На кинофестивале в Роттердаме представят 9 российских картин

Сталин, Шостакович и слесарь из Мурманска

На открывшемся в Нидерландах 49-м Роттердамском фестивале дебютного и авторского кино представлено девять российских картин, с чем нас можно поздравить. Помимо работ молодых и известных режиссеров — «Верности» Нигины Сайфуллаевой и «Дылды» Кантемира Балагова — в нем участвуют картины мэтров: «Француз» Андрея Смирнова и «Нос, или Заговор «не таких» Андрея Хржановского, которые их лично представят, а также короткометражка «Ути-ути-ути» Сергея Соловьева.

Сталин, Шостакович и слесарь из Мурманска
Кадр из фильма «Нос, или Заговор «не таких». Фото: Пресс-служба фестиваля

Приедет в Роттердам и начудивший на вручении премии киноведов и критиков «Белый слон» Даниил Зинченко, кидавший на сцене вазу и посылавший всех далеко и откровенно. Его радикальное высказывание «Тиннитус» окончательно поставит всех на дыбы. Максим Томаш представит картину «Пятка-носок» об Антоне Кузнецове, в один прекрасный или не прекрасный день остановленном полицией во дворе своего дома.

Во второй фестивальный день прошла премьера российско-американского «Бабая» Артема Айсагалиева. Сложно понять, где происходят события, и не потому, что говорят герои на русском и казахском языках, — в конце концов картина медитативная и не требует лишних слов. Выяснилось, что снималась она в Москве и под Астраханью, откуда, по словам режиссера, до Казахстана не так далеко. В самом начале титры поясняют, что такое бабай, которым родители пугают детей в воспитательных целях, как отец главных героев — подростков и братьев Марка и Гешу. Этот фольклорный персонаж входит в детскую жизнь с ранних лет. О нем рассказывают перед сном как о существе, способном похитить в случае непослушания. «Бабай» — картина о травмах, которые получают дети и с которыми им потом предстоит жить.

Кадр из фильма «Бабай». Фото: Пресс-служба фестиваля

Зрители не могут понять, документальный это фильм или игровой, уходят, хотя голландцы — терпеливые и культурные зрители. Но на обсуждение многие остались, чтобы спросить, какую цель ставил перед собой режиссер, почему мы видим героев все время со спины. Трепетные европейцы с трудом пережили подробную сцену разделки барана, истекающего кровью, пульсацию его теплых внутренностей на экране. Оператор Саша Кулак многое сняла деликатно, словно в пелене, даже по-своему красиво, так что тушка убиенного барашка выглядит ирреально, напоминая херувима в молоке. В Роттердаме умеют культивировать ростки зарождающегося профессионализма, вовремя поддержать начинающего режиссера. В группе поддержки оказался и приехавший из Лондона бизнесмен Дмитрий Фалькович, тоже увлеченный кино и даже снявший два года назад игровой и, возможно, исповедальный фильм «Иванов» о метаниях и рефлексиях делового человека.

В программе заявлена еще одна картина, снятая на казахском и русском языках, — «Темная, темная ночь» молодого казахстанского режиссера Адильхана Ержанова, уже вписавшегося в контекст главных мировых фестивалей.

Андрей Хржановский несколько лет назад приезжал в Роттердам с игровой картиной «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину», героями которой стали Иосиф Бродский и его родители (их роли исполнили Алиса Фрейндлих и Сергей Юрский). Она занимала лидирующие позиции в зрительском рейтинге, входила в четверку лучших картин — и это небывалый случай для российского кино. «Нос, или Заговор «не таких» снят по сценарию Юрия Арабова. Замысел фильма возник еще при жизни Дмитрия Шостаковича, написавшего оперу «Нос» по повести Гоголя. Чудом удалось теперь найти средства на его реализацию. Среди героев фильма, совмещающего разные жанры, анимацию и документалистику, — Гоголь, Шостакович, Мейерхольд, Эйзенштейн, Булгаков, целый сонм советских вождей от Сталина до Молотова и Жданова, а также сам Андрей Хржановский в компании друзей, куда-то летящих в самолете.

Кадр из фильма «Нос, или Заговор «не таких». Фото: Пресс-служба фестиваля

Героем бельгийско-российской короткометражки «Сан дог» Дориана Ясперса стал молодой слесарь Федор из Мурманска. В другой короткометражке «Зееман и Ленин пересекают Альпы» режиссер Рудольф Херц вспоминает, как благодаря известному куратору Харальду Зееману (его не стало в 2005 году), который одним из первых начал осваивать необычные пространства для выставок, посетил одну из них. Среди монументальных скульптур был Ленин.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28178 от 25 января 2020

Заголовок в газете: Баран в молоке для Роттердама