«Винтаж»: пикирование сбитых летчиков на вершину успеха

«Музыкальные супруги» Аня Плетнева и Леша Романоф уверены — у них ничего бы не получилось друг без друга

14.03.2013 в 21:32, просмотров: 8841

Бывшая солистка «Лицея» Анна Плетнева и экс-лидер «Амеги» Алексей Романоф, создавшие «на паях» группу «Винтаж» (после рискованного ухода из «материнских» коллективов в разгар их популярности), продолжают расточительно «тратить» хитовый материал и фонтанировать свежими идеями. Третий год подряд команда со стильным ретроназванием удерживает титул «Лучшая группа» на премии «Звуковой дорожки», не считая многих других регалий, постоянных побед в разномастных хит-парадах и совершенно очевидной популярности. В общем, заслуженность титула «лучшая группа страны» у «Винтажа» налицо.  Леша с Аней встретились как в сказке, назвались «музыкальными мужем и женой» и пошли бороздить просторы шоу-бизнеса, источая креатив и неиссякаемую энергию. В очередной раз приняв искренние поздравления «ЗД» с победой в нашем хит-параде и премией ZD Awards, композитор и певица рассказали о смысле постоянства, тяге к экспериментам и объяснили, почему они никогда бы не поехали на «Евровидение».

«Винтаж»: пикирование сбитых летчиков на вершину успеха

— Своей очередной победой на премии «ЗД» вы подтвердили, что «Бог любит троицу», а поклонники ваши доказали свою преданность. Прямо рыцарский роман какой-то! Как вы сами считаете, с чем связано такое постоянство публики?

Аня: Я считаю, что это фантастика! То, что происходит, — огромное чудо, и я не перестаю благодарить всех — судьбу, звезд, ваших читателей, маму с папой — как бы это ни звучало общо и банально! Я не перестаю радоваться каждый раз, потому что в нашей жизни были не только взлеты, но еще и достаточно глобальные падения.

Леша: Ни для кого не секрет, что мы бывшие сбитые летчики и мы видели «обратную сторону Луны». Каждый раз, когда случается очередное достижение, мы прыгаем до потолка от счастья. Это колоссальная, невероятная честь, что мы получаем премию, организованную именно «МК», именно «Звуковой дорожкой», которую я читал с детства: я с 11 лет увлекался шоу-бизнесом, и тогда это был для меня единственный способ понимать, что в нем происходит. Для меня стать победителем этой премии — все равно что получить «Грэмми». Я не утрирую, я говорю абсолютно искренне. Если тебя так признают читатели одного из старейших изданий, наверное, это действительно большой успех.

— И заслуженный!.. В год группа «Винтаж» выпускает порой больше хитов и новых работ, чем иные ваши коллеги за несколько лет. А «разбиться» не боитесь, мчась на такой скорости?

Аня: У нас внутри есть какой-то моторчик. Мы порой не успеваем выпускать все потенциальные синглы, которые записываем. Так было и с альбомом «SEX», и с «Анечкой», и с последней пластинкой — «Very Dance». Мы уже сами путаемся в том, какое количество синглов и клипов у нас есть. Но точно знаем, что со всех альбомов осталось по два — по три, которые фаны просто слушают дома, в плеере, которые не попали в радиоэфиры и хит-парады. Мы как-то определили для себя временной отрезок в два года, необходимый для создания альбома. Мы его выпускаем, но и после этого нам не сидится на месте, хочется продолжать двигаться вперед. Бежать-бежать-бежать!

Леша: Пока в нас это есть, думаю, что бежать нужно. Я не исключаю такой возможности, что в какой-то момент этот поток может прекратиться... Знаешь, сейчас для нас вообще очень актуальна эта тема: как раз только-только вышел альбом, а мы уже записали три новых сингла, которые я просто не могу выключить у себя в голове. Правда! Я не хвастаюсь, просто мне безумно нравится процесс, я очень сильно изголодался по композиторской работе. Дело в том, что два года назад я принял решение не писать песен для очередного альбома группы «Винтаж», и практически все песни на нем были либо нами с Аней доработаны, либо вообще написаны другими людьми. Но лично я прикасался к материалу вскользь. Прошло какое-то время, и сегодня мне приятно читать в Интернете, что люди тоже уже соскучились по «классическому винтажу» — как они это называют. Они, конечно, с удовольствием воспринимают эксперименты, опыты с танцевальными диджеями, другими авторами, но при этом очень любят наше оригинальное звучание. Соскучился и я, поэтому меня сейчас, выражаясь буквально, «прет не по-детски».

— Находясь в такой эйфории, вы не забываете оценивать конкурентную среду?

Леша: Мы, конечно, следим за тем, что происходит в шоу-бизнесе, причем очень пристально. Несмотря на то что словосочетание «Лучшая группа» многие могут прочесть как «молодежная группа», на самом деле мы давно уже далеко не молодежь. И с позиции взрослых людей мы следим и за молодыми, и за не очень молодыми артистами. Скажу честно: сложно конкурировать. Каждый раз — как в первый. Никто не смотрит на твои регалии, премии, заслуги, на количество людей в твоем фан-клубе. Каждый новый сингл, принесенный на радио или на телевидение, — это новый бой. В случае с нашей группой — бои еще сложнее, чем у других, потому что у нас нет единого стиля, мы не сидим на одном «коне» постоянно.

Аня: Мы постоянно экспериментируем, придумываем для себя не только новые визуальные, но и музыкальные образы. И часто программные директора на радио или ТВ говорят: «Мы к вам привыкли вот к таким, а вы нам приносите что-то новое». А мы ведь каждый раз делаем по-новому. И каждый раз, когда это новое занимает какие-то строчки в чартах и хит-парадах, мы, конечно, радуемся как дети.

— Эмоции — прекрасная вещь! Но есть еще и понятие «бизнес». Вы просчитываете «формулы» будущих хитов? Думаете ли заранее о том, какой должна быть песня, чтобы она выстрелила?

Леша: Я не буду прикидываться ангелом или бедной овечкой. Разумеется, делая музыку, мы задумываемся о том, чтобы помимо морального удовольствия получать материальные блага, зарабатывать, потому что мы живем на земле, а не на небе. Но эта цель все-таки не является первичной.

Аня: Для нас хорошая песня — это прежде всего та песня, которая нравится нам самим, под которую мы сами можем мечтать, плакать, танцевать, влюбляться или разочаровываться. Для нас хит — это то, что занимает первое место в наших сердцах. Но, безусловно, существуют какие-то приемы, математические схемы — я думаю, мы ни для кого не откроем Америку, — рамки поп-культуры, которые мы просто раздвигаем чуть шире. Понятно, что есть каноны. Их придумывал еще Петр Ильич Чайковский. Кстати, увертюру из его оперы «Евгений Онегин» мы использовали как прелюдию к одному из альбомов... Это Лешин любимый композитор.

— У каждого из вас свои интересы и своя история за плечами. Двум лидерам не тесно в одной команде?

Аня: Нам вообще не сложно вместе. Наверное, потому что у нас уже есть некий опыт, мы что-то понимаем в жизни, в работе... Многие не поверят, но между нами нет вообще никакой конкуренции. У нас очень четкое распределение ролей. Мы являемся абсолютно полноправными партнерами в нашем собственном бизнесе.

Леша: Очень многие говорят Ане: «Зачем тебе этот Романоф?!» А мне: «Зачем тебе Аня? На ее месте могла быть другая певица!» Я давно хотел сказать: у нас не получилось бы ничего друг без друга! Мы действительно в один прекрасный момент встретились и стали дополнять друг друга. Дальше мы идем по жизни плечом к плечу, наполняя друг друга мыслями, идеями. Когда один тормозит, другой его подталкивает. Аня является лицом группы. И это логичное решение, потому что, на мой взгляд, люди должны видеть красоту, а не сумасшедшего композитора. Я пишу много музыки, придумываю стихи. Аня реализует все это в образах и видео, она полностью контролирует видеопроцесс. И это лишь процентов десять из того, что происходит между нами, внутри коллектива. Мы такие музыкальные «муж и жена».

— А история про ваше знакомство, о том, что вы столкнулись на автомобилях и, пока ждали ГАИ, решили создать группу, — реальный факт или продуманный пиар-ход?

Леша: Я действительно попал в аварию, мимо действительно проезжала Аня, но я в нее не врезался, хотя, по-моему, мы уже сами в это поверили, потому что много раз это пересказывали. На самом деле в этот день был концерт группы «Гости из будущего», Восьмое марта, я сдавал назад и врезался в очень милую женщину, которая выезжала из переулка. В этот момент мимо проезжал огромный джип, из которого выпрыгнула крошечная Дюймовочка, взяла меня за руки и сказала: «Я хочу с тобой работать!» Это абсолютная правда! А дальше уже начали придумывать, что я якобы врезался прямо в Аню, и так далее. Помню, в тот момент я, конечно, думал совсем не о музыке и не о работе, а о том, что я натворил...

— А после знакомства что было?

Аня: Мы на полгода засели в студии и долго-долго искали свое звучание. Более того, сейчас мы занимаемся тем же самым с каждым новым альбомом. В том случае это была первая пластинка, «Криминальная любовь». Мы перепробовали работать с самыми разными и очень профессиональными саундпродюсерами, но в конечном итоге пришли к тому, что нужно делать все самим, и по сей день мы делаем все сами. Только состав команды немного изменился. Раньше мы работали с Александром Сахаровым, человеком, занимавшимся вместе с Лешей звуком, сейчас — с Тимуром Елчиным и DJ Kirill Clash — двумя молодыми, безумно талантливыми и перспективными ребятами. Мы до сих пор подолгу сидим и пытаемся найти для каждого альбома свою звуковую концепцию. Заниматься этим очень интересно.

— С концепцией названия у вас тоже была отдельная история. Ходят слухи, что вы даже хотели взять имя «Челси», но в итоге оно досталось совсем другим музыкантам во главе с Ромой Архиповым. Как могло произойти такое совпадение?

Леша: Это была «веселая» история. Сейчас мы безумно рады, что этого не случилось, но тогда жутко переживали. Сергей Архипов прямо на наших глазах в прямом эфире вынес диплом группе из «Фабрики звезд», в котором она была названа «Челси», а у нас в Лондоне в этот момент уже оформлялись документы на то же самое название. Мы тогда, конечно, очень жестко обломались, но потом поняли: что ни делается — все к лучшему. Зато теперь мы «Винтаж».

— ...Который всегда в моде. Вы в этом смысле оправдываете название и несколько раз даже получали титул «Fashion группа» на World Fashion Awards. Что такое мода в вашем понимании?

Аня: По моим ощущениям — это некая спираль, восьмерка, бесконечность, преобразование чего-то старого в новое с добавлением оригинальных ноток, с использованием развивающихся технологий... Но мода всегда оборачивается назад. Если говорить про «фэшн», мы постоянно следим за возвращением тенденций 50-х, 60-х, 70-х, 40-х годов.

Леша: Это «оглядывание назад» есть и в музыке. Но, мне кажется, в ней, как и в других видах искусства, как и в жизни, мода — это скорость. И в этом мире — как в «Алисе в Стране чудес»: если хочешь остаться на одном месте, нужно бежать, если хочешь продвинуться на шаг вперед, нужно бежать в два раза быстрее. Ну и, конечно, мода — синоним актуальности.

— Сейчас актуально говорить о грядущем «Евровидении». Как вы относитесь к тому, что представлять Россию в этом году будет Дина Гарипова? Какие вообще у вас прогнозы?

Леша: Я всегда скептически относился к «Евровидению» в целом. Что касается этого года, мне кажется, ответ на вопрос «что происходит» лежит на поверхности. Если оценивать итоги «Евровидения-2012», то я был очень рад победе Лорин, потому что она была действительно единственной, кто сделал, во-первых, танцевальную песню, что в этом году особенно актуально, и единственной певицей, которая исполнила не форматную, а экспериментальную песню. Это очень важно и ценно. Насколько я знаю, девушка, которая будет представлять Россию в этом году, споет классическую композицию. Я не берусь строить какие-то прогнозы, я не смотрел шоу, в котором она победила. У нее достаточно приятный голос, но она — не Дима Билан и не Сережа Лазарев. А вообще я институт самих конкурсов очень не люблю. Для меня это сложно... Наверное, какой-то детский комплекс… Я не конкурсный игрок. Мы лучше будем годами что-то придумывать, создавать и таким образом утверждать себя, нежели один раз выступить, как в последний.

Аня: Группа «Винтаж» точно на «Евровидение» никогда не поедет!

— У вас, впрочем, и без «Евровидения» достаточно побед! Удачи вам и до скорейшей встречи на церемонии вручения премий «Звуковой дорожки» ZD AWARDS 19 апреля в концертном зале «Известия Холл»!