Нонна Гришаева призналась в любви Людмиле Гурченко

В театре им. Вахтангова рассказали о непростой жизни великой актрисы

06.03.2020 в 16:55, просмотров: 3527

На Новой сцене театра им. Вахтангова состоялась премьера спектакля «Люся. Признание в любви», посвящённого Людмиле Гурченко. Роль великой актрисы исполнила Нонна Гришаева. Режиссёром постановки выступил Александр Нестеров. В её основе книги Гурченко «Мое взрослое детство», «Аплодисменты» и «Люся, стоп!». Инсценировку написала сама Гришаева вместе c Аллой Зохиной. Это глубоко личная история о сложной, грустной и счастливой жизни потрясла зрителей, а вместе с ними и корреспондента «МК».

 Нонна Гришаева призналась в любви Людмиле Гурченко
Фото: Валерий Мясников

Спектакль о Людмиле Гурченко стал настоящим событием. Зал Вахтанговского театра заполнился под завязку. Люди пришли с большими букетами цветов, что создавало атмосферу творческого вечера самой Людмилы Марковны, которой вот уже девять лет нет с нами. "Еще не раз вы вспомните меня", – зазвучали строчки Гумилёва в исполнении Гурченко. С них и начинается рассказ о её поразительно насыщенной, но совсем не простой и, конечно, тяжёлой жизни, спрятанной за блестящими нарядами. Ох, эти вечерние величественные платья, шляпки, меховые накидки. Все они на сцене, окружают маленький столик с зеркальцем, а в противоположном конце - скамейка и фонарь. Таким образом, зритель попадает сразу в два мира: актрисы и маленькой девочки из Харькова, мечтающей стать звездой мюзикла, а ещё бесконечно любящей своего папу.

Сыграть это невозможно, нужно прожить, пережить нечто подобное. Оттого Нона Гришаева не сразу примеряет образ Людмилы Марковны, а пытается объяснить зрителям и самой Гурченко, почему решилась на её роль. Она признаётся, что не была с ней знакома, но тоже безумно любила отца, а он её, и тоже с детства знала, что будет актрисой, и тоже благоговела перед жанром мюзикла. Да, что уж там сейчас репетирует роль Клары в «Соломенной шляпке», которую Гурченко сыграла в одноимённом кинофильме. Такой диалог одновременно с залом и ушедшим кумиром постепенно переносит нас в довоенный Харьков, где прошли самые счастливые годы Людмилы Марковны.

Фото: Валерий Мясников

Детская часть спектакля, пожалуй, самая сильная. В не й непосредственность, простота и вместе с тем нежность и радость. «Я совершенно не помню не молодых людей до войны – рассказывает Гурченко – все были молодые, счастливые, весёлые». Самым счастливым и весёлым был её папа. В спектакле его блестяще исполнил Михаил Васьков. Какой юмор, простота и оригинальность, а что за чудесный украинский язык! Сегодня без подступающих слёз его слушать невозможно. Однако здесь, на сцене, нет вражды, все вместе и русские, и украинцы, и евреи. Здесь вообще всё живое: оркестр, песни, танцы, костюмы, а главное сама Люся, как ласково называли Гурченко близкие.

Первое, что бросается в глаза: Гришаева не пытается пародировать Гурченко, её своеобразный голос, интонации и даже манеры. Нет, она говорит от себя и при этом в какой-то момент, кажется, что перед нами именно Людмила Марковна в своём царственном великолепии, ранимая, чувственная, смеющаяся и плачущая.

Фото: Валерий Мясников

Смена настроений происходит в такт смене нарядов. Их за полуторачасовой спектакль Гришаева перемерила едва ли не десять раз. Тут и яркое летнее платье, и строгие чёрные брюки с жилеткой, и облачение джазовой дивы. Каждый образ передаёт новую страницу в биографии Гурченко. Вот она в 1953 году поступила во ВГИК в мастерскую Сергея Герасимова и Татьяны Макаровой, исполнив Клавдию Шульженко, Леонида Утёсова и прочитав монолог Анны Карениной. Через несколько лет невероятный успех «Карнавальной ночи», рождение дочери, с которой ей так и не удалось по-настоящему сойтись, период забвения, переосмысление творческих приоритетов, мировое признание. Однако чтобы не происходило, она никогда не изменяла актёрскому призванию, и именно это, вкупе с бесконечной любовью к папе, к родному Харькову, к зрителю и воплотила на сцене Гришаева. Она поёт, танцует, шутит и не на миг не отдаляется от зала, вступая с ним в незримый диалог. Например, когда рассказывает о том, как Олег Басилашвили стеснялся целоваться на съёмках фильма «Вокзал для двоих», вспоминая чудный юмор Юрия Никулина и талант Никиты Михалкова. Многогранность Гурченко звучит и в насыщенном музыкальном сопровождении. Джаз, фольклор, эстрада соседствуют в нём столь органично, как органичны роли Людмилы Марковны – такие разные, но неизменно запоминающиеся.

- Это моё личное признание в любви – сказала Гришаева, после спектакля – самая дорогая и любимая моя роль.