Первые итоги Каннского кинофестиваля: снег помог Сергею Дворцевому снять «Айку»

Он признался, что история 248 киргизских женщин сподвигла его к работе

18.05.2018 в 17:55, просмотров: 4034

На 71-м Каннском кинофестивале, который завершается 19 мая, уже подвели некоторые итоги. Российский короткометражный фильм «Календарь» Игоря Поплаухина, представлявшего Московскую школу нового кино, получил второй по значимости приз в конкурсе студенческих картин «Синефондасьон».

Первые итоги Каннского кинофестиваля: снег помог Сергею Дворцевому снять «Айку»
фото: Светлана Хохрякова
Сергей Дворцевой и Самал Еслямова

В нем участвовали 17 фильмов, отобранных из 2,5 тысячи заявок, поступивших со всего мира. Первый приз достался чилийской картине «Лето электрического льва». А второй, как и денежное подкрепление в 11 250 евро, — «Календарю». Его героиня отправляется в странные путешествия, готовясь навестить тюремного узника, который то ли существует, то ли нет. Игорь Поплаухин рассказывает, что в годы учебы их буквально били по рукам, если они пытались показать вещи такими, как есть. Зрителю достаточно дать небольшую информацию, остальное он домыслит сам. В его планах — полнометражный проект об установщике дверей, а также фильм о последнем дне певицы Янки Дягилевой — девушки Егора Летова, и картина «Иван да Марья» на старославянском языке.

Короткометражка «Я нормальный» Михаила Бородина участвовала в программе «Неделя критики», и ее отобрали из 1,5 тысячи заявок. Рассказывает она о старшекласснике, мечтающем о жизни в большом городе, а пока валяющем дурака в компании ребят из поселка. В планах молодого режиссера — полнометражная картина о женщине, приехавшей в Москву из Узбекистана вместе с дочкой и поселившейся в доме с другими мигрантами.

Собственно, об этом и фильм «Айка» Сергея Дворцевого, участвующий в основном конкурсе. В 2008 году его «Тюльпан» победил в каннской программе «Особый взгляд». Дворцевой — известный документалист, и «Айка» — вторая его игровая картина. Она доставлена в Канны с колес. Фестиваль начался, а съемки еще продолжались. Отборщикам хватило 40 минут рабочего материала, чтобы сделать выбор.

На первый взгляд постановочно это не такая уж и сложная работа. Но понадобилось шесть лет и усилия пяти стран — России, Польши, Германии, Казахстана и Китая, чтобы ее завершить. Снимались в ней в основном непрофессиональные артисты. Наши кинематографисты предпочитают работать летом. Зимнюю натуру любил только Балабанов. А теперь Дворцевой вдохновился снегом, и его картина обрела новый смысл. Французская публика увидела в главной героине — мигрантке из Киргизии, оставившей ребенка в роддоме, богоматерь. Снимала картину польский оператор Иоланта Дылевска, работавшая и на «Тюльпане».

Сергей Дворцевой вспоминает, как все начиналось: «Я прочитал в одной из российских газет, как 248 киргизских женщин, работавших в Москве, отказались от своих детей. Я русский, выросший в Средней Азии, в Казахстане, и хорошо знаю, с какой любовью там относятся к своим детям. Черт возьми, что же происходит? Почему они массово отказываются от детей? Это же противоестественно. Чем глубже я входил в ситуацию, тем больше понимал, что мы ничего не знаем об этой жизни. Что заставляет людей преступать базовые человеческие законы и ценности? Я понял, что хочу сделать об этом фильм. Нашел несколько прототипов. Никогда не придумываю историю, аккумулирую ее из жизни. Любая секунда на экране для актрисы — это страдание. Как дойти до этого физического состояния? Не режиссер должен чего-то хотеть, это камера ведет его за собой. Как и актриса. Я обожаю менять сценарий. Происходит так, как я не могу предполагать. Я хочу тайны. Снег нам дал то, чего мы не ждали. Мы сняли несколько сцен и поняли, какую сильную энергию он несет, двигает историю. Я хочу получить то, чего не знаю, и сам не понимаю, чем фильм закончится. Он растет как дерево, а куда — неизвестно. Я не знал, куда мы вырулим. 80 процентов сценария было изменено. Сначала в сценарии была весна и солнце. Но стоило снять первые сцены в снегу, и мы поняли, что надо это продолжать. Это идея оператора Иоланты Дылевской, за что нам и пришлось расплачиваться несколькими годами съемок. Иоланта говорит, что снег — это Шекспир. Нам надо было впустить Шекспира.

С 20 й минуты я почувствовал, что Айка стала жить. У нее свои мотивации, она самостоятельна и уже не принадлежит мне. Актрисе приходилось страдать каждую секунду. Как в такой ситуации быть правдивым? Железная Айка — вот что возникало в моей голове. Главное, что природа заставила нашу героиню полюбить ребенка. Значит, не все потеряно. Абсурд нашего мира в том, что человек не так важен в мегаполисе».

Казахстанская актриса Самал Еслямова работала на «Тюльпане», а теперь сыграла киргизскую женщину Айку. «У меня еще нет детей, и я много говорила с теми, у кого они есть, — говорит Самал. — Это актерская игра, но надо все пережить и прочувствовать. На ее месте, возможно, многие поступили бы так. Важна была вера в режиссера и в то, что мы делаем, тогда все сложности становятся не такими серьезными».

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.