Год отыграю и передам роль ему. Ну, может полгода, не знаю. Я сделал дело, поставил тему, мне хватит.

- Но все же, наверное, ты получаешь кайф от игры в театре, раз это дело затеял. Что больше всего тебе нравится делать на сцене?

- Получаю. Самое любимое мое - драматические темы, особенно когда ты с напарником. Мне нравится говорить. Петь нравится меньше, просто потому, что я всегда пою. Когда ты говоришь, совсем другое дело, ты полностью превращаешься в Тодда и ты выйдешь из образа только, когда закончится твоя роль.

- Расскажи, как создавался внешний образ Тодда? Ты сам его придумал?

- Не сам, это все-таки не проект "Король и шут", где все придумываю я. Так, как улыбается Горшок из "Киша", Суинни Тодд улыбаться не может. И вообще, театральный грим - это совсем другое.

- Вот у тебя сейчас волосы седые, это настоящие или ты грим не смыл?

- Нет, мои седые волосы настоящие (грустно). Но для Тодда будут делать еще более седые. И вообще, что, у сорокалетнего не может быть своих седых волос?

- Ну, может ты из образа не выходишь, у зеркала в номере репетируешь.

- Ну да, репетирую. Но волосы - мои!

- Уговорил. А как насчет других специальных атрибутов? Ждать ли нам на сцене фонтанов бутафорской крови?

- Не будет крови. Мы обошлись без нее, так Устюгов придумал. Не художественно это. Зато будут другие спецэффекты. Панк-рок, например. Без него никак! Театр и рок-н-ролл должен был когда-то слиться, воссоедниться во что-то. И мы это сделали. У нас не будет фонограммы, только живой звук.

- Ну хоть горло ты будешь своим жертвам перерезать или вы без этого тоже обошлись?

- Конечно! Правда, погреба, как в кино не будет, мы по-другому обыграли.

- Слушай, но ведь цирюльник того времени - профессия, требующая определенных навыков и талантов. Английские актеры учились этому мастерству у настоящих брадобреев. Ты умеешь владеть ножницами и бритвой, как того требует призвание твоего героя?

- Не беспокойся, подстричь тебя смогу. И укладку тоже сделать. Вообще это ошибочное мнение, что цирюльник - это человек, который только бреет. Он гораздо больше делает. Например, если цирюльник находится в тюрьме, он еще и зубной врач. Он еще и хирург. Особенно это серьезно относительно выдирания зубов. Любому из его окружения, кто неправильно что-то сделал или подумал, он зуб может вырвать также не-пра-виль-но. Также он откачивал ненужную кровь. Все это делал цирюльник, и Суини Тодд тоже умел. Так что ссорится с человеком этой профессии было очень нежелательно. Легкое движение руки с лезвием по горлу - и всё.

- Главное, чтобы руки у такого цирюльника не дрожали. Пронесся слух, что режиссер поставил тебе жесткое условие - хочешь играть в театре, нужно завязать с алкоголем. Удается?

- О том, чтобы совсем бросить пить речи не шло. Но на репетициях и в театре я правда не пью. У меня только один выходной день, когда я могу - и этот день сегодня, хе-хе-хе.