Високосный год театра: сезон начинался с дурного знака

«МК» подводит итоги сезона и объявляет номинантов своей премии

23.07.2019 в 17:16, просмотров: 8820

Сезон 2018/19... Год театра... А театр наш все чаще лихорадит. Нехорошие глаголы типа «арестовать», «обрезать», «слить», «насадить» все активнее входят в постоянный оборот. Единичные случаи пристраивания нужных людей на высокие театральные должности становятся устойчивой тенденцией. А новые лидеры — не чета прежним. Стоп-стоп-стоп! «Да как же после этого стоит ваш театр?» — хочется спросить словами потрясенного героя из «Театрального романа» Михаила Булгакова. «Да так, знаете ли, и стоит», — загадочно ответствовали ему, подчеркнув необъяснимые свойства нашего театра быть и оставаться, несмотря ни на что и вопреки всему.

Предлагаю взглянуть на хронику событий уходящего сезона, чтобы оценить масштабы возможного бедствия, устыдиться за отдельные его личности или все же порадоваться тем очевидным художественным достижениям да благородным поступкам, благодаря которым пока наш театр и стоит. Итак...

Високосный год театра: сезон начинался с дурного знака
«Иранская конференция», (Театр Наций). Фото: theatreofnations.ru

Август

Сезон начинается с дурного знака: неожиданно для всех умирает Дмитрий Брусникин, фигура авторитетная, много определяющая в театральном пространстве. Он только-только получил свой театр — «Практику», только построил планы, а его ученики подготовились к взлету, как полет самого учителя оборвался. «Практику» принимает его жена — Марина Брусникина, актриса и режиссер. Плохой знак во многом оправдается.

Сентябрь. Все еще хорошо

В Вахтанговском сдают театральный детектив «Фальшивая нота». Тема преступления и наказания, палача и жертвы, греха и искупления Второй мировой войны… Уместно ли столь трагически возвышенную тему раскрывать детективным ключом, более подходящим для легковесного антрепризного представления? Ответ — в чьих руках ключ. В данном случае — у Римаса Туминаса.

Октябрь

Умирает Николай Караченцов. Его однажды уже похоронили — тринадцать лет назад, когда в ночь с 28 февраля на 1 марта его серебристый «Гольф» на скорости влетел в столб. 31-я больница, Склиф, операция, кома длиною в месяц, и дальше — жизнь вне профессии. Но его не списали со счетов — ни семья, ни друзья, ни поклонники. Возможно, благодаря коллективной вере Николай Петрович прожил еще тринадцать лет и умер на следующий день после того, как, уже находясь в больнице, отметил 74-й день рождения.

фото: Геннадий Черкасов

Октябрь

Человек-оркестр Михаил Швыдкой, будучи чиновником крупного международного ранга, вопреки всем веяниям моды продолжает развивать Театр мюзикла, который всей своей репертуарной политикой настойчиво утверждает концептуальный взгляд на искусство, который резко отличается от массового — апокалипсичного — и который сводится в формуле «жизнь прекрасна». Так названа премьера, подготовленная к юбилею самого создателя Театра мюзикла.

Весь сезон

Продолжается процесс по делу «Седьмой студии», который всех измотал своей неопределенностью, запутанностью, конспирологическими домыслами. Судебные слушания проходят и откладываются, новых доказательств вины обвиняемым не предъявляют, а некоторые факты и вовсе не подтверждаются. И чем больше затягивается процесс, тем больше крепнет уверенность в том, что дело «Седьмой студии», получившее широкий общественный резонанс, может, с экономической точки зрения и не безупречно, но тем не менее является заказным.

Ноябрь. Вторая половина

«Современник» с Яузы возвращается на Чистые пруды. «Возвращение домой» — так называется акция, приуроченная к возвращению, хотя все знают, что по сути это день рождения Галины Волчек, которая категорически против публичного отмечания ее юбилея. Поздравлениям с речами, цветами и корзинами в этот вечер на Чистых прудах дан красный свет. Просто ее любят, и эта любовь объединяет и создает что-то необъяснимое, настоящее, искреннее и честное, что пока рифмуется со словом «Современник». «Современник», «Современник», ты дороже всяких денег…» — романтично поют молодые артисты вопреки жестким материальным установкам времени.

Ноябрь. «Театриум на Серпуховке»

Беспрецедентный случай создает на театральном рынке Москвы Тереза Дурова. Юбилей своего «Театриума» («в девичестве» — Театр клоунады), 25 лет, она отмечает так, как НИКТО до нее НИКОГДА не делал. 23 ноября, в день рождения театра, Дурова дарит москвичам сразу семь (!!!) спектаклей — для детей и взрослых. Их играют на четырех сценах «Театриума» в режиме нон-стоп. А теперь — внимание: стоимость билета — 1 рубль! Акция фантастической щедрости имеет неслыханный успех у публики. Но, увы, примеру Терезы Дуровой ее коллеги не последовали, предпочитая старомодный пафос современному подходу к диалогу «театр– зритель».

Примерно тогда же

Долгожданное открытие нового здания «Табакерки» — второе, но уже без Олега Павловича. Теперь там Владимир Машков, который здание на Сухаревской площади, похожее на скучный офис, превращает в зеркальный дом, где и воздуха много, и волшебство, и интриги. Новое здание переделано капитально: зеркальное фойе (2500 кв.м одних хрупких отражающих поверхностей) с различными спецэффектами, обновленный зал и сверхнаучный подход к системе Станиславского, ярым приверженцем которой и является любимый ученик Табакова. Впрочем, мнения зрителей этого королевства зеркал самые разные: от восторженных «вау!!!» до «у меня голова идет кругом». Все это чрезвычайно эффектно и впечатляет, но, как любил повторять отец-основатель «Табакерки»: «Ну а теперь надо удивлять спектаклями».

Декабрь. Ближе к концу

Во МХАТ им. Горького, где 30 лет правила женская монархия в лице Татьяны Дорониной, Минкульт назначает худруком не художника или режиссера с именем, ну, на худой конец народного артиста, а менеджера — Эдуарда Боякова. Этот менеджер от культуры замечен в резкой смене политических убеждений — от либеральных до патриотических с православным уклоном, с манифестами и резкими постами в соцсетях. В помощники по литературной части им призван активный участник процесса на Донбассе писатель Захар Прилепин. Новый мхатовский руководитель воодушевлен карьерным ростом и еще не знает, с чем столкнется в одном из главных государственных театров.

фото: ru.wikipedia.org

Тогда же

В СТИ у Сергея Женовача сдают «Один день в Макондо» по мотивам великого романа Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества». Два действия по два акта каждый. Три антракта с двухчасовым перерывом на латиноамериканский обед. Общая продолжительность 10 (!!!) часов — именно так выглядит этот премьерный спектакль, который начинался как дипломный в мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе. За 48 репетиций режиссер-постановщик Егор Перегудов адаптировал к профессиональной сцене родовую сагу, в которой сплелись реальное с нереальным. Где живые люди — со всеми их греховными потрохами, грубые и нелепые, глупые и трогательные. Среди них разгуливают покойники, путая карты: на каком же мы все-таки свете? Ансамбль молодых «женовачей» блистательно выдерживает 10-часовой марафон.

«Один день в Макондо». Фото: sti.ru

Январь

На сцену «Табакерки» возвращается «Матросская Тишина» — спектакль-легенда, символ театра Табакова, как «Чайка» для Художественного театра. Эту простую, но удивительно нестареющую пьесу Александра Галича (второе название — «Моя большая земля») не играли двадцать лет. В роли Абрама Шварца выходит ее первый исполнитель — Владимир Машков, и именно он приносит громкий успех восстановленному спектаклю. Цены на билеты зашкаливают и бьют рекорды.

Нонна Гришаева, «Чайка». Фото: Ольга Бобкова

Январь

В первом русском театре — имени Федора Волкова в Ярославле, где пока все еще хорошо, — стартует Год театра, на который дополнительно выделено 1,5 миллиарда 450 миллионов рублей. Наша театральная страна дружно готовится прожить под знаменами Мельпомены, а члены правительства выходят на театральные подмостки и произносят речи о высоком. И еще никто не знает, какие сюрпризы получит театр и от чиновников, и от самих деятелей театра.

Январь. Конец

Еще один переезд. Театр Иосифа Райхельгауза вернулся на родное пепелище — в свой театр на Трубной площади, где в 2014 году случился пожар. В результате реконструкции появились новые пространства, старые залы превратились в новые. По случаю переезда Райхельгауз устраивает «Театральный квартирник», который занял все шесть площадок. Вишенкой на театральном тортике становится, естественно, салатик, заправленный майонезом, который еще в позапрошлом веке на этом самом месте, в ресторане «Эрмитаж», впервые приготовил Люсьен Оливье. К салатику бонусом добавлены дымящийся плов и крабы с взмокшими от варки розовыми клешнями.

Февраль. Начало

Александр Кибовский все в той же «Школе современной пьесы» дебютирует в новом проекте театра «Истории из истории». Билеты раскуплены подчистую. Министр не подкачает: предмет атрибуции исторического портрета, военного мундира и оружия знает на «отлично». Благодарная публика за качественное просвещение дарит ему цветы и фотографируется с ним, как с какой-нибудь звездой…

Февраль. Середина

Выступив на заседании Совета Федерации, неожиданным заявлением всех ошарашивает председатель правительства Дмитрий Медведев: мол, театров у нас много, а если конкретно, то больше, чем было в СССР. На что намекает? Озадачены все — профессионалы, любители и даже нелюбители театра. Ну, прямо скажем, заявление несколько несвоевременное: как-никак Год театра на дворе. И вместо того, чтобы расширять театральное поле, глава кабмина предлагает подумать над его сужением. Интересно, сколько председатель намерен сэкономить на оптимизации театров?

Тогда же

Мастерская Петра Фоменко выпускает «Короля Лира». Евгений Каменькович предпочел площадной театр — с его открытостью, минималистским набором выразительных средств — всем техническим достижениям современного театра и выиграл. Его Лир, три его дочери, мужья двух из них, верные и неверные подданные проживают свою жизнь на белоснежной фурке, в опасной качке на ладонях мироздания.

Карэн Бадалов, «Король Лир». Фото: theatre.ru

Февраль. Конец

Неожиданную «Чайку» (реж. Ирина Пахомова) предъявляет областной ТЮЗ под руководством Нонны Гришаевой с ней же в главной роли. Человеческая комедия (по определению Чехова) развивается неспешно, подробно, но при этом удивительно легко и как бы играючи: ведь это театр, а главная героиня в нем — актриса, место которой — на сцене. Даже если эта сцена — собственная жизнь. Такой будет у Гришаевой Аркадина все три акта. И лишь в четвертом наступит миг возвращения на землю.

Март. Конец

Аккурат в День театра министр культуры Владимир Мединский объявил, что отныне первый русский театр (имени Федора Волкова в Ярославле) становится частью бывшего императорского (Александринского в Петербурге) и именуется не иначе как Первый российский национальный. Подарок это или начало политики по оптимизации храмов искусства — гадают все. И непонятно: отчего министр считает, что этот шаг исторически обусловлен? Буквально вся Россия, в том числе и та ее часть, что о театре до того момента не помышляла, только и спрашивает: «Зачем сливать?» Спрашивает на разных уровнях — от театральной вешалки, с которой, как известно, все начинается, до коридоров российской власти. Ярославль в лице губернатора, первой женщины-космонавта Валентины Терешковой и взволнованных горожан сопротивляется навязанному сверху решению. За объединение Александринки — лишь Валерий Фокин и худрук Волковского Евгений Марчелли с группой артистов, которым обещаны, но никоим образом не гарантированы столичная жизнь и хорошие зарплаты.

Апрель. Начало

С завидным постоянством худрук театра «У Никитских ворот» Марк Розовский, которому (на минуточку!) 83 года, занимается самым витальным на театре жанром — мюзиклом. Только в одном сезоне пропевается и протанцовывается сначала история Пугачевского бунта (бессмысленного и беспощадного) по «Капитанской дочке» Пушкина, а через пару месяцев герои известного рассказа Конан Дойла «Пляшущие человечки» запели об уникальном методе дедукции, праве полиции и, конечно, о любви.

Апрель. Начало

Неожиданно для всех из-под домашнего ареста освобождают режиссера Кирилла Серебренникова. А буквально на следующий день — и остальных фигурантов дела «Седьмой студии»: Алексея Малобродского, Юрия Итина, Софью Апфельбаум. От внезапности действий правоохранительных органов, как говорится в старинных пьесах, немая сцена.

Апрель. Середина

Пожалуй, никогда прежде в такой схватке не сходились в одном месте и в одно время современное искусство с традиционным, как в Театре им. Пушкина у Евгения Писарева. Прямо не на жизнь, а на смерть, и кто кого — еще неизвестно. Впрочем, название этой схватки — обхохочешься: «Рыцарь пламенеющего пестика». Пьеса XVII века представляет собой театр в театре, смешна до умопомрачения и блистательно сыграна.

Май. Начало

В канун долгих майских праздников артистам и службам главного кукольного театра страны — имени Сергея Образцова — внезапно представляют нового директора. Опытнейшую и всеми уважаемую Ирину Корчевникову меняют на бывшего теннисиста Владимира Бакулева, пребывание которого в театральном мире не вызывает восторга ни у кого, кроме него самого. Причем смена происходит не вдруг, не в мгновение ока, а как тщательно спланированная спецоперация, в которой Минкульт — лишь инструмент, исполняющий волю сверху. Судя по тому, что спортсмену придают в заместители господина Шерлинга, можно заключить, что Образцовский отдан в прямом смысле слова на растерзание непрофессионалам и сомнительным личностям. Мир кукольников (и не только) — в шоке! В том числе и от позиции главного режиссера театра Бориса Константинова, который почему-то нем как печка.

Май же. Середина

Сергей Женовач, вот уже год как возглавляющий МХТ им. Чехова, выпускает премьеру — «Бег» по пьесе Михаила Булгакова. Новая постановка четко обозначает то направление, по которому намерен двигать Художественный самый крупный в России мастер психологического театра. Нет, «Бег» в МХТ впечатляет не джентльменским набором современного режиссера (экраны, субтитры, стилизация под фейсбучные посты, актуализация классики), а глубинным решением, заложенным Булгаковым. Горечью и болью по России, сто лет назад покатившейся по убийственному для себя пути.

Тогда же

Артисты театра Образцова, не желая оставаться тупыми и безвольными куклами в руках неумелых кукловодов, выходят на улицу и заявляют протест против назначенцев, спущенных в театр сверху, — Бакулева, но в основном Шерлинга. Когда Шерлинга убирают, дабы не будить в «куклах» зверя, выясняется, что оформлен он был с грубейшим нарушением трудового законодательства. Но нарушения, за которые Минкульт наказывает одних, своим людям он списывает, не моргнув глазом.

фото: Наталья Мущинкина

Май. Конец

В Театр на Малой Бронной входит новый худрук — Константин Богомолов. Он сменяет на этом посту Сергея Голомазова, который практически постоянно находился в Риге, где поднимал театральное искусство в «Русской драме», уронив при этом уровень своего московского, с большой историей театра. Богомолов представлен труппе, ведет себя осторожно: резких заявлений не делает, радикальных планов не объявляет, административными и кадровыми решениями не пугает.

Июнь. Конец

Бунт во МХАТе им. Горького, который известен как Доронинский. Артисты записывают видеообращение к Президенту России. Стоя на ступеньках театра, они требуют возвращения своего худрука — народной артистки СССР Татьяны Дорониной, которую в декабре отставили. Группа артистов решительно заявляет, что Министерство культуры и новое руководство методом шантажа вынудили Доронину покинуть театр.

Июль. Начало

В Ярославском театре, где несколько месяцев кипят страсти по случаю насильственного союза с Александринкой, наконец отставлены все — худрук Евгений Марчелли и директор Владимир Туркалов. В августе Минкульт обещает назначить новое руководство. В качестве реального претендента называется имя актера и режиссера Сергея Пускепалиса.

Владимир Машков, «Матросская Тишина». Фото: tabakov.ru.

ТЕАТРАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ «МK».

СЕЗОН 2018/19

МЭТРЫ

Лучшая мужская роль — Олег Меньшиков (Макбет, «Макбет», Театр им. Ермоловой;) Владимир Машков (Абрам Шварц, «Матросская Тишина», Театр-студия Олега Табакова).

Лучшая женская роль — Анна Каменкова (Ольга Чехова (эпоха), «Ничего что я Чехов», театр «Модерн»).

Лучшая мужская роль второго плана — Петр Воробьев (Михаил Чехов (эпоха), «Ничего, что я Чехов?», театр «Модерн»).

Лучший спектакль. Большая форма — «Рыцарь пламенеющего пестика» (режиссер Деклан Доннеллан, Театр им. Пушкина).

Агриппина Стеклова и Александр Феклистов, «Рыцарь пламенеющего пестика». Фото: teatrpushkin.ru

Лучший спектакль. Малая форма — «Любовь и смерть Зинаиды Райх» (реж. Александр Пономарев, РАМТ, Музей-квартира Всеволода Мейерхольда).

Лучший художник — Эмиль Капелюш («Черная курица», РАМТ).

Нонна Гришаева, «Чайка». Фото: Ольга Бобкова

ПОЛУМЭТРЫ

Лучшая женская роль — Нонна Гришаева (Ирина Николаевна Аркадина, «Чайка», Московский областной ТЮЗ), Кристина Орбакайте (Гитель Моска, «Двое на качелях», «Современник»).

Кристина Орбакайте, «Двое на качелях». Фото: sovremennik.ru

Лучшая мужская роль — Карэн Бадалов (Лир, «Король Лир», Мастерская Петра Фоменко); Андрей Бурковский (Сергей Павлович Голубков, «Бег», МХТ им. Чехова).

Лучшая мужская роль второго плана — Игорь Верник (Парамон Ильич Корзухин, «Бег», МХТ им. Чехова).

Лучшая женская роль второго плана — Полина Кутепова (Гонерилья, «Король Лир», Мастерская Петра Фоменко).

Лучший спектакль. Большая форма — «Иранская конференция» (реж. Виктор Рыжаков, Театр Наций); «Король Лир» (реж. Евгений Каменькович, Мастерская Петра Фоменко).

Лучший спектакль. Малая форма — «Любовницы» (реж. Светлана Замлякова, Театр Наций).

Лучший художник — Максим Обрезков («Чайка», Московский областной ТЮЗ).

НАЧИНАЮЩИЕ

Лучшая женская роль — Мария Корытова (Урсула Игуаран, «Один день в Макондо», Студия театрального искусства).

Лучшая мужская роль — Назар Сафонов (Рафл, «Рыцарь пламенеющего пестика», театр им. Пушкина).

Лучшая женская роль второго плана — Людмила Мунирова (Маша, «Чайка», Московский областной ТЮЗ).

Лучшая мужская роль второго плана — Александр Мичков (Шут, «Король Лир», Мастерская Петра Фоменко); Дмитрий Репин (Яичница, «Женитьба», Школа драматического искусства).

Лучший спектакль. Большая сцена — «Один день в Макондо» (реж. Егор Перегудов, Студия театрального искусства).

Лучший спектакль. Малая сцена — «Соловьев и Ларионов» (реж. Айдар Заббаров, московский театр «Современник»).

«Дневник Анны Франк» (реж. Екатерина Симонова, театр имени Евгения Вахтангова, Симоновская сцена).

Лучший художник — Булат Ибрагимов («Соловьев и Ларионов», московский театр «Современник»).

«Баба CHANEЛЬ» (Театриум на Серпуховке). Фото: teatrium.ru

ДРУГИЕ НОМИНАЦИИ

Лучший дуэт — Александр Феклистов — Агриппина Стеклова (Бакалейщик — Жена бакалейщика, «Рыцарь пламенеющего пестика», Театр им. Пушкина).

Лучший детский спектакль — «Черная курица» (реж. Екатерина Половцева, РАМТ).

Ансамбль года — «Баба CHANEЛЬ» (Театриум на Серпуховке).

Бродилка года — «На Трубе» (Школа современной пьесы).

Церемония года — «Гвоздь сезона» (Союз театральных деятелей РФ).

Директор года — Софья Апфельбаум (Российский молодежный театр).

Творческое долголетие – Марк Розовский.

Человек года — Александр Калягин.