Русский балет обошелся без криминала

«МК» подводит итоги балетного сезона

12.08.2014 в 17:57, просмотров: 7687

В отличие от предшествующего криминального сезона с его беспрецедентной кислотной атакой на худрука балета Большого театра, потянувшей за собой цепь мрачных скандалов, нынешний оказался мирным и творческим. Без волнений, конечно, не обошлось: назначение вечного баламута Николая Цискаридзе на пост и.о. ректора Вагановской академии, откровения балерины Джой Вомак, обвинившей балетное руководство главного театра страны в вымогательстве и взятках в обмен на партии… И когда? Прямо во время суда по «кислотному делу»! Но это все отголоски той самой театральной войны, которая разразилась в прошлом сезоне и все тайные пружины которой нам неизвестны до сих пор…

Русский балет обошелся  без криминала
Звезда Большого Светлана Захарова и Эдвин Ревазов в балете «Дама с камелиями». Фото: Михаил Логинов (Большой театр).

Балетный же сезон -2013/14 ознаменован целым рядом удачнейших премьер, которые — и это приходится констатировать с сожалением — все за одним исключением являются постановками западных балетмейстеров. Однако уже следующий обещает отчасти исправить создавшееся положение: в Большом он выстраивается как раз под наших соотечественников, но... проживающих за рубежами родины. Так, в марте ожидается «Гамлет», хореографию к которому осуществит Раду Поклитару из мятежного Киева. А в июне Юрий Посохов из Сан-Франциско совместно с театральным режиссером Кириллом Серебренниковым поставит «Героя нашего времени» по Лермонтову.

Выписанный партнер для первой леди Большого

Самой последней и самой ожидаемой в нынешнем сезоне была премьера Большого театра по одной из ранних пьес Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой». Хореографом выступил супермодный балетмейстер из Монако, директор «Балета Монте-Карло» Жан-Кристоф Майо. Однако цельного драматургически выстроенного спектакля у него все же не получилось. Добавим к этому приведшую в изумление многих нарезку из разных произведений Шостаковича, мало сочетающуюся с тем, что происходит на сцене… Зато какие чудные дуэты он подарил своим солистам, сколько остроумия вложил в иные хореографические эпизоды!

А вот «Дама с камелиями» — спектакль совсем другого уровня. Это уже второй опыт работы величайшего хореографа современности Джона Ноймайера с артистами Большого театра. Для главной балерины Большого, Светланы Захаровой, «Дама» стала своеобразным реваншем. Год назад прима не попала в первый состав балета Джона Крэнко «Онегин», и именно после этого случился скандал с последовавшей за ним сменой власти: вместо Анатолия Иксанова гендиректором стал Владимир Урин.

Поэтому понятно, какая ставка делалась на нынешний спектакль. По этому случаю для первой леди Большого специально из Гамбурга выписали шикарного партнера — голубоглазого и светловолосого красавца, премьера Гамбургского балета Эдвина Ревазова. Без него тот грандиозный успех, который поджидал ноймайеровскую «Даму» в Большом, был бы невозможен. Ну а Светлана Захарова словно оттаяла от своей всегдашней «замороженности» и превзошла саму себя: на протяжении всего спектакля образ чахоточной куртизанки в ее исполнении отличается стилистической точность и психологической достоверностью.

Свой второй балет — «Марко Спада» — осуществил в первом театре страны и знаменитый французский хореограф Пьер Лакотт. Однако в отличие от «Дочери фараона», специально поставленной французом для Большого более 10 лет назад, эксклюзивом «Спада» не стал. Более того, именно «Дочери фараона» последняя постановка проигрывает по многим параметрам. И теперь есть серьезные опасения, что «Дочь», оказавшись в репертуаре рядом с «Марко Спада», может пасть жертвой неудачного театрального менеджмента, примеров которого за последние годы можно привести, к сожалению, очень много. Так, уже более 3 сезонов не идет на сцене балет «Эсмеральда» — отличный эксклюзив, созданный бывшим худруком Большого Юрием Бурлакой и питерским хореографом Василием Медведевым. А где, позвольте спросить, работы Леонида Мясина, попавшие на афишу Большого по настоянию Алексея Ратманского?

Ротация балетных кадров — еще одна и далеко не новая проблема Большого театра. На афишах — одни и те же имена: Смирнова, Образцова, Кретова, Чудин, Овчаренко, Лантратов. Других танцоров помимо названных, пусть и отличных солистов, в Большом как будто не существует. Хорошо, что поменялась ситуация с Денисом Родькиным — в этом сезоне он танцевал как никогда много, а со следующего заслуженно поднимется по лестнице балетной иерархии и станет уже ведущим солистом. Такой небывало быстрый взлет бывшего ученика Цискаридзе — явление отчасти политическое, возникшее в пику его учителю (мол, вот как без него растет парень). Но не у всех балетных артистов педагоги такие «политические» фигуры, иным заветных партий приходится дожидаться годами… Например, второй год не может показать (даже не станцевать на сцене, а именно показать руководству!) партию Злого Гения в «Лебедином озере» талантливый артист, лауреат множества престижных конкурсов Михаил Крючков (педагог Виктор Барыкин). И это случай, далеко не единичный. Понятно, что у Сергея Филина теперь большие проблемы со здоровьем. Но ведь у него есть помощники: просмотр балетных артистов и ввод их в репертуарные спектакли входит, к примеру, в прямые обязанности соратницы Филина Галины Степаненко, которая, пока Филин лечился, исполняла обязанности худрука балета, а сейчас является заведующей балетной труппой.

фото: Дамир Юсупов
Михаил Крючков и Елизавета Крутелева. «Большое классическое па» Обера.

Полунин расстается со «Стасиком» и с балетом?

Зато полным ходом ротация кадров идет в другом московском театре — музыкальном Станиславского и Немировича-Данченко. Только за последние два сезона среди солистов появились новые имена: Татьяна Мельник, Анастасия Лименько, Анна Оль, Семен Величко, Дмитрий Соболевский, Денис Дмитриев, Александр Омельченко, которые следует запомнить. Однако репертуарная политика выстраивалась главным образом под Сергея Полунина. Он, конечно, балетный исполнитель совершенно незаурядный, но строить политику в расчете исключительно на одного артиста, пусть даже такого выдающегося, как Полунин, — вряд ли разумно. Все помнят, как два года назад он легко и без мучений совести покинул престижнейшую труппу английского Королевского балета. Похожая ситуация повторяется в этом сезоне, но уже со «Стасиком». Как никто знающий все тонкости английского стиля, Полунин повздорил с британскими репетиторами, переносившими английский балет на сцену

МАМТа, и наотрез отказался участвовать в премьере спектакля «Манон» британского классика Кеннета МакМиллана. Более того, капризный танцовщик написал заявление об уходе и рассказал о своем намерении со следующего сезона выступать в «Стасике» лишь в качестве приглашенного премьера. Но, говорят, возможен и другой вариант: теперь Полунин хочет разорвать все договоренности и уйти из балета совсем. Впрочем, точно такие разговоры мы уже слышали, когда артист покидал Королевский балет.

Однако даже лишившись солиста, не раз танцевавшего «Манон», будучи премьером Ковент-Гардена, театр с честью вышел из тупиковой ситуации. Практически вся труппа танцевала многонаселенный и многоактный спектакль так, что даже при сравнении с английским оригиналом (а его показали за две неделе до премьеры во время гастролей Королевского балета на сцене Большого) в нем не чувствовалось никаких «швов».

Другая удача МАМТа в этом сезоне — «Баядерка», классический балет Мариуса Петипа, поставленный в «Стасике» в знаменитой редакции Натальи Макаровой. Спорной, однако, самой популярной в мире версии этого балета, которая входит в репертуар 15 именитых компаний, включая Королевский балет и театр Ла Скала.

Кремль — место опасное

Кремлевский балет в этом сезоне обошелся без премьер — не до того было. Здесь в самом конце сезона неожиданно сменили худрука — вместо Андрея Петрова (с момента основания более 20 лет был на посту) назначен новый начальник — сын великого танцовщика Мариса Лиепы — Андрис. Чем вызвал немилость 68-летний Петров — не объявлено, но по слухам еще в начале сезона у него возник конфликт с гендиректором Кремлевского дворца по поводу постановки балета «Волшебная флейта». Кремль, как известно, место опасное.

Тем не менее своего кабинета Петров не покинет и будет занимать в театре теперь чисто номинальную должность почетного президента. А премьеру «Волшебной флейты» перенесли на осень.

В Михайловском тоже проблемы

Не обошли стороной кадровые проблемы и Михайловский театр. В начале сезона театр практически лишился своей главной приманки для публики — Натальи Осиповой, приглашенной работать в английский Королевский балет, хотя в Михайловском у нее осталась лежать трудовая книжка. А в конце сезона стало известно, что из него в Мариинку перелетели еще две балетные примы: золотая лауреатка последнего московского конкурса Оксана Бондарева и Кристина Шапран. Последняя уволилась вслед за своим наставником и заместителем ген. директора Михайловского Алтынай Асылмуратовой, руководившей Вагановской академией, пока там не воцарился Цискаридзе. В самом же Михайловском театре теперь воцарилась ученица Цискаридзе Анжелина Воронцова, которая в мгновение ока из простой солистки Большого превратилась в приму динамично развивающейся в последние несколько лет петербургской компании.

Покинул в ушедшем сезоне Михайловский театр и его худрук Начо Дуато — первый после Мариуса Петипа иностранец, возглавивший русскую театральную компанию. В начале февраля контракт испанского хореографа с театром, где он в течение трех лет был художественным руководителем, истек, и балетмейстер переехал в Берлин. Здесь маэстро с начала следующего сезона возглавит труппу Берлинского государственного балета. А балет Чайковского «Щелкунчик» стал замечательным прощальным подарком Начо Дуато петербуржцам и лучшим репертуарным приобретением Михайловского в этом сезоне.

Путин увидел «Реквием»

Тем временем Борис Эйфман, практически в одиночку создающий в России востребованный в мире современный балетный репертуар, уже открыл 38-й сезон своего театра. Минувший у великого хореографа был крайне насыщен. В сентябре в Санкт-Петербурге, наконец, открылась его Академия танца, а в день 70-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады состоялась премьера балета «Реквием», ставшая первым переложением на балетный язык ахматовской поэзии. Премьеру, которую театр Эйфмана дал для ветеранов Великой Отечественной войны и жителей блокадного Ленинграда, посетил и Президент России Владимир Путин.