Как ответили на акцию «МК» в Историческом музее

Стрелки поспешили перевести на аморальных журналистов

25.03.2019 в 19:43, просмотров: 4961

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Эта аксиома всегда работала в России. Мы рассчитывали, что наша арт-провокация в Историческом музее громыхнет и проблему охраны музеев начнут решать системно (напомним, что корреспонденты «МК» повесили картину, провисевшую там два дня). Однако вместо этого сработал другой национальный рефлекс — найти крайнего. И вот уже виноваты все вокруг, только не те, в чьей вотчине вскрылась проблема.

Как ответили на акцию «МК» в Историческом музее

Эксперимент выявил не только системный сбой в музейной безопасности, но и еще одну, более глубинную, проблему. Россия — страна перегибов. Вместо реальных мер власти снова действуют наотмашь. Даже когда, казалось бы, отступать некуда, надеются на старый добрый авось. Авось в стране как-нибудь сами собой переведутся музейные вандалы и грабители. Но участившиеся случаи посягательств на храмы искусств говорят об обратном. И, похоже, парадоксальная история с Куинжди ничему не научила музейное сообщество. Исторический поспешил перевести стрелки на журналистов: ах, какие мы аморальные, жуть. Здесь следует напомнить, что, когда Бэнкси повесил в 16 музеях мира свои произведения тем же макаром, что и мы, художника почему-то никто не обвинил в ребячестве и циничности.

Однако в нашем случае сработала другая русская формула: лучшая защита — это нападение. В ответ позволим вам напомнить еще одну — в чужом глазу соринку видим, в своем бревна не замечаем. Не пора ли разобраться с «бревном», вместо того чтобы искать «козлов отпущения»?

  Глава пресс-службы музея Мария Лемигова упрекнула нас в том, что мы якобы делаем смотрительниц «разменной монетой». Но разве это мы? Напротив, мы призвали не наказывать смотрительниц и задуматься над вопросом: этично ли со стороны музейного руководства вешать всю ответственность за сохранность культурных ценностей на людей пенсионного возраста? Сегодня именно они являются главной помехой для нарушителей, и только они. И это за зарплату в 20 тысяч рублей или того меньше! Может, и армию соберем из бабушек-одуванчиков и будем надеяться — авось отобьются в случае чего?

ГИМ также заявил о возможном свертывании политики открытости музея. Но позвольте! Разве бегство от проблемы — выход? В законе о музеях (ФЗ №54) черным по белому написано: музеи созданы «для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и музейных коллекций». Что ж теперь, закроем все музеи, чтоб неповадно было? Серьезно?

Минкультуры озвучило другую полумеру — обязать всех посетителей сдавать крупные сумки и рюкзаки в гардероб. Только вот такое правило уже есть. «Сумки и пакеты, размер которых превышает 30х40 см, а также рюкзаки и зонты просьба сдавать в гардероб» — значится на сайте ГИМ. И правило это не соблюдается. Возможно, потому, что в музее нет не то что камер хранения, даже полки для ручной клади. Кстати, во время эксперимента рюкзак я сдала в гардероб (он спокойно дождался меня в компании других сумок, сложенных грудой на полу).

Ну хорошо, допустим, все будут сдавать вещи перед входом в выставочные залы. Что это даст? Можно же спрятать запрещенные предметы, например, под одеждой. Разве не эффективнее установить датчики движения и лазерные барьеры, чтобы предупредить возможные посягательства на ценные экспонаты? Или хотя бы обязать службу безопасности смотреть в камеры видеонаблюдения, а не кроссворды разгадывать. Камеры ведь есть везде, только, когда дело доходит до ЧП, они работают постфактум. Так было и во время кражи Куинджи, так произошло и во время нашей акции. Когда все случилось, видео таки просмотрели, однако в режиме реального времени они оказываются бесполезны. Почему?

Спускать собак на журналистов, смотрителей и посетителей легко. Сложнее отреагировать здраво, умно, по-государственному — заняться проблемой системно. Наша акция — это вопрос общества к власти, озвученный громко и резонансно: доколе культурные ценности будут охраняться на авось? Мы надеемся на достойный ответ и системные государственные решения.

00:15