«Олег Табаков любил прикидываться саратовским куркулем, а был великим»

Друзья и коллеги Олега Павловича считают этот день самым черным в истории современного театра

12.03.2018 в 18:38, просмотров: 23729

Олег Павлович, Олег Павлович… сколько лет он приходил к нам по осени на театральную премию «МК», став, в итоге, близким другом газеты, счастливым талисманом премии, и даже, как бы в шутку, родилась сама собой такая традиция – все, получая приз, независимо – кто из какого театра – говорили наперебой заветные слова: «Спасибо, Олегу Павловичу за… всё!». Вот и теперь говорят – напоследок.

«Олег Табаков любил прикидываться саратовским куркулем, а был великим»
фото: Геннадий Черкасов

Табаков – последняя связующая нить между МХТ-МХАТОМ, театром великих стариков и новым временем… и теперь эта нить оборвалась. Что дальше – полная неизвестность, о чем и тревожатся друзья и коллеги Олега Табакова – Михаил Швыдкой (при нем как при министре культуры Табаков возглавил чеховский МХАТ), Марк Захаров…

- Что сейчас можно сказать, – с грустью в голосе говорит Михаил Швыдкой, – я скажу очень простую вещь: случилось большое горе. Которое мы не переживали уже много-много лет. Уход Олега Павловича Табакова – это уход из жизни последнего великого артиста Московского Художественного театра. Последнего. Который связан с этим театром всеми кровеносными сосудами. Всем своим сердцем. Понимаем искусства.

Казалось, что в силу своей невероятной талантливости он мог работать где угодно – и в Малом театре, и в Вахтанговском, и в БДТ… но на самом деле, он вырос в Художественном театре, он знал метод Художественного театра, он боготворил своих учителей, и воспитывал своих учеников в верности и преданности методу Станиславского и Немировича-Данченко. Он знал про искусство артиста всё. Всё. Но при этом оставался артистом именно этой веры. Этого направления. Этого великого понимания того, что такое жизнь человеческого духа на сцене.

– Хотя, казалось бы, такое, порою, простодушие…

- Олег любил прикидываться таким саратовским куркулём, а на самом деле был великим русским человеком. В высшем и лучшем смысле этого слова. По размаху своего таланта, по размаху человеческих страстей, по тому, как он умел любить, и по тому, как умел прощать.

Когда умер Олег Николаевич Ефремов, – а я был тогда министром культуры, – у меня не было сомнений – кого назначать на это место, на место лидера Художественного театра. А Табаков был именно лидером, идеологом МХАТа, а не просто артистом. Человеком, знающим, что такое Художественный театр в мировой театральной культуре. Потому что Художественный театр – это русское достояние, которое повлияло на всю мировую культуру. Повлияло на артистов от Соединенных Штатов Америки до Австралии… и Олег это прекрасно понимал. Он был, повторю, последним великим артистом Художественного театра. Дорогим другом. Бесценным. Любимым. И поэтому для всех нас сегодня черный день, как это было бы написано в «Театральном романе».

– У него в жизни столько важных вех – он присутствовал при зачатии «Современника», при новой жизни МХАТа после разделения на Горького и Чехова, при основании своей «Табакерки»…

– Вы не забывайте: Олег был созидателем. Это только в кино «Шумный день» он рубил мебель. А на самом деле он был строителем. Не разрушителем. Только созидателем. И при начале «Современника», и когда он создавал свой подвал на Чаплыгина на Чистых прудах, и когда он создавал свой колледж… Он, к тому же, был большим учителем. Очень любил и знал своих учеников, пестовал их, думая о судьбе каждого. Заботился о них по-настоящему. А теперь – увы…

Марк Анатольевич Захаров с болью в сердце говорит о Табакове и будущем МХТ:

- Олег покорял меня многими своими качествами, – говорит художественный руководитель «Ленкома», – и своим профессионализмом и своим охватом. Широчайшим охватом всех театральных событий, проблем, которые стояли и стоят перед российским театром. Всегда удивляло в нем то, что он САМ ВОССОЗДАЛ СЕБЯ. Он ведь начинал как такой мальчонка, мальчишка, почти как Шурик у Гайдая. А потом Олег прошел этот период достаточно быстро и стал укрепляться в каких-то других позициях, которые разрослись до больших размеров, и он стал путеводной звездой в нашем театральном мире.

Я его безмерно уважал всегда за то, что он сам прошел очень трудную дорогу созидания – от театра «Современник» до МХАТа. Это было всё очень логично, точно и с удивительно высокой результативностью. Думаю, что найти ему замену для МХТ – главного театра страны – будет очень трудной задачей.

– Столько кандидатур перечислили в прессе за последний месяц…

– Я убежден, что таким театром обязательно должен руководить режиссер. Не преуспевающий актер, не знаменитый актер, не замечательный актер, а именно человек с ярко выраженным режиссерско-организаторским талантом. Как раз этими качествами обладал Олег Павлович. И сейчас меня посетило ощущение некой растерянности, не скрою…

– Конечно, ведь он всю жизнь – строил, строил, строил, созидал… та же «Табакерка», такое уникальное явление.

– Да, хотя на первом этапе, когда только начали укрепляться позиции «Табакерки», у Олега было очень много противников. Но он доказал, что это театр серьезный, где рождаются интересные и нужные для нашего искусства люди. Он умел бороться и обходить. У него были очень тяжелые периоды, когда, например, он работал в Театре армии, – всё время искал, где пробить стену непонимания. А непонимание всегда сопутствует интересным и смелым людям в искусстве. Они всегда вынуждены преодолевать барьеры. Вот он это умел делать. И был очень упорным и волевым человеком, и это передавалось людям. И, конечно, главный театр страны долгое время после Олега Николаевича Ефремова, держался на энергии Табакова, на его профессионализме и таланте…

– Правда ли, что сейчас это будет совсем иной театр?

- Наверное, да. Об этом говорил и Товстоногов когда-то: у него спросили – что будет после вас? Он ответил – будет театр, другие краски, другие проблемы, другая стилистика. Театр не погибнет… так же, я думаю, будет и с МХТ. Он преобразуется во что-то другое, и дай бог сил людям, которые несут за него ответственность, чтобы они выбрали правильный путь, правильную дорогу. Но таких режиссеров, которые могут возглавить МХТ, я могу насчитать не очень много, хотя они есть… Дай бог.

***

Никита МИХАЛКОВ: «Ушел великий артист. Человек, для которого актерская профессия была неотъемлемой и большей частью его жизни, человек, обладающий невероятной способностью любой материал превратить в произведение искусства высочайшего класса. Будь то мальчишка из картины «Шумный день», или Илья Ильич Обломов в «Несколько дней из жизни И.И. Обломова», или Вальтер Шелленберг в «17 мгновениях весны». Табаков был одним из тех немногих людей, при виде которых ты сразу ощущаешь их удивительную, неповторимую индивидуальность. Но самое главное, он умел не только владеть тем, что ему дал Бог, но и делиться, учить мастерству других. Не перечесть замечательных артистов, имеющих имя и огромный послужной список в отечественном театре и кино, дорогу которым открыл Олег Табаков. Говорят: незаменимых нет. Может быть, в каких-то сферах жизни это так, но в данном конкретном случае я не могу представить себе, кто бы мог занять ту нишу, которую всю жизнь в нашем искусстве занимал Олег Павлович Табаков. Ушла целая планета, но уверен, что свет ее еще долго будет освещать дорогу тем, кто хочет заниматься делом, которому Табаков посвятил всю свою жизнь».

Александр КАЛЯГИН: «Для меня Олег Табаков - это человек, на которого я всегда смотрел снизу вверх, хотя, вроде бы, почтенного возраста. Смотрел и учился. То, что он сделал для культуры, театра, особенно создал детский театральный колледж, которым он так гордился, — незабываемо, это на все времена. Табаков — из могикан, поэтому приношу соболезнования всем, и родным, и близким, и всем деятелям искусства, и стране».

Станислав ГОВОРУХИН​: «Тяжелейшая потеря для нашей культуры. Ушла фигура равновеликая Константину Сергеевичу Станиславскому. Табаков оставил после себя больше, чем Станиславский — целые когорты замечательных учеников, театры и хорошую память».

Людмила МАКСАКОВА: «Погасло еще одно окно в нашем театральном доме. Может, одно из самых ярких своим светом согревающее сердца собратьев по ремеслу и миллионов зрителей. Табаков — это часть души. Ощущение, что от души моей отняли половину. Мы с ним заседали много лет в фонде Станиславского, он всегда мне присылал трогательные, шутливые открытки. Был очень внимательным и нежным человеко. Светлая память».

Константин БОГОМОЛОВ: «Табаков — не просто мастер и учитель. Это ВСЁ. Бесконечно родной и близкий человек, причем всей стране, многим поколениям. Нет ни слов, ни знаний, как быть дальше, но есть понимание того, что надо попытаться сохранить его энергию, талант, жизнелюбие, доброту. Все то, чем он щедро делился с нами».

Михаил СЕСЛАВИНСКИЙ​: «Олег Павлович всегда поддерживал наши литературно-художественные проекты и участвовал в некоторых из них. Именно он называл первых лауреатов премии Андрея Вознесенского «Парабола» и открывал Год литературы «Кругом чтения». С детства Олег Павлович испытывал особую любовь к книге и чтению, и она прекрасно дополнила его яркий актерский, а затем и режиссерский талант. С 1957 года он работал на телевидении, был одним из первых актеров, участвовавших в телеспектаклях, транслировавшихся в прямом эфире. Человек неиссякаемой энергии — он успевал сниматься в кино и преподавать в театре, вести активную общественную жизнь и создавать большую дружную семью. Он навсегда останется в памяти людей и истории нашей страны».

Александр МИТТА: «Что? Олег?! Не может быть! Так трудно говорить… Это счастье, что я был знаком с ним, дружил с ним. Многие называли его отцом, но они младше меня. Но я тоже его могу так назвать. Он мне столько дал — и в человеческом, и в творческом смысле! Это для меня такая школа… Школа честного служения своей профессии, тем, за кого он был в ответе. Я видел, как он выходил из критических ситуаций, — это было так достойно…»

Алла ДЕМИДОВА: «Олег Павлович, по-моему, был самым добрым человеком. Это во-первых. А во-вторых, он был очень хорошим человеком, а это в нашей профессии не так часто случается. Он играл, как дышал. Мы не только вместе снимались, но и на протяжении двадцати лет работали в жюри премии «Триумф». В последние годы встречались на мероприятиях премии «Парабола».

Вадим АБДРАШИТОВ: «Я оказался совершенно не готов к уходу Олега Павловича, хотя знал, что он давно и тяжело болел. Что можно сказать в такие минуты? Любые слова окажутся мелкими. Уход Атланта не просто печален, но весьма тревожен в наше время. Хрупкое мироздание культуры пошатнулось. Это мощное, тектонического масштаба событие. У Олега Табакова были невероятное, феноменальное актерское обаяние, потрясающее мастерство художника и выдающийся педагогический дар. Все это позволяет надеяться, что его ученики, среди которых немало талантливых и известных людей, продолжатели его дела, не подведут, сохранят память о своем мастере. Когда я как зритель смотрю фильмы с участием Олега Павловича, то не могу оторваться от экрана, от сцен, где присутствовал этот большой художник, обладавший невероятным актерским даром и обаянием».

Читайте материал: «Олег Табаков ушел, не мучаясь»