Роман Абрамович ради Даши Жуковой потратил миллиард на «Золотую» коллекцию

«МК» выяснил, зачем олигарх собирает произведения современного искусства

09.03.2013 в 09:03, просмотров: 23932

За жизнью пары Роман Абрамович — Дарья Жукова следит весь мир. Одно из их совместных увлечений — современно искусство. «МК» провел исследование предпочтений Абрамовича и Жуковой в этой области: по оценкам экспертов, на «хобби» Роман Аркадьевич потратил около миллиарда долларов.

Роман Абрамович ради Даши Жуковой потратил миллиард на «Золотую» коллекцию

Роман Абрамович пустил корни в культуру. Недавно он вошел в Попечительский совет Большого театра, а за несколько недель до того купил работы «самого дорогого» отечественного художника-концептуалиста Ильи Кабакова за $60 млн. Правая рука Абрамовича (столичный министр культуры Сергей Капков) вовсю обустраивает парки, музеи и театры, а возлюбленная, Дарья Жукова, эпатирует столичную публику изысканными и дорогостоящими премьерами современного искусства. Сам олигарх седьмой год (с момента встречи с Дашей) растит коллекцию contemporary art. Тайно – стараясь не светить покупки, но тратя внушительные суммы. По оценкам экспертов, стоимость собрания приближается – ни много ни мало - к миллиарду долларов.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»: Роман Абрамович – 46 лет, миллионер, предприниматель, экс-губернатор Чукотского автономного округа; владелец футбольного клуба «Челси”, эскадры мегаяхт (в том числе самой дорогой и оснащенной в мире «Ecliple”, длинна которой составляет 163,5 метров), коллекции автомобилей (от ретроавто ограниченного выпуска до гоночных машин Формулы I) и современного искусства. Состояние по оценка Forbes на 2012 год - 12.1 миллиардов. Был женат дважды — сначала на Ольге Лысовой (короткий брак), потом на Ирине Маландиной (около 20 лет), которая родила ему пятерых детей. Развелся с Ириной в 2007 году. Сейчас подруга Абрамовича — Дарья Жукова, дочь нефтяного магната Александра Жукова, директор центра современной культуры «Гараж». В 2009 году Дарья родила от Абрамовича сына Аарона Александра, а со дня на день у Романа и Дарьи должен появиться еще один ребенок.

Формула «лучшие друзья девушки — это бриллианты» в современном мире работает не всегда. Многие светские львицы переключились с коллекционирования мужчин и украшений, на искусство. И Даша Жукова — одна из тех, кто задает моду в данном тренде. А платит за все, конечно, мужчина — спутник Даши Роман Абрамович.

Отследить все покупки самого влиятельного коллекционера России, невозможно, ведь большинство таких сделок проходят через третьих лиц. Тайно. Это, впрочем, норма на арт-рынке. Те приобретения, информация о которых просочились в прессу, сам олигарх и его представители либо отрицают наотрез, либо вовсе не комментируют. Но если принять все «утечки» за правду (а ведь дыма без огня, как известно, не бывает) вырисовывается головокружительная картина. Такое собрание по праву можно именовать «золотым».

Какие же произведения входят в «золотую» коллекцию? Зачем олигарху скупать все самые дорогие и знаковые произведения в мире? Только ли в угоду молодой спутнице? Может, он решил заработать на искусстве? Или же взаправду увлекся и проникся contemporary art?

ИЗ «ЗОЛОТОЙ КОЛЛЕКЦИИ»

Произведение: скульптора Альберто Джакометти к серии «Венецианские женщины».

Цена: около $15 миллионов.

История покупки: На открытии ярмарки Арт Базель в 2008 году олигарх купил для Даши бронзовую статуэтку Альберто Джакометти. Эта продажа стала самой дорогой на ярмарке того года. Для сравнения: в том же году с аукциона Sotheby's продали другую скульптуру из серии «Венецианские женщины» (№VIII) за $10 млн. Надо думать, Роман Аркадьевич не торговался.

Ценность: «Пафос предельного изнемождения, личность, утратившая связь», сказал о творчестве швейцарского скульптора и живописца Альберто Джакометти писатель Франсис Понж. Верно подметил. Изнуренные, худые и голые скульптуры Джакометти – образное воплощение идей Ницше, идей, которые заставили человечество поверить, что Бог умер и мы одни на Земле. И вот мы идем по ней, словно, «шагающие люди» Джакометти, тяжело передвигаем ноги, но все-таки идем. Неожиданное сопоставление массы и пространства, глубина размышлений об изолированности личности, новаторство в скульптуре (и тонкая ее связь с академическим Роденом) – за все это Альберто Джакометти почитают как икону искусства ХХ века. Он не сразу пришел к своему фирменному стилю, сначала пробовал кубизм, сюрреализм, но в итоге нашел собственную хорошо узнаваемую манеру.

Работа Джакометти «Шагающий человек I» (1961г., высота — 183 см) — самая дорогая скульптура в мире. В 2010 году ее купила на Sotheby’s за 65 млн. фунтов ($104,3 млн.) вдова бразильского банкира Лили Сафра.

* * *

Роман Аркадьевич, похоже, и впрямь увлекся современным искусством не на шутку, теперь он и сам не прочь утроить арт-шоу.

…Лето 2007 года жители Венеции запомнили надолго: тогда в бухту вошла гигантская яхта Ecstasea. 86-метрая красавица стоимостью более 100 миллионов долларов, с серебристым вертолетом на палубе, бросила якорь у «города на воде», заслонив его прекрасные виды. Это прибытие Абрамовича и Жуковой на Венецианскую биеннале (старейший мировой форум современного искусства) российская пресса окрестила «лучшим перформансом» Русского павильона. Спустя четыре года уже другая яхта олигарха «Луна» (155 метров в длину) разгневает венецианцев – мэр города Джорджо Орсона даже пригрозит ввести новый налог на крупные суда. На ней на очередной Венецианской биеннале свой излюбленный перформанс повторил уже другой Абрамович, к тому моменту, обладатель завидной коллекции…

ИЗ «ЗОЛОТОЙ КОЛЛЕКЦИИ»

Произведение: картина Люсьена Фрейда «Спящая соцработница»

Цена: $33,6 миллиона

История покупки: В 2008 году на аукционе Christie's случилась сенсация: с молотка ушла работа Люсьена Фрейда «Спящая соцработница» (1995) за небывалую сумму - $33,6 миллиона. Этот рекорд сделал Люсьена Фрейда самым дорогим из ныне живущих художников. Правда, в этом статусе мастеру был отведен недолгий срок – спустя три года (20 июля 2011) он скончался.

Ценность: задолго до триумфа «Толстой Сью» (Сью Тайлли, изображенной на картине «Спящая соцработница») мировое художественное сообщество провозгласило Люсьена Фрейда живым классиком. К изображению обнаженной натуры он подходил, как его легендарный дедушка к психоанализу – смело и скрупулезно. Он писал натуру без прикрас, вырисовывая каждую складочку на теле, сознано выбирая неидеальных мужчин и женщин, и часто показывая их в интимных позах, например, после секса или мастурбации. За откровенность критики назвали Фрейда «психоаналитиком тел» и «академистом похабщины». Начав свою карьеру с реалистической, даже салонной, живописи, художник смог превратить ее в новое направление современного искусства, где жанр – что-то среднее между портретом, натюрмортом и обнаженной натурой, а метод – реалистический психологизм на гране с сюрреализмом. Даже самую величественную свою модель он изобразил максимально гротескно: в неуважительно миниатюрном портрете британской королевы Елизаветы II отсутствует изящество, черты написаны грубо, мужественно, а во взгляде читается вселенская усталость. Того ли ждала королева, делая заказ у самого известного британского художника к своему юбилею?..

Как бы то ни было, после смерти художника стоимость его работ, по оценкам экспертов, выросла на 30%.

Произведения: коллекция работ Ильи Кабакова

Цена: около $60 миллионов.

История покупки: Недавнее приобретение Романа и Дарьи – собрание работ самого дорогого ныне живущего отечественного художника Ильи Кабакова: это около 40 полотен, альбомы рисунков и инсталляции, созданные концептуалистом еще в Советском Союзе, до эмиграции. До последнего времени всем этим владел американский коллекционер Джон Стюарт, формировавший свое собрание в течение 20 лет. Приобретение работ Кабакова – шаг для Абрамовича вполне предсказуемый. Ведь в 2008 году «Гараж» открылся для публики проектом именно этого мастера. Триумфальное возвращение Кабакова на родину сопровождалось к тому же премьерами в Пушкинском музее и на «Винзаводе».

Ценность: Сегодня Илья Кабаков возглавляет список самых дорогостоящих русских художников-шестидесятников (его картина «Жук» была продана в 2008 году за $5,8 млн.), его выставки желают показывать ведущие музеи (что с успехом делают), Кабаков по праву считается гуру московского концептуализма. Но так было не всегда. В 1960-х, когда начиналась его карьера, (впрочем, как и следующие два десятка лет) он мог выживать в стране Советов лишь за счет книжной иллюстрации. Показ тех его произведений, за которыми спустя десятилетия будут гоняются самые состоятельные ценители, был невозможен в СССР. Весь его «романтический концептуализм» - сплошной фарс, абсурд и хаос в отдельно взятой рядовой советской квартире-коммуналке. Но эти «коммунальные» истории невероятно ностальгические, трогательные и вдумчивые. Они пробивают слезу и заставляются надолго погружаться в воспоминания зрителей, которые знать не знают, что такое Советский Союз. Его персональное изобретение – жанр тотальной инсталляции – сегодня некоторые музей выбирают в качестве основного способа показа произведений современного искусства (например, Галерея на Солянке). Суть тотальной инсталляции – в абсолютном погружении зрителя в атмосферу, предложенную автором. Классический пример – инсталляция «Красный вагон», посвященная политическим утопиям советского периода, целиком занявшая весь российский павильон на Венецианской биеннале в 1993 году. В 1989 года Илья Кабаков уехал из СССР, а скоро за бугор сбежала и дальняя родственница художника, а ныне его жена Эмилия Кабакова. Сегодня чета живет в Нью-Йорке, горя не знает, но все продолжает анализировать «призраков» канувшей в лету страны.

* * *

Много ли в России конкурентов у коллекционера-Абрамовича?

В России почти каждый богатый человек покупает произведения искусства. Для бизнесменов это — и увлечение, достойное состоятельного человека, и репутационный ход, и способ вложения и приумножения финансовых активов. Среди самых увлеченных — Петр Авен, начавший собирать искусство в 1990-е годы и к сегодняшнему дню имеющий завидную коллекцию, куда входят лучшие вещи художников объединения «Бубновый валет», работы Петра Кончаловского, Кустодиева, Лентулова, Судейкина, Петрова-Водкина, Ларионова. Правда, состояние Авена раза в три меньше, чем у Абрамовича, и коллекция соответственно не столь дорогостоящая, но очень качественная.

Знаменит покупкой коллекции Ростроповича-Вишневской еще один олигарх Алишер Усманов. Хотя выкуп и передача государству произведений, которые знаменитая чета собирала больше тридцати лет, скорее политический ход, чем дань искусству. Та же история с приобретением и возвращением России Виктором Вексельбергом яиц Фаберже. В отличие от них Шалва Бреус, чье состояние исчисляется не миллиардами, а миллионами, собирает современное искусство азартом настоящего ценителя — в его коллекции Эрик Булатов, Виталий Комар, Александр Меламид, Виктор Пивоваров, Иван Чуйков и другие, уже ставшие классическими, авторы. Их он собирается выставлять в бывшем кинотеатре «Ударник», который взялся преобразовать в музей современного искусства. В целом на ниве коллекционирования мирового современного искусства в России у Абрамовича не так много конкурентов, да и не научились у нас пока ценить постмодернистское искусство. Не случайно ведь в прошлом году галеристы Марат Гельман, Айдан Салахова и Елена Селина отказались от галерейной деятельности и занялись некоммерческими проектами — наше современное прекрасное не покупают. А если и покупают, то на зарубежных аукционах.

ИЗ «ЗОЛОТОЙ КОЛЛЕКЦИИ»

Произведение: «Триптих» Фрэнсиса Бэкона

Цена: $86,3 миллиона.

История покупки: Еще один рекорд в коллекции любителями всего самого-самого – покупка на нью-йоркском аукционе Sotheby's в 2008 году «Триптиха» Фрэнсиса Бэкона. Полотно, датируемое 1976 годом, - отсылает к древнегреческому мифу о преследовании Ореста фуриями. Гипертрофированные фигуры написаны в фирменной «темной» манере художника. Эксперты считают это произведение художника самой значительной его работой.

Ценность: О, Бэкон, великий и ужасный! Мистический, пугающий и шокирующий… Эта живопись из той, от которой мурашки по коже. Как ни странно, она принесла художнику прижизненную популярность и миллионы. Мог ли представить такой успех отец Бэкона, жестокий и властный человек, выгоняя своего блудного сына-гомосексуалиста из дома в середине 1920-х годов? Наверное, нет, но хорошо, что все случилось именно так. После семейного скандала Френсис отправится в Париж, где посетит выставку Пабло Пикассо, изменившую его судьбу. Он решит стать художником, найдет мастерскую и заперется там, - а спустя несколько лет выйдет из нее мастером. Мастером ужасающей и напряженной живописи, раскрывающей трагедию человеческого существования. На его картинах – распластанные фигуры, одноглазые, безрукие, обрубленные монстры. Каждый из них вопит и, кажется, этот вопль эхом отзывается где-то в подсознании.

Произведение: полотно Энварда Мунка «Крик»

Ценна: $120 млн - абсолютный мировой рекорд на произведение искусства

История покупки: Легендарный «Крик» был выставлен на майском аукционе Sotheby's в Нью-Йорке в прошлом году. Это одна из четырех версий «Крика» (написана пастелью в 1895 году), и единственная, находящаяся в частном собрании (остальные три хранятся в норвежских музеях). Стартовая цена шедевра составляла $50 млн. За те 15 минут, что длились торги, цена поднялась чуть ли не втрое. Среди претендентов на картину значился и греческий судостоительный магнат Ниархос, и королевская семья Катар. Однако покупку «Крика» приписывают Роману Абрамовичу. Правда, некоторые источники утверждают, что работу все-таки купил другой миллиардер, американец Леон Блэк. Вырученные от продажи картины деньги пошли на строительство музея, гостиницы и центра искусств в Норвегии.

Ценность: «Крик» - важнейшая страница в истории искусства ХХ века, а творчество Эдварда Мунк – отдельная глава. Этому художнику удалось передать состояние ужаса – первобытного, пронзительного, немыслимого. Такой ужас он сам испытал еще в раннем детстве, когда от тифа умерла его мать, а затем сестра. Это переживание смерти Мунк пронесет через всю жизнь, и будет неистово писать его на своих полотнах. Но, пожалуй, самое восхитительное в его экспрессионистской живописи, та неутолимая жажда жизни, с которой он пишет смерть. Самое же трагическое в его судьбе то, что последние 20 лет художник провел наедине со своими страхами (он страдал от маниакально-депрессивного психоза), не имея возможности выплеснуть их на холст. В 1920-е годы у Мунка произошло кровоизлияние в стекловидное тело правого глаза. После этого, он, конечно, пытался писать, но получалось нечто непонятное и искаженное.

* * *

Насколько велико собрание Романа Аркадьевича в сравнение с мировыми коллекциями?

Его собрание, может, и самое мощное в России, однако уступает некоторым частным коллекциям зарубежных ценителей. Самым влиятельным коллекционером в мире считается мексиканский миллиардер Карлос Слим Элу — лидер рейтинга самых богатых людей планеты по версии Forbes в 2010 и 2011 годах, сделавший состояние в 1990-е годы на приватизации национальной телефонной системы. У магната большая коллекция работ мексиканских художников, не меньше в ней мировых арт-мэтров. К тому же, он без ума от скульптур Огюста Родена. Самая большая коллекция работ французского мастера в Латинской Америке хранится Музее Сумайя в Мехико, созданным миллиардером в память о погибшей супруге. Экспозиция музея занимает площадь 6800 квадратных метров и в ней около 66 тысяч экспонатов, в том числе живопись европейских художников с VX по XX век. Богатейший человек Европы, «продавец роскоши» Бернар Арно тоже знает толк в искусстве, и предпочитает его плоды ХХ-ХХI веков: знаковые работы таких мастеров, как Пикассо, Энди Уорхол, Генри Мур, Джефф Кунс, Фрэнк Серра и Агнес Мартин. Для своей коллекции Анро уже готовится возвести в Париже крупный центр современного искусства, который будет включать выставочные галереи, конференц-залы, общественные пространства и внутренний сад, возводит известный французский архитектор Фрэнку Гери.

Тенденция очевидна — богатейшие коллекционеры планеты стремятся строить музеи для своих собраний, показывать их публики, мечтают войти в историю в ранге меценатов, тонких ценителей и просветителей. Нужна ли такая слава Роману Аркадьевичу?

ИЗ «ЗОЛОТОЙ КОЛЛЕКЦИИ»

Произведения: коллекция работ Марка Ротко (12 полотен)

Цена: $310 млн

История покупки: Жемчужина коллекции Абрамовича досталась олигарху благодаря мировому, почти вселенскому, скандалу. В декабре 2008 года рухнула, возможно, крупнейшая в истории финансовая пирамида. Фирма Bernard L. Madoff Investment Securities LLC, основанная Бернард Мейдофф на Уолл-стрит в 1960 году, пошла ко дну. И вместе с Мейдоффом утянула за собой всех, кто был причастен к 50-миллиардной афере. Серьезно пострадали многие и прихожане синагоги на Пятой Авеню в престижном районе Манхэттена, вместе потерявшие около двух миллиардов долларов. Главный раввин той синагоги Джей Эзра Меркин лично представлял клиентов Мейдоффу. После того, как Мейдоффа взяли под стражу, на Меркина со всех сторон посыпались иски от тех, кого он уговорил финансировать пирамиду. Оказавшись в западне, Меркину ничего не оставалось, как продать все, что можно. И он продал свою коллекцию живописи Марка Ротко. В июле 2009 года он расстался с работами экспрессиониста и, надо полагать, выручил за нее не лучшие деньги – $310 млн. Так, в прошлом году картина «Оранжевый, красный, желтый» ушла на Christie's в Нью-Йорке за 86,9 миллиона долларов, став самым дорогим произведением художника. А в 2007 году картина «Белый центр (желтое, розовое и лиловое на розовом)» продали на Sotheby's за $72,8 млн. Работы из коллекции Меркина не сильно уступают (в качестве и в размере) полотну-рекодсмену. Московский зритель имел возможность оценить эти 12 холстов Ротко в 2010 году, когда их выставили в «Гараже». Вернисаж прошел с большим успехом. Правда, «Гараж» отрицал, что владелец коллекции Роман Абрамович.

Ценность: Марк Ротко (Маркус Роткович) – художник еврейского происхождения, родившийся в Российской Империи и эмигрировавший в США. Именно там он вырос в большого мастера и придумал свою философию цвета. Ротко искал идеал «простого выражения сложной мысли». Его абстрактная и одновременно очень образная живопись гипнотизирует мягкими цветами, парящими прямоугольниками и отсутствием четких границ. «Цветовые поля» Ротко украшали самые респектабельные места Америки. Но вершина его карьеры – монументальный цикл для капеллы экуменической церкви в Хьюстоне в Техасе. 14 полотен – 14 остановок на Крестном Пути. В 1964 году Ротко переехал в новую студию, куда полностью перекрыл доступ дневного света. Его картины становятся более мрачные. В январе 1969 года он уходит от жены и детей и переезжает в студию. В феврале 1970-го его обнаружат мертвым в мастерской – со вскрытыми венами...

* * *

Что ждет «золотую» коллекцию?

XIX век дал России немало меценатов. Среди них первые — братья Третьяковы, Павел и Сергей. Оба купца участвовали в жизни города, занимали выборные должности: Павел, например, поддерживал Арнольдовское училище для глухонемых детей, а Сергей был городской головой. И оба собирали искусство: Павел преимущественно отечественное, а Сергей зарубежное, так как работал с иностранными партнерами. Еще будучи безбородыми юнцами братья решили, что всю свою коллекцию когда-нибудь подарят городу. Так и случилось. Тот самый особняк Павла Михайловича в Лаврушинском переулке впервые открыл свои двери для широкой публики в 1874 году, а сегодня считается главным национальным хранилищем страны. Может ли случится, что Абрамович построит в Парке Горького «новую Третьяковску»? Возможно ли, что павильон Ивана Жолтовского (состоящий и шести просторных залов), который обещают реконструировать и открыть в 2014 году, когда-нибудь отойдет Москве? Думаю, чудо возможно, но не в ближайшем будущем. В отличие от Третьяковых Арбамович никогда не обещал подарков городу. Сложно представить что свою дорогостоящую коллекцию он вот так запросто отдаст и забудет. Тем более, что коллекционер толком показать ее не решается — по сути ничего, кроме Ротко, москвичи так и не увидели. Но кто знает, как повернется история...

Итого: $625 миллионов.

Результат внушительный – даст фору многим мировым коллекциям. А ведь перед нами список только основных приобретений Романа Абрамовича. Кто знает, какие еще шедевры скрывает в его коллекции? Какие сделки ему удалось провести, не афишируя?

«Якорный коллекционер»

Зачем Абрамовичу коллекция? Как повлияло на рынок искусства, появление столько мощного собрания? И какие перспективы у «золотой» коллекции? Об этом «МК» спросил эксперта – главного редактора ведущего российского портала об инвестициях в искусство ARTinvestment.ru Владимира БОГДАНОВА.

- Роман Абрамович за последние пять лет приобрел ряд знаковых работ. По-вашему, эти приобретения сказались на оценках других произведений этих авторов?

- Крупные рекордные сделки, конечно, отражаются на рынке конкретных художников. Не с одной, а после серии рекордных продаж цены могут скорректироваться вверх на 20-30%. Впрочем, перечисленные авторы растут в цене и без покупок Абрамовича. Так, по статистике 100 долларов, вложенные в творчество Бэкона в 1999 году, к концу 2012 года превратились в 646 долларов. А Кабаков же возглавляет рейтинг самых дорогих художников-шестидесятников с февраля 2008 года, когда его Жук был куплен на Phillips за 5,8 млн. долл. Кстати, ту рекордную покупку приписывают Вячеславу Кантору, а вовсе не Абрамовичу.

- Потянулись ли вслед за Абрамовичем другие богатые россияне к современному искусству? Можно ли говорить о том, что интересы коллекционеров сдвинулись от антиквариата к contemporary art? От отечественного искусства к мировому?

- Абрамович сегодня можно причислить к якорным коллекционерам-инвесторам – тем, кто своими поступками создает моду на искусство. Как в свое время Петр Авен, коллекционировавший художников «Бубнового валета» ввел моду на авангард и косвенно способствовал значительному росту цен на этом рынке. Но сказать, что коллекционеры, глядя на Абрамовича, массово бросили собирать антиквариат и переключились на шестидесятников (к которым принадлежит Кабаков) или на актуальное современное искусство – это нет, конечно. Надо сказать, что эти два мира коллекционирования в России исторически разделены: «антикварщики» не жалуют «актуальщиков», а те отвечают им взаимностью. Рынок современного искусства внутри России просто не сопоставим по своим размерам с рынком антиквариата. Он очень мал. Что касается смены приоритетов «вместо русских собирать мировое», то эта тенденция есть, но не опять же не является мощной. Те, кто эмигрирует из России, иногда начинают собирать зарубежное искусство. В Москве же зарубежное искусство собирает ограниченный круг коллекционеров.

- У Романа Абрамовича есть коллекция и арт-площадка (детище его спутницы Даши Жуковой «Гараж»). То есть он обладает всеми «инструментами», чтобы стать новым Павлом Третьяковым. Насколько велика такая вероятность?

- Если все что ему приписывается, действительно купил Абрамович, то это блестящая долгосрочная инвестиция. Продав через несколько лет, он смог бы хорошо заработать. Но это вариант деньги ради денег, который его вряд ли сильно мотивирует. Безвозмездную передачу коллекции, стоимость которой приближается к миллиарду долларов, считаю маловероятной. «Челси» - бренд, вероятно, более известный, чем Третьяковка. А Торрес – куда известнее Врубеля. Но вообще в жизни бывают и не такие сюжеты. К тому же, чтобы сделать «Гараж» «новой Третьяковкой» совершенно не обязательно передавать коллекцию в собственность, тем более городу.

- В принципе, приобретение современного искусства для состоятельных людей сегодня — это увлечение, вложение денег или репутационный ход?

- Все вместе. Но по факту главным образом – увлечение. Судите сами, как у нас заведено? Покупка самых известных современных художников совсем не гарантирует тебе попадание на четвертые полосы газет и журналов. Коллекционер становится своим в узких кругах, это плюс к его репутации, но каких-то политических репутационных бонусов это не дает. А в текущей ситуации и вовсе может повредить в общении с властью. Как вложение денег – это и очень перспективно и довольно рискованно. Современные русские художники имеют минимальную аукционную статистику (больше всего аукционных результатов у Виноградов с Дубоссарским, а также у Кошлякова, а у остальных – единицы). Те же деньги можно инвестировать с меньшим риском. Но уже без такого удовольствия и шанса вытянуть «лотерейный билет», который предоставляет современное искусство.