Невестка Караченцова рассказала о последних днях актера: «Звал маму»

Пока неизвестно место похорон артиста

26.10.2018 в 12:57, просмотров: 337907

Все телефоны в семье Караченцовых заняты или отключены. В «Ленком» не дозвониться — театр хлопочет, организовывает похороны. Тринадцать лет сцена не видела своего артиста, в понедельник он будет на ней в последний раз.

Но неожиданно берёт трубку невестка Николая Петровича — Ирина, она врач-педиатр.

Невестка Караченцова рассказала о последних днях актера: «Звал маму»

— Ведь у него в субботу день рождения. А врачи говорили нам, что счёт идёт уже не на месяцы, а на дни.

Ира спокойна, говорит, что в принципе все они были готовы к такому исходу. Но как это часто бывает, всё ожидаемое происходит внезапно и вдруг. Десять дней назад Николай Караченцов попал в 62-ю больницу, профильную по его онкологическому заболеванию.

— Ира, в каком состоянии был Николай Петрович? Узнавал вас? В памяти или…

— Когда мы привезли его в больницу десять дней назад, он был ещё в ясной памяти. И до последнего сознание оставалось и только, когда он попал в реанимацию, сознание начало путаться. Разговаривал шепотом и всё время звал маму.

— Свою маму?

— Да, свою. Ночью просыпался и говорил: «А вы маму мою не видели?» — это в последние дни только. Петя, старший наш, вчера проснулся, как почувствовал, говорит мне: «Я хочу поехать с Кокой попрощаться» — «Почему сегодня? Поедем все в субботу, поздравим с днем рождения», — говорю я. Но потом все-таки решила, что отвезу его в больницу к Николаю Петровичу.

— Он узнал Петю?

— Да, это было видно, хотя сознание уже путалось. А ещё он мне руку поцеловал. Это видела сиделка его Яна. Петя плачет. Яночка плакала, а Оля маленькая, она мало что понимает.

— Ира, последние тринадцать лет Николай Петрович жил другой жизнью, о которой никогда не думал. Но авария 2005 года изменила всё. Что поражало тебя в нём?

— Поражало больше всего то, что он никогда не жаловался. Ни стонов, ни плача, ничего подобного я никогда не наблюдала и не слышала от него. Он не стеснялся, не прятался. Ходил к внукам. С Людмилой Андреевной любил ходить в театр и в цирк. Он не впал в депрессию и принял, как я думаю теперь, всё, что с ним произошло. И даже последняя болезнь — онкологическая… Он её тоже принял.

— Все-таки в результате аварии у него серьёзно пострадали участки головного мозга. Многие считали, что это мешало ему адекватно воспринимать действительность. Но я, например, когда видела Николая Петровича, была уверена, что он всё понимает.

— Он очень хорошо понимал всё. Да, у него была нарушена речь, плохо с оперативной памятью (куда поставил чашку или положил часы, он забывал), но что касается оценок — людей или явлений — здесь было всё в порядке. Он смотрел спектакль и мог одним словом определить его ценность. Всё, что касалось его профессии, отлично разбирал.

Мне лично приятно было, что он всё время спрашивал про внуков (у Николая Петровича трое внуков, Оле и Яне — 3,5 и 13 лет, Пете — 16, — М.Р.). И это при том, что самому ему было тяжело, но он (я это уже говорила) не жаловался. Очень любил путешествовать и спрашивал всё время Людмилу Андреевну: «Куда полетим?» До последнего ездили: в мае, например, были в Израиле, там лечились, на Мёртвом море ездили.

— До аварии Николай Петрович жил, если так можно сказать, в победном режиме: успех, поклонники, много работы. Естественно, много друзей. После аварии — этой страшной беды — друзья сохранились?

— В нашем случае ряды не поредели. Я не знаю тех, кто от него отвернулся или исчез. Его любимая партнёрша Инна Михайловна Чурикова всегда приходит, звонит. Вот сегодня спектакль в «Ленкоме» с ней в главной роли — «Аквитанская львица». Она или Дима Певцов перед началом выйдут и скажут о Николае Петровиче. Сыграют в его память. Театр тоже помогал и помогает, особенно сейчас. Всё, что связано с похоронами, занимается театр. Гримёрка Николая Петровича, то есть те, кто вместе с ним сидел в одной гримёрной,… кто жив, всегда приходят. А новые друзья семьи — это прекрасные врачи. Это его ангелы-хранители. Особенно два врача, о которых я просто не могу не сказать — это Владимир Викторович Крылов, нейрохирург, он оперировал Николая Петровича в 2005-м и второй врач, который вёл Николая Петровича после того, как ему поставили онкологический диагноз — Даниил Львович Строяковский, заведующий химиотерапевтическим отделением в 62-й больнице. И там же, Павел Вячеславович Кононец — вот они занимались Николаем Петровичем до последнего и даже понимая, что болезнь вышла из-под контроля, уже ничего нельзя изменить, они делали всё, чтобы облегчить его уход. Полтора года его сопровождала лечащий врач Татьяна Борисовна Стрельникова. Вот этим людям можно было в любое время дня и ночи позвонить.

— Известно уже, на каком кладбище будет похоронен Николай Петрович?

— Нет, ещё неизвестно. Вроде сначала хотели на Новодевичьем, но, кажется, это невозможно. Надеемся, что на Ваганьковском, там много его товарищей. Похороны состоятся в понедельник.

Читайте также:  "Любовь и смерть Николая Караченцова: роковые автокатастрофы"

04:40