Владимир Кехман прокомментировал скандал с «Щелкунчиком» в Новосибирске

«У нас были не очень продажи на январь, но теперь они просто взорвались»

13.01.2017 в 18:01, просмотров: 11310

Вокруг Новосибирского театра оперы и балета опять кипят нешуточные страсти. На этот раз причиной всеобщего возбуждения стали слова митрополита Новосибирского и Бердского Тихона, который в интервью одной телекомпании шутя назвал героя балета «Щелкунчик» - принца - «оборотнем». Что тут началось: «Тангейзер-2», «Щелкунчик» под запретом и в обмен на оперу. Что на самом деле произошло на премьере оперы «Рождество», и какая судьба ожидает теперь рождественский балетный хит мы попросили прокомментировать Гендиректора НОВАТА Владимира Кехмана.

Владимир Кехман прокомментировал скандал с «Щелкунчиком» в Новосибирске
фото: youtube.com

- «Щелкунчик» в Новосибирске шел, идет и всегда будет идти. Начиная с 20 декабря мы уже показали больше 20 спектаклей, и это чуть меньше, чем в Большом театре. Более того, сейчас мы готовим еще одного «Щелкунчика» в постановке известного испанского хореографа Наччо Дуато, премьера состоится. Почему мы это делаем? В постановке Дуато дети не участвуют, а в классической постановке (хореография Василия Вайнонена в постановке Игоря Зеленского) дети танцуют. Так что до каникул будет идти старый «Щелкунчик», а после каникул — новый.

Но тут я должен защитить митрополита Тихона — его слова абсолютно неверно интерпретированы средствами массовой информации. Это было сказано в шутку. Ни о каком запрете или мнении, определяющем судьбу балета и художественной политики театра нет и речи. Даже намека на это нет!

- Для понимания причин страстей по «Щелкунчику» предлагаю восстановить картину. Когда возникла история с оперой «Рождество»?

- Полгода назад, нет больше — месяцев девять назад — мы с митрополитом договорились о том, что на Рождество мы хотим сделать оперу. Так появилась опера «Рождество», и мы будем ставить ее как раз в рождественские праздники. Она очень небольшая, где-то час двадцать, симпатичная, прошла с успехом. Репетиции шли с ноября, режиссер Олег Нудненко, он все время с нами работает. Но с точки зрения конкуренции с «Щелкунчиком» или замены его на «Рождество» вообще речи не было и быть не может. «Рождество» мы сыграли 11 января, как и было запланировано. А «Щелкунчик» шел с 20-го декабря и никому не мешал.

- Тогда как вы можете объясни шум, который идет со вчерашнего дня и ваш «Щелкунчик» уже окрестили «Тангейзер-2»?

- Отец лжи — это дьявол. Так вот, то что происходит — чистая ложь средств массовой информации, которые на пустом месте раздувают скандал. Ложь тут во всем: скажем, у митрополита не может быть жены (он монах), автор оперы — жена священника. Еще раз повторяю — все это выеденного яйца не стоит. Такой оголтелой реакции на любые взаимодействия учреждения культуры с церковью я просто не помню. Это страх того, что церковь каким то образом хочет влиять или влияет на умы. Это чистой воды провокация. А а за любой провокацией мы знаем что стоит.

- Что стоит? Я, например, не знаю.

- Я сказал до этого — отец лжи есть дьявол. Точка. Но для нас, театра, это, как ни странно, оказалось на руку: дело в том, что в январе мы поставили несколько дополнительных «Щелкунчиков», и продажи были не очень. Но конкретно сегодня мы продали за ночь 200 билетов.

- А по какой цене идет «Щелкунчик» в Новосибирске? В Большом театре с ним всегда ажиотаж: при госцене за лучшие места - 12-20 тысяч, у спекулянтов доходит и до 50-ти тысяч.

- У нас цены разные — от 500 до 2500 рублей. По 5000 мы продаем 18 мест всего.

- Но, может, митрополиту не стоило так шутить? В условиях обостренной реакций верующих и атеистов, их противостоянии такие шутки, как мы видим, не проходят. Шутка выглядит как провокация. Кстати, вы лично где находились в день премьеры оперы «Рождество»?

- В театре был. Митрополит давал интервью в антракте, я его даже не слышал. Более того, мы потом общались, и он тоже пошутил на эту тему: принц, мол, как оборотень. Ну и что? Это же сказка, и в этом не было абсолютно ничего — ни навязывания собственного мнения, ни вердикта - я свидетель.

- А может это, Владимир Абрамович, вас заказали? Не могут забыть вам «Тангейзер»?

- Нет. Не думаю. Но тут знаете что интересно: у меня просят комментарии все средства массовой информации, но канал Россия-24, который подготовил этот сюжет, ко мне не обращался.

- Или это хорошо спланированная пиар-акция? Вы же мастер пиар-ходов.

- Это уж точно нет. Но то что всегда неожиданно — оно Божье. У нас, как я уже говорил, были не очень продажи на январь, но сейчас они просто взорвались.

-Опера остается в репертуаре?

- Нет, конечно, Возможно, мы будем ее показывать один или два раза в год на святках. А в следующем году обязательно будет еще один рождественский проект.