Концерт Басты, Oxxxymiron и Noize MC: рэперы опоздали освободить Хаски

В заочном баттле победили анонимные «администраторы» из Кремля

27.11.2018 в 14:15, просмотров: 9118

Как пелось в революционной песне: «Кипит наш разум возмущенный и в смертный бой идти готов». Возмущенный разум Мирона (Oxxxymiron), закипев от ареста Хаски: «Это беспредел. Мы должны принципиально поддержать его в этот сложный момент», - собрал в Главклубе несколько тысяч людей из числа «не преданного народа» и троицу крутых рэперов (плюс Noize MC, Баста), чтобы музыкально и поэтически выразить свое громкое и протестное гражданское фи усугубляющемуся произволу «мундиров голубых», если опять же апеллировать к чему-то классическому.

Концерт Басты, Oxxxymiron и Noize MC: рэперы опоздали освободить Хаски
Фото: Елизавета Никишина / для Znak.com

«В нашей стране участились отмены концертов и запугивание исполнителей. Артистов обвиняют в проблемах общества, ведь это проще, чем заняться решением этих самых проблем.

Творчество – это отражение реальности, иногда кривое, иногда правдивое, но никак не сама реальность. Его нельзя понимать буквально», - клокотал возмущенный разум благородного Мирона в прокламации, посвященной планируемой акции #ябудупетьсвоюмузыку. «Мы все ненавидим хештеги, но бывают случаи, когда они нужны. И это – тот случай», - как бы извинялся Мирон. В отличие от 1905, 1917 и 1991 годов прокламация развешивалась не на фонарных столбах или раздавалась оборванными голодранцами, а разместилась под тем самым ненавистным хештегом в общедоступном (пока еще) Интернете.

В преамбуле к телетрансляции на полузадушенном канале «Дождь», поддержавшим акцию на пару с одной из соцсетей прямым эфиром, ведущий Миша Козырев настойчиво рекомендовал родителям «убрать детей от экрана», предполагая «обсценную, табуированную лексику», которую из прямого эфира, понятно, не вырежешь. Мол, чего еще ждать от разнузданных рэперов? Однако после двух с половиной часов совершенно отменного музыкального и сценического действа одной из червоточинок, разъедавших сознание, дух и тело легким разочарованием, оказалось как-раз полное отсутствие обещанной «обсценной» лексики. Блин! Просто никто ни словом, ни полсловом, ни даже полуслогом так и не матюгнулся. Страшный облом! Шнура на них нет с «Зенит Ареной» на 65 тысяч…

Рэперы оказались крайне политкорректны и почти по-профессорски благочинны в своем клокочущем протесте. Баста даже схохмил: «Прямо как на кафедре», - обращаясь к восторженному залу. Не знаю, что произошло с рэперами. Возможно, осознание именно той самой социальной ответственности, в отсутствие которой их обвиняют, заставило прогрессивных музыкантов из последних сил держать себя в руках. В общем, детишек можно было никуда не убирать…

Oxxxymiron как зачинщик ивента расставил сразу все точки над i: «Мы с Хаски по-разному смотрим на жизнь». Это он сделал правильно, поскольку главный пункт когнитивного диссонанса, посетившего многих после того, как этого Хаски «люди с автоматами» разогнали и замели в Ростове-на-Дону, было искреннее недоумение: «Он же – «крымнаш», он же Прилепина хвалил за Донбасс». М-да, бывает, что революция пожирает своих детей – закон исторической диалектики...

Oxxxy тем временем уже цитировал немецкого пастора Мартина Нимёллера: «А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать». Многозначительность философского посыла Мирона была ясна и чиста, как слеза младенца, вызвав прилив ободрительного гула в зале.

Потом последовала обойма хитов: «Больше Бена», «Неваляшка», «Город под подошвой», «Где нас нет». Совместный с «Би-2» трек «Пора возвращаться домой» превратился в оглушающее караоке, поскольку голоса отсутствовавших, но поддержавших собрание Левы и Шуры звучали плейбеком, и весь зал с удовольствием раскачивался и подпевал романтической коллаборации мелодичного гитарного рока и жесткого рэпа.

Самым «тематическим» в контексте вечеринки был, разумеется, взрывной и колючий Ваня Noize MC. Уж он-то знает толк в «людях с автоматами» и романтике запретов, как никто другой… Именно на нем и еще на Монеточке неугомонный живодерствующий Милонов предлагал проводить опыты: поить святой водой и смотреть потом, пошла ли слюна… Пришлось этого Милонова высмеивать едким треком «Чайлдфри».

Еще задолго до Хаски упомянутые не раз по ходу вечера «люди с автоматами» вваливались на концерты к Нойзу, и по воспоминаниям музыканта все это выглядело «как-то не очень уместно». «Вижу много общего с ситуацией, с которой столкнулась наша группа в 2014-2015 годах», - делился рэп-бунтарь.

Помимо того, что Noize MC сумел вытянуть банальную рэперскую страсть «погундосить хотя бы 16 строчек» до уровня изящных, полифоничных, насыщенных буйными красками форменного импрессионизма музыкальных полотен, его песни – страстные и жесткие памфлеты, в которых хлесткость фраз и формулировок не тонет в обычной пошлости житейской чернухи или перверсиях юношеской гиперсексуальности, а зрит, что называется, в корень и ворошит «злобу дня». «Кровавый режим, картонная оппозиция…» («В темноте»), «Вот она, российская демократия, мать ее…»(«Наше движение») и т.д. Все это, конечно, звучало на вечере под одобряющий хор многотысячного зала и сопровождалось не менее хлесткими руладами в паузах между номерами: «Десять лет назад казалось, что хуже уже не будет. Но много интересного, однако, ждало нас впереди».

На сладенькое, разумеется, подавался Баста. Баста – он как Стас Михайлов русского рэпа: легок, романтичен, исповедален, жесток, но в меру, проникновенен, обожаем дамами и девицами. В общем, няшка, несмотря на всю брутальность своего образа. Чем не Михайлов? Он, кстати, даже призывал зал цитировать своего эстрадного клона его же строчками: «Все для тебя!». Зал нестройно подпевал. Видимо, публика, собравшаяся на акцию рэп-протеста не очень владела стасомихайловским цитатником.

Зато уж всей обойме шедевральных хитов Басты было не занимать хорового фанатского восторга: «Небо», «Партизан», «Там, где нас нет», «Шар», «Урбан», «Чистый кайф» и пр. Кульминацией его сета стал, разумеется, чартовый патетический блокбастер о жизни и «обо всех нас» (как восторженно охарактеризовала как-то сей вирш Диана Арбенина) «Сансара», а что же еще!

Василий-Баста не столько, конечно, говорун, сколько певец и музыкант. Поэтому больше пел, меньше говорил, в отличие от тех же Окси или Нойза. По «повестке дня», сбиваясь и запинаясь, выдавил из себя что-то типа: «Мы собрались, чтобы дать возможность каждому человеку говорить и петь». Возможно, Василия «обязывала» и тяжелая ноша лица федерального канала, на котором он засиделся в жюри глянцевого телеконкурса. Хотя, собственно, за артиста должны говорить не столько слова, сколько действительно песни. Вот, и не случайно, видимо, в мощном эпилоге вечера-протеста все трое рэп-звезд слились именно в стародавнем хите Басты «Игра», взвинчивая эмоции до точки кипения бодрым миксом хип-хопа и хард-рока: «Моя игра принадлежит таким же, как и я!».

***

В реалиях давно опошлившейся и убитой, словно СПИДом, вирусом неоконформизма российской поп-музыки – в широкой трактовке термина «поп» со всеми его жанрами от диско, рока и рокапопса до шансона, хип-хопа и просто двух притопов-трех прихлопов – произошло событие, конечно, давно не виданное. Раньше обычно по разным животрепещущим поводам протестовали рок-музыканты, и то, в основном, за границей. Поэтому нынешний ивент подмывает назвать российской версией известного рок-сборища на знаменитом стадионе Уэмбли «Свободу Нельсону Манделе!». Тут, правда, вместо Манделы оказался Хаски. Так сложилось. Миль пардон.

«У каждого есть свой предел, когда накопилось, - объяснял залу, почему он больше не может молчать, взбунтовавшийся Мирон, - У меня накопилось сейчас… Эти обвинения в адрес рэпа, как раньше в адрес рока, что это чернуха, сгущение красок, негатив, всё это по второму кругу происходит, эти бестолковые запреты, всё очень знакомо по 70-м, 80-м годам…».

Совершенно справедливый оксимироновский экскурс в историю подводил к грустной мысли об «откате назад», которой уже сколько лет буквально вопят политологи, журналисты, наблюдатели и всяческие рассерженные граждане из числа полупризрачной оппозиции.

И чудо! Прямо-таки «Праздник святого Йоргена». Как и Манделу, Хаски отпустили. «Нам удалось изменить ситуацию, это круто!», - не без патетики радовался Noize MC. Мол, вот она – мощь гражданского общества и сопротивления! Гип-гип ура! И в воздух чепчики летели…

Но тут случилась такая загогулина, которая, собственно, и стала той второй червоточинкой разочарования после, напомню, несостоявшихся, но так ожидавшихся от рэперов забористых обсценных рулад. Дело в том, что Хаски не успел отсидеть свои 12 суток, выданных ему формально за порчу имущества, а фактически за то, что посмел смачно и совершенно справедливо начхать со своей рэп-колокольни на некую невнятную прокурорскую «рекомендацию» о запрете его концерта в Ростове, выйдя на свободу еще до того, как коллеги-рэперы ринулись его спасать, даже не разделяя политических взглядов "осужденного". Конфуз, батеньки…

И все бы, конечно, можно было списать на то, что власть действительно-де струхнула от поднявшегося народного гнева. Она ведь впечатлительная и такая чувствительная, к народному-то негодованию, наша власть. Вот же, даже Лев Лещенко – и тот заступился за засаженного в темницу Хаски. И власть прямо вся вздрогнула… Но упс. Помимо 70-х-80-х, которые вспомнились Оксимирону, в голову полезли другие даты и имена. Тот же, извините, Кирилл Серебренников. Уж за него-то не то что Лещенко и три рэпера вступились, а интеллектуальная элита всего мира. Да что там мира, как говаривал Ваня Ургант, - всей России! И что?! И где?!

И тут все прояснилось! Спасибо чудной Маргарите Симоньян, одинокому рупору России во всемирном вражеском телепространстве, которая предательски выложила кремлевский «инсайд» в своем запрещенном на Руси Телеграме. Ай, Рита, знать она сильна…

И сообщила она там всему миру и негодующей местной общественности с рэперами буквально следующее: «Хаски отпустили и впредь оставят, тьфу-тьфу-тьфу, в покое, исключительно потому, что два-три человека в АП (не Алла Пугачева, а Администрация Президента, если кто не понял - прим. авт.), которые никогда не слышали о Хаски, однажды вечером услышали о Хаски, а также услышали, что с ним произошло, и были, мммм, как бы это выразиться – возмущены произошедшим».

Игривость тона своего «взрывного» «инсайда» (да-да, оба слова – в жирных кавычках) авторша усиливает в финале откровенно циничными в своей издевательской сути нотками: «А когда два-три человека в АП возмущены произошедшим, обычно это произошедшее хорошо заканчивается».

Что вы там говорите? Суд? Отменил 12 суток ареста? Тот самый, который самый независимый в мире? Общественные протесты? Купите банку повидла и побольше – губы помазать. И еще машинку губозакаточную… «Два-три человека в АП»… И, похоже, что в отличие от Хаски, о котором они «никогда не слышали», «то, что прозошло», скажем, с тем же Серебренниковым или, совсем уж оборзею, с Олегом Сенцовым, их не очень возмущает. Скорее даже радует. Поэтому - повидло. Или пыль. Глотать. На выбор. Суды, петиции, конституции, концерты? «Мммм», - говорят вам в ответ «два-три человека». Протестовать? Да, разрешили, особенно, когда сами уже все решили. А могли и разогнать, как Хаски в Ростове. Что им, собственно, мешало? И никто бы даже не пикнул…

01:20