Всеволод Шиловский о кончине Тодоровского: «Это удар страшной силы»

Не стало режиссера фильмов «Военно-полевой роман», «По главной улице с оркестром», «Анкор, еще Анкор!

В ночь с 23 на 24 мая на 88-ом году жизни скончался кинорежиссер, сценарист, оператор и композитор, народный артист России Петр Тодоровский. Произошло это в одной из московских больниц. В последнее время Петр Ефимович плохо себя чувствовал, после перенесенного в конце апреля сердечного приступа. Да и возраст, военные ранения давали о себе знать.

Не стало режиссера фильмов «Военно-полевой роман», «По главной улице с оркестром», «Анкор, еще Анкор!
Петр Тодоровский

Жизнь он прожил нелегкую, как, наверное, любой человек, родившийся в 1925 году. Его, студента Саратовского военного училища отправили на фронт. С 1944 года Тодоровский командовал минометным взводом. Воевал в составе Первого Белорусского фронта, дошел до Эльбы. Был ранен, получил контузию, поэтому плохо слышал. Все время просил говорить громче, чтобы расслышать собеседника. Он награжден Орденами Отечественной войны I и II степени, медалями. О войне Петр Тодоровский вспоминал все время. Именно он, одним из первых наших кинематографистов, заговорил в картине «В созвездии Быка» о том, что на войне были все равны: советские солдаты, умиравшие за Родину, и молодые немцы, которых тоже бросили в жернова войны, не спросив на то их согласия. Это потом уже появятся фильмы, где смелее заговорят о страданиях немецкого народа. Тодоровский имел право на свое смелое мнение, потому что кровь проливал.

Он не сразу пришел в кино. После войны служил офицером в военном гарнизоне под Костромой, что наверняка определило появление фильма «Анкор, еще анкор!» о буднях военного городка. На операторский факультет ВГИКа Тодоровский пришел позднее, дебютировал в кино на «Молдова-фильм», как оператор в картине «Молдавские напевы». Одесской киностудии он отдал 10 лет. Если вы приедете в Одессу, вам непременно во время экскурсии покажут дом, где жила семья Тодоровских. Он – краса и гордость этого города, о котором сохранил самые прекрасные воспоминания, хотя всякое случалось. Там же он начал заниматься режиссурой.

Умер знаменитый советский и российский кинорежиссер Петр Тодоровский

 Умер знаменитый советский и российский кинорежиссер Петр Тодоровский

Смотрите фотогалерею по теме

Петр Ефимович освоил многие кинематографические профессии: снимался в фильмах «Был месяц май» Марлена Хуциева, «Трясина» Григория Чухрая. Писал сценарии и музыку, к которой испытывал особую страсть с самого детства. Помню, как-то приехала к нему домой. Квартира была огромной и современной, тогда только пошла мода ломать стены и делать одну большую гостиную. Но у Петра Тодоровского была своя небольшая комнатка, где он любил уединиться, чтобы попеть под гитару. Мне довелось там услышать одну из его песен. Музыка Петра Тодоровского звучит в его всенародно любимых и человечных картинах «По главной улице с оркестром», «Военно-полевой роман», «Интердевочка» (вот уж был рекордсмен проката), «Анкор, еще анкор!» и многих других. А еще он что-то важное понимал про женщин. Его актрисы часто обыгрывали своих коллег-актеров, хотя великолепный Олег Борисов в его кино незабываем. Но самой любимый и боготворимый многие годы осталась Елена Яковлева. Он мог бесконечно о ней рассказывать.

Теперь вспоминаются слова Петра Ефимовича, сказанные автору этих строк чуть ли не двадцать лет назад: «Век наивных слонов миновал». К этой категории Тодоровский причислял и себя, потому как до конца дней оставался на удивление трогательным, искренним и наивным человеком. Свято был верен своему призванию. Кино для него не было прибыльным делом, способом заработать. Он жил самой возможностью выхода на съемочную площадку и долго оставался в рабочем строю. Свой последний фильм «Риорита» он представлял в 2008 году на «Кинотавре» и Выборге. Мало кто в его годы продолжает снимать кино. Некоторые наши беспощадные коллеги позволяли в адрес пожилого человека бесцеремонные высказывания. Ясно, что с годами режиссер утрачивает былую энергию, но обвинять его в импотенции было бессовестно. Привожу само это слово лишь потому, что Тодоровский однажды сам заговорил об этом: «Зачем же они так? Я – старый человек. Как можно говорить такие вещи?».

Сам он очень любил свой ранний фильм «Фокусник» с участием блистательного артиста Зиновия Гердта, сыгравшего немолодого иллюзиониста. Он был не только соратником, но близким другом Тодоровского. И сын Петра Ефимовича – кинорежиссер Валерий Тодоровский – не раз об этом рассказывал. Дружили семьями, тесно, как теперь, наверное, и не дружат. Ранние фильмы Тодоровского – «Верность», «Фокусник», «Городской романс» - несут в себе необыкновенную нежность и акварельность. Этот режиссер хорошо чувствовал нюансы человеческого поведения, пытался понять каждого из своих героев. Откровенно плохих и неизлечимых от этого людей у него не было. Он был терпелив и беззлобен. Легенды ходили о том, до какого состояния доводила его Людмила Гурченко на съемках фильма «Любимая женщина механика Гаврилова». До сердечной боли. А он прощал людям многое, был на редкость миролюбивым человеком, и прожил достойнейшую жизнь. Вряд ли найдется хоть один человек, который бросит в него камень...

Всеволод Шиловский: «Это удар страшной силы»

- Это удар страшной силы. Это невообразимо понять, ощутить, оценить… Тодоровский был не просто человечище, не просто громаднейший художник, не просто фронтовик, любящий отец, муж… Это был… я даже не знаю… гора человечности, сердца и веры в артиста. Это мое счастье, что я соприкоснулся с его верой в себя, что он верил в мой диапазон, верил абсолютно. Это было такое счастье, которого не знаю, заслужу ли я когда-нибудь еще. Он всегда будет со мной, он не уйдет от меня. И боль эта всегда со мной. Это потеря великого человека.

Николай Бурляев: «Петр Ефимович - человек чаплинского таланта»

— Мы еще не были знакомы, но я знал о том, что Тодоровский есть, а он знал, что есть я. Мы с ним иногда виделись на разных киностудиях. Но только издали раскланивались. И вот мне принесли сценарий фильма «Военно-полевой роман». Ассистентка прямо так и заявила: «Вам это понравится». Я тут же напрягся. Начал читать… Когда читал, плакал. Это было в первый раз. Я не плакал ни над «Ивановым детством», ни над «Андреем Рублевым», а тут слёзы сами текли, не переставая. Я понял, что это моё. Пришел к Тодоровскому на пробы, обнял, поцеловал трижды по-русски, как брата и говорю: «Оканчивайте кинопробы, эту роль я никому не отдам». Ведь тот, кого я играл — Саша Нетужилин — практически сам Петр Тодоровский. Вообще, он должен был бы сам это играть, ведь Петр Ефимович актер блистательный, вспомните, как он сыграл у Хуциева в фильме «Был месяц май». Он человек чаплинского таланта, и я ему это говорил при жизни. Только если Чаплина Господь сподобил быть драматургом, режиссером, актёром и композитором, то Петр Ефимович помимо всего этого был ещё и блистательным оператором. Он же с этого начал — «Жажда», «Весна на Заречной улице». «Военно-полевой роман» он уже снимал как режиссер и главную роль доверил мне, потому что был уже не в том возрасте, чтобы играть себя юного в окопах войны, влюбленного в женщину комбата, которую потом увидел у ЦУМа, торгующую пирожками. В жизни-то Петр Ефимович не подошел к ней, но как художник, подумал: а что было бы, если бы подошел. Так родился фильм. На съемках я ему каждое утро говорил: «Это потрясающий фильм». Поначалу он трижды плевал через плечо, а потом уже утром сам подходил, заглядывал в глаза и ждал, чтобы я его одобрил. Это был сценарий его жизни. А фильм победил, и он будет жить всегда.

Марина Зудина: «Ему нет замены»

— Петр Ефимович — добрейшей, нежнейшей, чистейшей души человек. Невероятного обаяния, доброты, солнечности. Я совсем юная была, когда работала с ним на картине «По главной улице с оркестром», и понимала, что это было большим для меня авансом. Но с ним я себя чувствовала защищенной, любимой, актрисой, в которую верят, что очень важно. Недавно в МХТ был вечер, мы пели песни военных лет, я долго думала, какую песню петь и остановилась на «Рио-Рите», музыку к которой написал Петр Ефимович, очень музыкальный человек. Как раз совсем недавно я просматривала записи, где он под гитару исполнял эту песню. Я смотрела тогда на него и думала: уходит это поколение, которому я не вижу замены. Ни нравственных, ни по масштабу личностей. Тодоровский принадлежал к поколению военных лет. Очень грустно, что этих людей становится все меньше и меньше, и чем меньше их становится, тем виден огромный разрыв между ними и следующим поколением.

Ирина Розанова: «Петр Ефимович — человек-радость»

— Я очень часто была у него на юбилеях. И давно для себя совершенно точно определила, что Петр Ефимович — человек-радость. Пройдя такой, прямо скажем, неслабый, трудный путь с войны, потом послевоенное время, затем все эти перестройки, а он, несмотря ни на что, не озлобился. Последний раз я с ним виделась на 50-летии Валеры, его сына. Они сидели: Мира Григорьевна, Петр Ефимович, разговаривали и вдруг Мира: «Вот нам еще бы миллион найти. Нет у вас миллиона?» Посмотрела на Тодоровского, а у него глаза горят. Он слышал плохо, возраст, понятно, а глаза горели! Когда снималась в «Интердевочке», мы были в Петербурге, жили в гостинице «Ленинград». Вечером по телевизору показывали какой-то очень важный футбольный матч, а Петр Ефимович - заядлый болельщик. Тодоровский пошел к телевизору, а у нас с девчонками выходной. Мы собрались, естественно выпили по рюмашке, а без Петра Ефимовича-то грустно: гитары нет, песен нет. Пошли к Петру Ефимовичу. И он на гитаре нам стал играть. Мало того, что мы ему футбол испортили, - когда по телевизору рябь пошла, попробовали починить, так он еще хуже показывать стал. Но Тодоровский не обиделся, и нам с ним было очень хорошо...

Евгений МИРОНОВ:

— Петр Ефимович… Это была моя молодость. И мне было важно в кино встретить такого же человека, как Олег Павлович Табаков в театре. Чтобы он меня наставил на путь истинный — добрый, мудрый, у которого можно было учиться и учиться. И вот таким человеком для меня стал Петр Ефимович.

Фильм «Анкор, еще анкор!». У меня первая героическая и романтическая роль. Я узнал как будто двух Тодоровских. На съемочной площадке он был очень требователен, даже строг. А после — человек-праздник, человек-оркестр. Он всех объединял. Я увидел, как он трогательно относится к своим артистам, как печется о них, как они (Лена Яковлева, например) переходят за ним из картины в картину.

Он воевал, многое прошел, пережил. Но вот удивительное дело — был таким легким человеком, всегда подтрунивал над собой. Я тоскую по нему. Мы встречались всё больше на каких-то вечерах, все заняты были, но я точно знаю, что он всегда был со мной.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ «МК» ПЕТРА ТОДОРОВСКОГО (13.07.2011):

— Петр Ефимович, какой у вас распорядок дня?

- Я рано встаю, в шесть утра. А ложусь в половине двенадцатого. Потом жду, когда Мира Григорьевна проснется. И не просто жду, а привожу себя в нужное состояние. Зарядку делаю. Но в постели. Этому меня мой друг научил, замечательный оператор. А потом я еще хожу по даче, если погода хорошая. Хожу и разминаю ладони специальными пружинками. Ведь в древности считали, что мизинец — это сердце, большой палец — мозги, указательный — легкие. Вот я эти пальцы массирую. И не просто двигаюсь, а еще специально отбиваю себе пятки, топаю. Все-таки с ногами уже есть проблема.»

— Вы любите принимать гостей? Или вам только с Мирой Григорьевной хорошо?

— Довольно часто гости здесь бывают. Разные люди, разного калибра.

— А кто чаще всего?

— Во-первых, Татьяна Александровна Гердт, которая рядом с нами живет. Еще мои студенты приезжают, которые учились у меня на Высших сценарных и режиссерских курсах. Вот у меня юбилей был, так они все пришли. А еще замечательные наши друзья Уринсон, Ясин.»

— Людмила Марковна Гурченко рассказывала, как на съемках фильма “Любимая женщина механика Гаврилова” она была всем недовольна. В том числе и вами.

- Это был тот самый случай, когда лошадь понесла. Я отпустил вожжи чуть-чуть…

— Ну да, а режиссер не должен…

- …Но эта тайна ушла вместе с Людмилой Марковной. А потом мы стали большими друзьями. На ее 70-летие она пела, а я ей аккомпанировал. Она оделась в телогрейку, повязала платок, шла и рассказывала свою жизнь. А за ней шел баянист. И еще был момент: как-то на одном вечере она сама ко мне подошла, прижалась молча. Как бы извинилась за прошлое. Это была уникальная актриса, такой больше нет.»

Умер замечательный режиссер. Петр Тодоровский

Умер замечательный режиссер. Петр Тодоровский

Смотрите видео по теме

 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26238 от 25 мая 2013

Заголовок в газете: О Тодоровском вспоминают