Точный удар «Мачете»

Ярослав Малый: «Люблю Пугачеву за экзистенциальность!»

31.01.2013 в 21:05, просмотров: 4720

Мачете — не только нож с выпуклым лезвием, но и музыкальный проект с «выпуклыми» текстами, придуманный солистом группы Tokio Ярославом Малым. Выбрав «острое» название, они и ходят как по лезвию, на грани розовой «пасти» поп-индустрии и стальных челюстей альтернативы: «Мачете, руби любовью все это!». И рубят, вырвавшись после напряженной борьбы с другими претендентами на первое место ZD Charts в номинации «Видео года» с клипом «Нежность».

Точный удар «Мачете»
фото: Лилия Шарловская

Сентиментальный трек вошел в дебютную пластинку «Мачете», у которой, по словам солиста, в последний день создания полностью изменился концепт звучания. Поиграв со звуком, музыканты решили «резать по живому» и записать альбом без дополнительных наложений: «Это абсолютно совпадает с нашей идеей — донести все, что у нас внутри, минимальными средствами», — комментирует Ярослав.

Никакой трансформации Tokio в «Мачете» при этом не было. С первой группой все в порядке, и она сейчас записывает новый альбом.

— У меня очень много музыки, и в ней — разные составляющие, — рассказал в интервью «ЗД» Ярослав, — Соединять их в рамках одного проекта бессмысленно, поэтому появился «Мачете», появился Mishka, будет еще один новый проект. Я бы сравнил их с новыми книгами, которые открываешь для себя и читаешь вслух другим. Изначально никто не знал, что такое «Мачете», ничего о нем не слышал, и мне было интересно, насколько с нуля можно сделать ту историю, которая в итоге получилась. Клип «Нежность» сразу получил большой резонанс в Сети, есть еще несколько видео, а буквально на днях мы сняли ролик на песню «Между висками». Это первая работа «Мачете» в кино. Мы отдали свой трек в фильм «Сомнамбула». Он основан на реальных событиях: 90-е годы, молодой человек находится в интернате, где с ним происходят необъяснимые вещи… Там еще есть сильная история любви, и песня «Между висками» отражает ее. Мы стали частью кино.

— …А ведь хотели сделать кино из самого «Мачете». Вы же задумывали этот проект как соединяющий видео и музыку?

— Мы попробовали, но поняли, что это ошибка. Я хотел, чтобы «Мачете» был музыкальным фильмом, приходя на который люди видят 10–11 историй, связанных между собой в одну цепочку. Мы сняли три, начали четвертую, но, сделав пробный концерт, поняли, что аудитория не понимает, как себя вести: смотреть на нас или на экран, слушать музыку или погружаться в кино… Такая дискретность, которая отвлекала от главного. Самое главное, чтобы в «Мачете» люди слушали слова. Звуковая составляющая минимизирована, чтобы не отвлекать от основной мысли. Музыка для меня — возможность выразить идею, то, во что я верю. Это меня больше всего увлекает, потому что безыдейность, существующая сейчас в принципе во всем, не только в музыке, меня лично выводит из себя. Мне хочется диалога, объяснять свою позицию, спокойно, шаг за шагом.

— В песне «Мачете» вы поете о том, как «радиоформаты штурмуют звезды-приматы» и жестко «прикладываете» весь современный шоу-бизнес, даже с конкретными именами — Димы Билана, например. Вы всегда подчеркивали свою независимость от «тусовки», но сейчас «Мачете» — звездная трендовая группа. Нет ли в этом противоречия?

— «Мачете» не живет по законам шоу-бизнеса, так же, как и Tokio. Даже когда у нас был контракт с лейблом, мы оставались самодостаточными и делали то, что хотели. Искренность находит отклик независимо от того, звучат ли песни на радиостанциях и показывают ли клипы по телевизору. Конечно, хотелось бы, чтобы нас слышали больше, но это вопрос времени. Благодаря идее, которую мы несем — отношение к миру, друг к другу, к любимому человеку, к Всевышнему, — люди идут к нам. Мы понимаем, что, когда у нас выходит альбом, нужно снять ролик, чтобы люди увидели его, что нужно выпускать пластинку раз в год, и в этом смысле «примеряем» на себя какие-то правила шоу-бизнеса, но прогибы — не наша тема. Мы идем своей дорогой.

— В этом году вы приняли участие в «Рождественских встречах» Аллы Пугачевой. Вам было уютно в этой компании?

— Пугачева — очень умная женщина, она понимает, что определенный период в музыке проходит, и приглашает к себе очень разных артистов, которые, возможно, с сегодняшнего дня формируют вкусы завтрашнего. Я благодарен ей за «Встречи»: огромное количество людей, которые нас, вероятно, не увидели бы, услышали нас там. Алла Борисовна нравится мне как человек, ей удалось сохранить ощущение жизни в музыке, которую она проживает по-своему. Пугачева дает всем шанс. У нее есть своя точка зрения, личное мнение. Я разделяю такую позицию и знаю, что это единственная возможность оставаться на плаву и двигать свою тему. Кроме того, мне очень понравилось, что она затронула не просто какую-то песенную тему (на «Встречах»), а попыталась поднять важные экзистенциальные вопросы о смысле пребывания человека в этом мире, я услышал в этом нотки мудрости.

— А как вам в целом «Итоги года»? В «Прорыве года», например, всех молодых да ранних «уделали» «Бурановские Бабушки». Курьез или диагноз?

— У «Прорыва года» нет возраста. Молодость — внутреннее состояние. «Бурановские Бабушки» очень искренние, честные. По ним видно, что они работали всю жизнь, оказались в непонятных для себя условиях, не ждали, а может, и не хотели этого. Многие теряют искру внутри, начиная работать только на технике. «Бабушки» в этом смысле — светлые, невероятные. Круто видеть перед собой людей, которым так много лет, но у которых внутри все клокочет. Я надеюсь, если у них есть продюсеры, они обходятся с ними аккуратно, так, чтобы после произошедшего с ними они чувствовали себя только лучше! Хотя свой голос я отдал бы Влади, как в номинации «Прорыв», так и за лучшее «Видео», потому что он делает великолепные вещи, и я считаю, он по совести стал победителем в категории «Хип-хоп». Это честно, это по-настоящему.

Смотрите фоторепортаж по теме: Мачете
13 фото

* * *

Коллег по сцене Ярослав поддерживает не только на словах. Кроме личных проектов он создал собственный лейбл независимых музыкантов, а также фестиваль рока и электронной музыки Red Rocks, в котором принимают участие как мастодонты российской и зарубежной альтернативной сцены («Мумий Тролль», «Океан Эльзы», Brainstorm, Jay-Jay Johanson, Royksopp), так и начинающие команды. В рамках фестиваля уже был организован тур по 20 городам России. Артист комментирует свое подвижничество:

— Когда я был маленьким и жил на Украине, помню, какое впечатление на меня производили иностранные музыканты, вдруг приезжавшие к нам. И сейчас на своем фестивале я вижу, что люди впитывают услышанное как губка. Для большинства это шок: те, кто живет на периферии, к сожалению, и представления не имеют о том, что происходит в современной музыке. Я вижу, какое влияние оказывают на людей эти концерты. Кроме того, это возможность двигаться вперед для молодых талантливых ребят. Пример — группы Everything is Made in China и Therr Maitz, и если у первых до участия в Red Rocks уже была какая-то своя история, то для второй команды это послужило мощным толчком к развитию. Я сам видел, как в Красноярске они зажгли 30-тысячную толпу. Очень многие российские музыканты после участия в Red Rocks, вернувшись домой, получили серьезный fit-back в Интернете. В России все не безнадежно, культура потихонечку двигается, и от мысли, что я каким-то образом принимаю в этом участие, мне становится хорошо. Есть люди, которые очень сильно любят музыку, но пока самая большая проблема — в недостатке идейной составляющей. Помимо бита и звука должно быть что-то, что бы влияло на людей, на их сознание, приводило этот мир в более правильные чувства, как-то все меняло вокруг. Мы видим огромное количество войн, катаклизмов, происходящих на планете, но я верю, что музыка — огромная сила, способная оказывать положительное воздействие на Землю. Я не хочу ее переоценивать, но недооценивать ее тоже нельзя. И мне кажется, сейчас наступает то время, когда что-то должно измениться, и мы обязательно услышим какой-то мощный прорыв.

—  На сегодня в хит-параде «ЗД» одним из прорывов стал ваш проект «Мачете». Поздравляем и желаем удачи на большом концерте 16 февраля в клубе Milk!