«Хайтарма»: боль одного народа?

Режиссер первого крымскотатарского фильма отказался от гонорара

18.06.2013 в 18:02, просмотров: 20105

В Москве прошел закрытый показ фильма Ахтема Сейтаблаева «Хайтарма». Тема его такова, что еще на стадии создания вокруг него сгущалась атмосфера заведомой любви и ненависти одновременно. Премьера в Симферополе стала скорее не кинособытием, а точкой отсчета нового времени для тех, кто принимал в нем участие. Тема картины — больная, сложная и до сих пор вызывающая много вопросов и толкований. Фильм рассказывает об одной из самых трагичных страниц в истории Второй мировой войны — депортации крымских татар 18 мая 1944 года. И это первая лента, снятая на территории как СССР, так и бывшего СССР, на тему сталинского геноцида народов.

«Хайтарма»: боль одного народа?

«Хайтарма» — кинопамятник трагедии, которую пережили крымские татары 69 лет назад, но которая до сих пор с ними. Рассказы о том страшном дне передаются из поколения в поколение. Как известно, самая тяжелая ноша во все переломные времена достается самым беззащитным — старикам, женщинам и детям. А не тем, кто затевает войны, бунты и революции. В товарные вагоны по всему Крыму 18 мая 1944 года грузили детей, женщин и стариков. До Урала и Узбекистана, куда их в основном направили, доехали не все. Нет точной статистики, трупы сгружали по всему пути, но около 46 процентов крымских татар умерло по дороге или в первые годы ссылки. В «Хайтарме», в тех самых массовых сценах выселения, снимались те, кто попал под сталинские грабли ребенком. Сколько их, плачущих, рассказывало потом, после симферопольской премьеры, что им было по 5—6 лет, когда их побросали в эти вагоны, и доехали они до пункта назначения уже сиротами — матери, тетки, бабушки и дедушки умирали у них на глазах. Теперь они прошли этот путь еще раз — пусть и на киноплощадке, сами став бабушками и дедушками и взяв с собой своих внуков.

«Мой дядя родился в этом поезде, его назвали Сабри, что значит «терпение».

В центре сюжета — история дважды Героя Советского Союза Аметхана Султана. Он прошел всю Великую Отечественную, на его счету 603 боевых вылета, 30 лично сбитых самолетов фашистов и 19 — в групповых воздушных боях. Накануне страшной для крымскотатарского народа даты, 18 мая 1944 года, Аметхан Султан получил отпуск на родину — в Алупку. И все это было на самом деле. Дальше, поскольку до мельчайших деталей историю уже не восстановить, да создатели «Хайтармы» и не ставили себе такой задачи, реальность переплетается с вымыслом.

Друзья-летчики: Андрей Мостренко, Андрей Саминин, Ахтем Сейтаблаев.

В фильме не представлены кадры хроники и фотографии депортации (их просто не существует). Зато есть вещи — свидетели времени. Люди, пережившие депортацию, принесли с собой на съемки вещи, которые тогда были с ними. В кадре мелькают то швейная машинка, то Коран, завернутый в полотенце, то серебряные украшения (их в ночь выселения достает из сундука мать Аметхана Султана и примеряет — она думает о будущем детей: дочка на выданье и сын хочет жениться — пришла пора им отдавать семейные ценности).

Когда на экране не новодел, это всегда придает глубину кадру. При том, что фильм снимался с учетом времени, в которое он будет идти в кинотеатрах, с учетом вкусов нынешней публики. Для этого введен второй главный герой, который сначала воспринимается как враг доблестного летчика. НКВДэшник, приставленный к герою Советского Союза, крымскому татарину, — на всякий случай. В его роли снялся Алексей Горбунов. И в этой линии есть все — и перестрелки, и драки, и погони, и неожиданное выяснение правды — когда враг оказывается ангелом-хранителем.

Ночь депортации.

Аметхан Султан был известен как бесстрашный летчик — на его счету несколько таранов, и это тоже факт истории. По сценарию НКВДэшник помогает Аметхану спасти его семью, потому что тот своим тараном когда-то спас его родных от бомбежки в Ярославле. Такой вот голливудский мотив. Хотя, конечно, в реальной жизни все бывает и гораздо закрученнее любой фантазии сценариста.

Роль Аметхана Султана стала для режиссера картины Ахтема Сейтаблаева большим испытанием. Режиссер, актер украинского театра и кино, так же, как и почти все его ровесники — ему 40 лет, — родился в Узбекистане, и так же, как все в его поколении, рос на рассказах старших о 18 мая 1944 года. Поэтому когда продюсер ленты Ленур Ислямов предложил снять ему об этом полнометражное кино, тот согласился не раздумывая и отказался от гонорара. И люди, съехавшиеся со всего Крыма для участия в массовых сценах (им поставили палатки, их кормили обедом и поили чаем), тоже снимались бесплатно, несколько дублей под проливным дождем — так, как было тогда.

«Хайтарма» стоила Ахтему Сейтаблаеву здоровья — во время съемок сцены на лошадях он, несмотря на хорошую физическую подготовку (и это тоже видно в кадре), получил серьезную травму. Это помешало ему быть как на симферопольской, так и на московской премьерах. Вот что рассказала мне сразу после премьеры в Крыму дочь режиссера Назлы Сейтаблаева, которая сыграла в «Хайтарме» роль сестры Аметхана:

— Папа все делал сам, каскадеров не было, лошадь споткнулась, и он упал — получил травму спины и плеча... Съемки в основном проходили в Бахчисарае, в Бахчисарайском районе, в октябре 2012 года. На площадке повсюду висели фотографии тех времен. Люди приносили вещи и костюмы тех лет, украшения — когда я все надела на себя, почувствовала, какое все тяжелое. Мне было непросто, папа относился ко мне строже всех... И я рада, что внесла свою лепту. Когда ты видишь, как твои предки страдали, твое сердце разрывается на мелкие кусочки. Среди массовки была моя бабушка и другие родственники — они мне помогли все пережить эмоционально и сыграть так, чтобы на экране все смотрелось правдоподобно, и, конечно, трудно было вынести пыль, грязь, играть много часов под дождем... Снять такой фильм — это была давняя мечта моего папы, и я рада, что она осуществилась.

А вот что сказал продюсер Ленур Ислямов, автор идеи фильма:

— Это детские наши картинки, которые передавали нам дедушки и бабушки — какой красивый Крым, как шумит Черное море, и передавали нам ощущения, запахи и вибрации нашей родины. Это у каждого крымского татарина внутри — такое ноющее состояние. Ничего подобного еще никто не делал. Пропадает язык, пропадает этнос, все это исчезает со смертью наших стариков. А мы должны сохранять наше наследие. Сцены депортации сняты на основе рассказов наших дедушек и бабушек. Ими мы пропитали сценариста Николая Рыбалко. Помните эпизод, когда беременную женщину забрасывают в вагон и она там рожает? Это было с моей бабушкой. Мой дядя родился в этом поезде, его назвали Сабри, что значит «терпение»... Как говорится, мы пережили Великую Отечественную войну, дай нам Бог пережить правду о ней.