После ухода на карантин в Эрмитаже стало больше посетителей

На экскурсию приходит за раз до 500 человек, и все – без очереди

08.04.2020 в 15:25, просмотров: 7307

 Видеокамера на  Главном Штабе транслирует картинку Дворцовой площади Санкт-Петербурга, взглянуть на которую можно  в любой момент из любой точки мира Для многих сейчас это единственный вариант посмотреть на Эрмитаж.  Сейчас это залитая весенним солнцем площадь с видом на знакомые зеленые корпуса. Для тех, кто скучает по эрмитажным видам, есть трансляции ещё с двух камер – во дворе Зимнего дворца (её установили ранее, чтобы желающие пойти в музей могли в режиме онлайн оценить масштаб очереди. Сейчас с этой точки удобно наблюдать за жизнью эрмитажных котов) и в зале Рафаэля, с видом на «Мадонну Конестабиле». 

После ухода на карантин в Эрмитаже стало больше посетителей

    С введением карантина 30 марта крупнейшему музею страны пришлось, как и всем, уходить в онлайн – конференции в зуме, трансляции в соцсетях, небывалый спрос на «виртуальный визит» в музей. Некоторые как будто впервые заметили присутствие музея в сети – зато погрузилась «по полной». Лично я ещё раз «сходила» на выставку вещей из Археологического музея Неаполя и парка Помпей «Боги. Люди. Герои» - она давно закончилась, но очень запала в душу, а теперь можно ещё раз по ней прогуляться. Таких как я, видимо, много. 

     Как сообщает пресс-служба, с 17 марта по 5 апреля в музее виртуально побывали 12 млн 864 тыс 273 человека. С 18 марта музей ведёт ежедневные онлайн-трансляции из Реставрационно-хранительского центра «Старая Деревня», главного музейного комплекса и Штаба. Первый эфир из хранилища русской мебели посмотрели больше полумиллиона человек. А 26 марта музей провел первую экскурсию на итальянском языке – в рамках проекта «Эрмитаж – Италии». Под видео в соцсетях – эмоциональные комментарии на итальянском. Обещают ещё экскурсии на английском, французском, китайском языках. 

    Знакомая, работающая научным сотрудником в музее, делится впечатлениями от удаленки: ей, кажется, так даже лучше. «В обычный рабочий день я пишу и делаю списки для чего-то по работе, что-то делаю с экспонатами. Или переноска, или реставрация, сохранность, или что-то ещё. Общаюсь с остальными службами, потому что вечно что-то надо. Электрики, реставраторы, уборщики, пресс-служба, фотографы, дизайнеры и прочие. И только когда есть свободное время, занимаешься научной темой. Вот сейчас оно наконец-то есть!» Сейчас она работает над текстом каталога. Важную информацию от дирекции, по словам знакомой, рассылают по почте или через чаты в мессенджерах. Появляться на работе запрещено. 

    Куда более интенсивно общаются с коллегами и работают отделы, которые организуют для нас огромный виртуальный Эрмитаж. Ксения Пушницкая, ведущий менеджер сектора компьютерной техники, рассказала «МК» о текущей работе. «Наша работа – это виртуальный визит, наполнение сайта. Раздел моей группы – цифровая коллекция. Эрмитаж закрыли 18 марта, сначала все продолжали ходить, потом с 23 числа все, кто мог, ушли на удаленку, нам разрешили взять с работы технику. Все под материальную ответственность. Гараж по заявке развозил технику сотрудникам домой. Я домой перевела часть книг, словарей, справочников. Но и этого не хватает. Всё удалённо не сделаешь, многие отделы работают в связке, и невозможность быть в среде музея, что-то уточнить в книгах, в экспозиции – мешает». Онлайн-совещания с коллегами начинаются в Zoom в 22 часа (по словам Ксении, в это время платформа работает лучше всего). «Мы раньше так много онлайн не общались и жалеем об этом. Какие-то вопросы стали быстрее решаться, так что этот новый опыт оказался полезен». Кроме Zoom у отдела есть свой чатик, в котором обсуждают что угодно – «от детей до корюшки». «У нас в отделе очень лёгкие дружеские и неформальные отношения. Люди работают вместе много лет», - говорит Ксения. 

    Когда Эрмитаж закрывали 30 марта, никто не думал, что это так надолго – фронт работ составляли до 6 апреля. Пока в музее  не было посетителей, но сотрудники еще ходили на работу, удалось сделать редкие кадры: например, с «вышкой» - особым высотным пылесосом, который работает под  эрмитажными потолками. Экспонаты в музее не укрыты чехлами – мне пояснили, что чехлы вредны, а укрывают скульптуру только на время уборки в зале. 

    Сейчас в музее, по словам Ксении Пушницкой, работает порядка 50-70 человек. Замдиректора, электрики, сетевые инженеры, сантехник, сотрудники службы безопасности. «За время карантина я пополнила свою базу данных на 2 000 экспонатов, - продолжает специалист. – Это много, обычно за неделю меньше выходит. Но я обычно и другой работой занимаюсь. К тому же я как раз тот тревожный, скучающий человек, который от этого только больше работает. Это, конечно, плохо. Жду переутомления и сплина. Нам норму никто не ставит, мы как-то её сами определяем и администрацию устраивает. Но сейчас, видимо, из-за побочного эффекта тревожности и возросшей выработки норма повысится. И вообще как-то определится. Стало гораздо легче посчитать, кто сколько сделал. Из командной работа стала более индивидуальной». 

   К слову, про сотрудников службы безопасности, по-прежнему работающих в музее: именно они каждое утро, совершая обход, выходят в эфир в Instagram и показывают нам музейные залы и экспонаты. Как рассказал «МК» фотограф музея из редакционно-издательского отдела Юрий Молодковец, в это же время к эфиру подключается сотрудник, который ведёт экскурсию. «Сам спикер сидит дома, - объясняет фотограф. – Сейчас в Instagram есть функция двойного подключения». Есть и вечерние эфиры, посвящённые книгам: «По вечерам я беру с полки книгу, посвящённую Эрмитажу, и мы устраиваем такие вечерние чтения у камина, - рассказывает Молодковец. - Подключается специалист, который рассказывает интереснейшие вещи по теме книги.

   - За время карантина выросла аудитория соцсетей музея?

   - Да, наши эфиры стали смотреть в три-четыре раза больше человек, а на аккаунт в Instagram подписались уже больше полумиллиона.

   - Какие отзывы приходят?

  - Очень много пишут: например, человек говорит, что живёт в двух минутах ходьбы от Эрмитажа и не ходил в музей, а теперь захотелось. Или ещё до введения полного карантина писали: «Смотрю ваши эфиры и буквально целую экран смартфона». Такие своеобразные признания в любви  музею. Сейчас подготовка эфиров занимает много времени – ведь нужно продумать сценарий, все отрепетировать. 

   Инстаграмные эфиры остаются на странице некоторое время, я обращаюсь к ним – и это, конечно, удивительное чувство. Видишь тихие пустые залы (за кадром слышно только дыхание, видимо, сотрудника службы безопасности), на другой половине экрана – экскурсовод в домашних декорациях  уверенно говорит: «Пройдемте в следующий зал», рассказывает захватывающие вещи об Италии XVII века (например). Тут же комментарии: «Хорошо преподносит материал!» - прямой эфир смотрят больше пятисот человек. Вживую такую группу собрать, конечно, невозможно. 

Михаил Пиотровский в статье для «Санкт-Петербургских ведомостей» прокомментировал ситуацию почти иронично: в Эрмитаж, наконец-то, можно попасть без очередей. Но также подчеркнул, что для виртуального гостя прогулки по музею бесплатны, а некоторые вещи из собрания в момент закрытия границ оказались за кордоном – в той же Италии, Франции, Нидерландах. В самом ГЭ остались экспонаты из разных стран. Из-за пандемии, пишет директор, пришлось продлевать сроки страховок вещей, произошли «чудеса бюрократической срочности». Упомянул директор и охрану: по словам Пиотровского, музей сейчас охраняют особенно тщательно. К слову, в Нидерландах в период карантина украли работу Ван Гога из музея в Ларене. Надеемся, с Эрмитажем все будет в порядке.

 Санкт-Петербург

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|