Стас Пьеха: «С агрессией я борюсь через бокс»

Популярный артист признался, что не готов жить в браке и у него не хватает времени на сына

15.01.2020 в 17:47, просмотров: 2885

В наступившем 2020-м известному артисту, внуку легендарной Эдиты Пьехи, сыну Илоны Броневицкой, добившемуся тем не менее вполне серьезной собственной популярности, Стасу Пьехе исполняется 40 лет. В течение долгого времени имя этого певца не сходит со страниц прессы. Поводы для этого самые разные: и творческие удачи, и, увы, жизненные передряги, от которых не застрахован никто. К зрелому возрасту артист подошел с целым багажом жизненных знаний и непростых решений, из которых и складывается судьба. О творчестве и о своем личном певец рассказал в интервью «МК».

Стас Пьеха: «С агрессией я борюсь через бокс»

— Стас, в последние годы вы достаточно резко изменились, это касается и творчества, и мышления, и образа жизни, с чем это связано?

— События, которые произошли со мной за последние пять лет, очень сильно изменили мою жизнь: это были и плохие, и хорошие события, и новое в моей жизни — наркология. И было бы как минимум странно не говорить об этом, потому что это, наверное, самое важное, что произошло со мной. Да и зачем мне врать? Я не очень хорошо умею это делать или скрывать что-либо. А если я не буду честен, то, скорее всего, люди мне просто не поверят и не будут обращаться ко мне за помощью. А я как раз пытаюсь сейчас помогать людям, пережившим то же, что и я.

— В вашей семье сегодня алкоголь под строгим запретом?

— В моей семье нет никаких запретов ни на что. Единственное, у меня есть границы для самого себя на алкоголь — я его просто не пью, и все.

— Несколько раз вы были на грани жизни и смерти, как сейчас ваше здоровье?

— Сейчас мое здоровье стабильно. Я абсолютно чист уже на протяжении пяти лет. Регулярно, насколько это позволяет гастрольная деятельность, занимаюсь спортом — раньше это был гиревой спорт, плавание, спортивное пилотирование. Конечно, бывают сезонные недомогания — простуда осенью и зимой или аллергия на цветение весной. Но в целом сейчас я чувствую себя хорошо — физически и морально.

— Как справляетесь со стрессами?

— С излишней агрессией мне очень сильно помогает справляться спорт — уже второй год я занимаюсь боксом. У меня много подавленного страха с детства, а когда ты подавляешь страх, это выходит в гнев, в агрессию. Когда я очень сильно не в ресурсе, например, не выспался или меня кто-то выбил из седла, тогда я могу быть очень агрессивным: кидаться на кого-то на дороге, подрезать, орать. Естественно, я практически на 100% контролирую ситуацию с близкими людьми, но в социуме я могу и нарваться, и сам нанести ущерб. Поэтому я выбрал в качестве спорта бокс, потому что помимо техники, дыхалки, работы каждой мышцы здесь еще есть момент выброса агрессии. А бокс меня делает значительно более уравновешенным человеком, потому что у меня просто уже нет сил агрессировать, мне не хочется этого. Я лишний раз лучше обойду ситуацию стороной и не включусь в нее. Бокс для людей с повышенной агрессивностью мне кажется идеальным видом спорта, да и вообще любой вид спорта, связанный с единоборствами.

— Ваша карьера, популярность как-то связаны с перипетиями в личной жизни? Сложности — это плата за успех?

— Ничего не перекликается, все идет параллельно. Карьера, успех... Скорее, просто существует какой-то уже наработанный уровень популярности, аудитория, которая меня принимает и любит, — здесь все понятно. А личная жизнь — она ведь как вулкан. Вообще, если жизнь назвать институтом, то отношения между мужчиной и женщиной — это ученая степень в этом институте. А я еще не достиг таких степеней...

— С экс-супругой сохранились дружеские отношения?

— У нас хорошие отношения, мы переписываемся, общаемся, делимся всем, что происходит у нас в жизни.

— Вы уделяете достаточно времени и сил воспитанию сына Петра? Что в этом вопросе главное?

— Я не воспитываю сына, потому что он живет в Пушкине под Петербургом. Когда я приезжаю в Питер, всегда стараюсь пересечься с ним. К сожалению, он живет даже не в центре города, и я не всегда успеваю до Пушкина доехать. И все происходит так, как происходит. Но в каждую нашу встречу я стараюсь максимально его слушать, рассказывать ему что-то, показывать, ведь, безусловно, внимание со стороны родителей для ребенка максимально важно. Я очень хочу, чтобы у него была возможность иметь в моем лице человека, который всегда его выслушает и поддержит. У Пети есть таланты, но он любит делать только то, что ему самому нравится, и он не особо прислушивается к кому-либо. Он очень активен и при этом своеволен. Он одарен и математически, и творчески. Я поддержу любой его выбор — кем бы он ни захотел стать. Но, определенно, заставлять его делать что-то, чем он заниматься не хочет, я не буду.

— Для большинства поклонниц Стас Пьеха все-таки свободный, влюбленный в жизнь и музыку принц. Ваше сердце сегодня занято? Вы видите себя в браке?

— Мне кажется, что в наше время людям очень тяжело сочетаться браком. Те информационные потоки, та повышенная сексуальность, которые свойственны нашему времени, ритмы сегодняшней жизни таковы, что очень сложно себя уговорить быть в браке. Возможно, скоро появится какая-то новая форма взаимодействия мужчины и женщины — через законодательство и так далее. Я не знаю… Пока что я не готов к браку. Когда-то я созрею для серьезных отношений, буду готов постоянно отдавать, когда у меня будут на это силы, может быть... Но пока что я эти силы только коплю.

— Неудачи в любви помогают в творчестве или это стереотип?

— Иногда они помогают… Вдохновением ведь может служить и боль. Она, как правило, открывает какой-то новый чувственный пласт. Но как-то с годами неудачи в любви перестают иметь такой вес, и пытаешься их прожить в реальности, без романтизации, без драматургии. Поэтому мне, наверное, эти неудачи сейчас уже не помогают, хотя раньше очень способствовали творческой реализации. Просто с годами стараешься проживать это все более спокойно, с принятием того, что никто никому ничего не должен, в том числе никто не обязан всегда быть рядом.

— С высоты прожитых лет, оценивая жизнь взглядом взрослого человека, о чем жалеете?

— Не знаю… Когда плохое настроение, обо всем жалею. А если оно нормальное, то мне кажется, что все, что в моей жизни происходило, было мне просто необходимо. И даже все самое худшее, возможно, уберегло меня от чего-то еще более плохого. Я во всем вижу некий алгоритм, волю Бога. И, в общем-то, я ведь до сих пор живой и что-то делаю — значит, у меня еще есть шансы сделать что-то классное и хорошее супротив всему, что я сделал до этого. Поэтому в нормальном душевном состоянии я абсолютно ни о чем не жалею.

— В конце прошлого года в желтой прессе много писали о том, что ваша мать Илона Александровна Броневицкая якобы мало занималась вашим воспитанием и именно это стало причиной всех ваших проблем. Это действительно так?

— Мы о себе ничего не читаем, не смотрим и никак на подобную информацию не реагируем. Вся прелесть в том, что я не склонен нырять в информационные потоки, а уж мама тем более. У нее день расписан просто по секундам. Она занимается зоозащитой, продвижением законов, помогает огромному количеству живых существ на этой земле. Для нее читать о себе отзывы людей, которые ее не знают, — как минимум абсурдно, она не будет так дешево тратить свое время и силы. Но со своей стороны могу сказать, что все, что делала для меня моя мама в детстве и с тех пор, как вернулась в мою уже взрослую жизнь, было очень самоотверженно, с любовью — с той любовью, которую она умела проявлять. Уж поверьте, так любить, как моя мать, мало кто умеет.

— В минувшие праздники вы работали или предпочитаете в такие дни отдыхать?

— Безусловно, работал, и более того — корпоративы для меня очень желательны. Потому что это дает мне возможность с радостью и с деньгами прожить очередные праздники. Сидя дома с салатами, я совершенно не испытываю прекрасного настроения, но выступая, я получаю отклик аудитории, заряд сильнейшей энергетики, и у меня появляется то самое ощущение праздника.

— Какие самые важные события произошли с вами в минувшем 2019 году?

— Мы хотели сделать концерт в Кремле — и мы его сделали. У меня было много опасений, внутренних помыслов его отменить, перенести, убрать, переделать. Но в итоге мы его сделали, как я считаю, достойно. На самом деле из задуманного осуществилось все, кроме моей новой книги стихов. Но после отпуска обязательно этим займусь, материал для книги уже собран, нам осталось с сестрой заняться только его оформлением.

— Чем еще порадуете публику в плане своего творчества?

— Совсем скоро состоится релиз клипа на песню Михаила Гуцериева «В самый первый раз». Получилось некое кино, которое мы снимали непосредственно на подмостках Голливуда, в Лос-Анджелесе. В клипе даже присутствует доля эротики, у нас там снялась прекрасная актриса, певица и музыкант американских кровей. Мы старались образно в клипе показывать то, что происходит в песне: где-то аллегорично, где-то метафорами, где-то конкретно, где-то киношно — красотой, яркими кадрами. Также готовится к выходу клип на песню «Глубина» — мы его планируем приурочить ко Дню всех влюбленных. Он уже отснят, монтируется, и скоро тоже планируется его релиз. Думаю, что в ближайшее время будет еще ряд новых клипов, песен, дуэтов. А относительно выступлений — на этот год у нас запланированы большие концертные туры в Сибирь, Подмосковье, на Дальний Восток.

— Какая песня для вас является самой близкой?

— У меня нет какой-то одной любимой композиции. Я люблю и те песни, которые меня сделали популярным, и те, которые наиболее близки моему сердцу. Так или иначе, эти песни имеют разную ценность для меня, поэтому не могу выделить какую-то одну. Для меня одна из самых важных композиций — это, например, «Аллегории» — она про мою жизнь. Это как бы зашифрованное послание из прошлого, которое мало кто поймет. Есть и песня «Зима», которая для меня также по-своему ценна. Есть песни «Она не твоя» и «На ладони линия», которые просто совершили какую-то революцию в чартах и дали мне возможность работать, выступать с концертами. Каждая песня мне что-то дала, но мне кажется, что мои лучшие композиции еще впереди.

— Как складываются ваши отношения с коллегами? Есть те, с кем вы по каким-то причинам не смогли бы выступать на одной сцене?

— Есть те, с кем я не хотел бы выступать по каким-то жанровым соображениям, чья музыка совершенно не коррелирует с моим пониманием музыки. Есть, может быть, 1–2 человека, чья жизненная позиция мне настолько претит, что я не хочу с ними выступать на одной сцене. Но это не значит, что я буду вступать с ними в конфликты, ругаться. Я, скорее всего, даже ласково и дружелюбно объясню им, что нам не по пути.

— А с кем хотели бы записать дуэт?

— У нас была, например, идея сделать дуэт с Наргиз, в свое время я хотел еще с Варварой Визбор спеть — почему-то не получилось, до сих пор не понимаю почему. Что-нибудь я бы с удовольствием сделал с Беляевым, с Бастой. С Леной Ваенгой мы уже одну песню сделали, можно было бы еще что-то сделать или написать совместно. Я бы, честно говоря, даже с Розенбаумом спел дуэтом, потому что мне очень нравится его поэзия, причем с детства. Но просто пока что я откладываю это на потом, потому что есть более насущные вопросы на данный момент. После отдыха, на который я отправляюсь в январе, надо будет собраться с силами и начать писать новый материал. Я уже начал накидывать какие-то тексты — даже не совсем песенные, но просто начал тренироваться снова писать, потому что у меня был долгий перерыв, надо восстанавливать навык.

— Гастрольный график расписан по минутам. А были провальные концерты?

— Конечно, бывали. Во-первых, не все наши выступления проходят с аншлагом. Есть очень мало артистов на сегодняшний день, у которых все именно так. На самом деле 90% артистов так только говорят, чтобы поддержать свой имидж «успешного артиста». Мои выступления довольно часто проходят успешно, но бывает и такое, что ко мне приходит не полный зал публики. Тем не менее я понимаю, что это ни в коем случае не меняет сути моего концерта, потому что люди собрались и пришли, они потратили деньги, они хотят меня увидеть. И это совершенно не имеет никакого значения — 1500 человек пришло или 1000, ведь каждый из моих слушателей для меня ценен. Пару раз у нас даже бывало такое, что концерты отменялись, потому что в городе не удавалось собрать зал. А потом люди мне писали: «Вы виноваты, вы не приехали!» Но моей вины в этом не было никакой. Мне организаторы за день до запланированных концертов сообщали: «Этот, этот и этот города будут, а вот в пятом городе концерт отменяется, потому что там мы не смогли собрать зал, — но только, пожалуйста, не пишите ничего об этом у себя в соцсетях». Да, бывали такие случаи. Но вот чтобы я вышел на сцену и провалился — такого я не припомню, всегда старался делать все максимально честно.