90-летние пионеры вспомнили, как впервые попробовали гречку

Фильм «Артековский закал»: о четырехлетней смене в главном детском лагере страны

На сайте Российской детской библиотеки состоялась премьера документального фильма «Артековский закал» Татьяны Мирошник.

В дни 75-летия Победы показать ее на телевидении не удалось. Героями картины стали пожилые люди, которые детьми в июне 1941 года отправились со всей страны в главный пионерский лагерь «Артек». Их смена растянулась на четыре с лишним года и превратилась в большое путешествие по СССР. Своих родителей ребята увидели нескоро.

Фильм «Артековский закал»: о четырехлетней смене в главном детском лагере страны
Эстонские пионеры 1940-х.

Узнав об этой необычной истории из газетной статьи, Татьяна Мирошник погрузилась в изучение материала, задумала снять игровую картину «Дневник вожатого». Это у нее семейное: ее отец – продюсер Владимир Есинов - сделал трилогию с необычным названием «Частное пионерское». Денег Татьяна на свой проект не нашла и решила пока снять неигровую картину, работа над которой продолжалось три года. Несколько месяцев со своими коллегами она разыскивала в Эстонии бывших артековцев. Нашли троих, но только двое согласились вспомнить о своем пионерском прошлом. С них и начинается рассказ. 92-летний Виктор Кесккюла из Таллина и 90-летняя Этель Аэсма, живущая в Пайде в пансионате для пожилых людей, встретились в апреле 2019 года. Они не виделись больше тридцати лет, хотя живут в ста километрах друг от друга.

Руководство пансионата, где Этель живет четвертый год, не разрешало съемочной группе с ней встречаться, ссылаясь на возраст и состояние здоровья подопечной. Но авторы фильма нашли в соцсетях ее внука, созвонились с Этель, которая сама решила все вопросы с руководством пансионата. У нее отличная память. Она помнит все имена и детали того детского путешествия по СССР.

Бывшие пионеры и сами удивляются, еще живы. На экране - 96-летний Валентин Виллямсоо, который был пионервожатым в 1940-е. Этель Аэсма 15 июня 1941-го выехала в «Артек» вместе с девятью девочками и пятнадцатью мальчиками из Эстонии. Русского языка не знали, и первые слова, которые усвоили, это - «кушать», «спать», «дурак». В Крыму впервые попробовали виноград. Единственное, что их смущало, так это прежде незнакомая гречка. Этель вспоминает: «Она была коричневая, некрасивая. Отдавали ее собакам».

Бывшие артековцы Этель Аэсма и Виктор Кесккюла. 2019 год.

22 июня дети узнали о начале войны. За ребятами с Кавказа и Средней Азии приехали родители. Тех, кто был из Прибалтики, Западной Украины и Молдавии (всего около 300 детей из западной части СССР), во главе с вожатыми (их было всего четверо) 5 июля эвакуировали из Крыма в Подмосковье. Добирались туда на поезде, разместились в имении бабушки Лермонтова «Мцыри». Фронт приближался, и пришлось ехать под Сталинград, а потом и в сам город, где они прожили с ноября 1941-го по май 1942-го, встретили Новый год у сосны за неимением елки. Но Сталинград начали бомбить. Сначала спасались в подвале, а потом отправиться в степь. Теперь Этель вспоминает как цвели там вишни. Дети ловили рыбу, сами готовили, занимались прополкой, стирала белье. В перерывах между бомбежками их вывезли на грузовиках и судне в Камышин, Уфу, Бийск вместе со скарбом – кастрюлями, шароварами. Конечной точкой военного транзита стала Белокуриха. По пути кого-то забирали родители, находившиеся в эвакуации на Урале. На Алтае осталось 200 ребят. В Белокуриху они приехали как иностранцы. Кого только не было тогда на Алтае – эстонцы, казах, немка из Киева… Их новая одноклассница Гая Аверченко, живущая теперь в Твери, вспоминает, что артековцы были не такими как местные дети: одеты лучше, всегда сытые в отличие от полуголодной деревенской детворы. Местные рисовали свеклой и сажей, разведенной молоком, а у артековцев были карандаши, каких в Белокурихе отродясь не видели.

Помимо рассказов очевидцев, музейных сотрудников с Алтая, в фильме использована хроника 1940-х, где дети занимаются взрослыми делами, рубят дрова. Совсем крохи. Чуть больше топора.

Эстонские дети перед оправкой в Крым.

В январе 1945-го эстонские ребята покинули лагерь на Алтае. Этель вспоминает, как дома ее встречали маленькие сестры. В 1972 году она написала книгу на эстонском языке о том, как выжила. Помогли собственные дневники и письма артековцев. А проиллюстрировал книгу эстонский художник Кальо Полли. Он - тоже артековец 40-х. Но теперь о нем рассказывает его сын.

Вспоминает о самой длинной смене и 91-летняя москвичка Валентина Бабель – женщина редкой красоты и благородства. Она отправилась в Крым после пятого класса по 45-дневной путевке. Успела дать интервью и умерла вскоре после съемок. Дети преодолели 7750 км, их эвакуация длилась 432 дня. В целом смена составила 1301 день и стала самой длинной в истории главного пионерского лагеря СССР.