Ведущая «Квартирного вопроса» Оксана Козырева: «Обоих мужей нашла на работе»

Теледива рассказала о быстрой переделке и разводе, как разновидности ремонта

За шесть лет телеремонтов Оксана Козырева научилась видеть в разрухе и нервотрепке массу положительных и даже созидающих моментов. Возможно этому способствуют диплом психолога и полученное в наследство от мамы умение быстро менять обстановку в квартире.

Теледива рассказала о быстрой переделке и разводе, как разновидности ремонта
Фото предоставлено пресс-службой.

Программа «Квартирный вопрос» на канале НТВ стала в немаленькой теле-биографии Оксаны первым всенародно любимым проектом. И конечно у телеведущей стразу появилась репутация девушки, которая, благодаря служебному положению, живет в идеальных интерьерах. Однако свой идеальный интерьер Оксана сложила еще до того как попала в шоу о переделке. И квартира и все, что в ней находится достались телеведущей по схеме «я сама», чем, конечно можно гордиться. В разговоре с «МК» Оксана обсудила быструю переделку, антиквариат и развод, как разновидность ремонта.

— Во время карантинного затворничества многие отмечали неожиданное желание что-нибудь изменить в квартире. Вас мысли о спонтанном ремонте посещали?

— Было такое. Мы переклеили обои, перекрасили стены в детской. Видимо сказалось долгое присутствие дома.

— Плюс опыт на съемочной площадке. Наверное вы так насмотрелись на ремонты, что совсем их не боитесь…

— Мне и правда не нужно к этому долго готовиться. Более того, все зависит от моего настроения. Могу лежать на кровати, смотреть на стены и подумать: «Господи, ну что за дурацкий оттенок!» А потом, даже не завтра, а сегодня поехать в магазин и выбрать там все, что нужно. Долго я не выбираю, те самые обои и краску купила минут за десять. Бывает, результат на стенах не совсем тот, что хотела, но долго я в процессе выбора находиться не могу.

— Кстати, многие уверены, что ремонт — очень ответственное мероприятие и подходить к нему нужно примерно как к рождению детей. Но, видимо, это не ваш случай…

— В разных семьях все по разному устроено. У кого-то ремонт становится общим делом, которое очень объединяет семью. Мне важнее не процесс, а результат, то как я буду чувствовать в новой обстановке. Поэтому стараюсь все сделать побыстрее.

— Наверное взгляды на интерьер начинают формироваться с самого детства, когда ребенок видит домашнюю обстановку, или квартиры родственников. Вас в детстве какие интерьеры окружали?

— Я выросла в маленьком городе, где был завод и военное училище, поэтому жили там две категории людей, рабочие и военные. Обстановка была небогатая, но моя мама всегда отличалась какой-то тягой к уюту, чистоте и перестановкам мебели. Перестановки были прямо домашним хобби. Папа мог уехать в командировку на три дня, и за это время мы с мамой успевали ободрать обои и поклеить новые. У нас всегда было уютно, даже при небольшом бюджете. И еще мама не сторонница старых вещей, культа антиквариата у нас в семье не было. Конечно я все это впитала. У меня есть запрос на то, чтобы было комфортно и уютно, я придаю этому огромное значение, даже номера в отелях меняю, если мне что-то не нравится. И трепета по отношению к старым вещам у меня, как и у мамы, нет. Я люблю современную, лаконичную обстановку.

— Простая перестановка мебели иногда может стать куда эффективнее ремонта. Героям «Квартирного вопроса» всегда требуется радикальная перестройка, или кому-то достаточно прибраться и выбросить хлам?

— Все чаще встречаются квартиры, по которым понятно, что их хозяева много знают и понимают в интерьерах. Какие-то вопиющие случаи сейчас попадаются уже не так часто. Но есть категория героев, в квартирах которых действительно в первую очередь нужно выбросить старые вещи, освободить пространство и это будет уже семьдесят процентов успеха. Сама переделка больше про эмоции, потому что это новый, иногда неожиданный интерьер. Но большинство проблем решаются при помощи переоценки пространства и выбрасыванием лишнего.

Фото предоставлено пресс-службой.

— Подозреваю, что героев программы искать непросто. Все-таки они должны интриговать зрителя и желательно вселять ощущение, будто все происходящее на площадке в коня корм…

— Поиск героев — очень интересный процесс, особенностью которого является то, что долго в этом копаться нет времени. Приходят заявки, потом идет отсев анкет по техническим моментам. Например, однушку мы отремонтировать не сможем, потому что герои и съемочная группа там просто не поместятся. Потом те, кого выбрали по анкетам приходят на кастинг, где интервью с ними записывают на камеру. Конечно, герои должны быть приятными людьми. Не обязательно уметь играть на трубе и стоять на голове, но за ними должно быть интересно наблюдать. Желательно, чтобы не все сводилось к меркантильному интересу. Конечно он есть у всех, но кроме этого нужна какая-то эмоция, на которую мы всегда откликаемся.

— Наверное были случаи, когда друзья или родственники говорили: «Может быть переделаете мне комнатку, очень нужно…». Как вы обычно реагируете на такие просьбы?

— Вы это очень мягко сформулировали и если бы мне так говорили, то я может быть что-то подсказала людям, или как-то их сориентировала. Но чаще это история про поживиться. Понятное дело, что служебным положением у нас пользоваться запрещено и соблюдение этого правила является залогом долгого существования программы. А вообще только ленивый и мертвый не написал мне за эти годы по поводу бесплатного ремонта. Причем иногда писали люди совсем не нуждающиеся, а вполне себе состоятельные. Я всем достаточно четко объясняю наши правила и уже натренировала к этому иммунитет.

— До «Квартирного вопроса» у вас уже была довольно насыщенная телевизионная биография, но здесь вы оказались в народной программе со своими традициями. Помните свой первый рабочий день в «Квартирном вопросе»?

— Это было очень волнительно и ответственно, потому что я входила в программу, у которой были свои постоянные зрители, которые тебя начнут каким-то образом воспринимать. Помню стилисты мне выбрали тесноватые туфли, но я от волнения вообще забыла, что они мне жмут. Было такое напряжение, что я запомнила только один момент: в перерыве я вышла на балкон квартиры героев программы, чтобы как-то выдохнуть и побыть одной. Больше толком ничего не помню. Но мне повезло с первыми героями — это были отличные семьи, контакт с которыми наладился очень легко.

— На съемках программы про ремонт все конечно же происходит не так быстро и четко, как потом в кадре. Есть и пыль и грязь и неудобства. Бывали моменты, когда процесс вдруг растягивался настолько, что перед героями приходилось как-то объясняться?

— Безусловно были ситуации, когда что-то могло затягиваться. Это могло быть связано с какими-то сезонными работами, которые не успевали сделать. Но иногда случалось так, что трудности при ремонте идут героям в плюс. Например, вскрывается крыша, а она вся в черном грибке и плесени. Или старый пол, под которым гниль, крысы и так далее. Понятно, что все нужно менять, и это часто удлиняло процесс. На моей памяти было пару проектов, которые вообще пришлось заморозить, потому как в поселок не провели электричество, хотя обещали. Помню на одном объекте мы долго ждали стол, который превращается в подиум. В таких ситуациях мы стараемся не оправдываться, а объяснить с чем это связано и, как правило, люди понимают, что в итоге им же сделают лучше.

— Интерьер от профессионального дизайнера конечно впечатляет, но всегда есть риск не угадать желаний героев. Часто ли вы видите разочарование на лицах людей, которым вы передели часть квартиры?

— За шесть лет работы наверное только пару раз складывалось так, что после переделки получалось не лучше, чем было. Но всегда есть вложения на совесть. Где-то двери поменяли, где-то окна, полы, то есть фундаментальное и надолго, что, как мне казалось, должно радовать. Но все мы разные. Люди могут получить очень классную переделку, но при этом оказаться внутренне не готовыми к ней. Есть люди, которые долго привыкают к переменам. Вроде все круто, но непривычно. Люди старшего поколения, не привыкшие к халяве, конечно чаще воспринимают ремонт как какое-то чудо. Но бывают и сомнения и недовольства. Хотя по факту, когда мы в той же квартире снимаем сюжет через год-два, очень часто в интерьере нет никаких перемен. Как мы вазочку поставили, так она и стоит. Это приятно. Но бывают и те, кто стены перекрашивает, или мебель переставляет.

— Некоторое время назад вы получили диплом психолога, и это, наверное, очень помогает в работе. Могу предположить, что иногда при знакомстве с героями вы понимаете: им сначала лучше ко врачу, а потом уже ремонт делать…

— Такие мысли бывают еще на стадии кастинга. Иногда ты понимаешь, что в семье большое напряжение, и переделка только всех добьет. Или наоборот, ремонт сможет решить какие-то проблемы. В какой-то семье могут быть взрослые дети, а родители хотят переделать именно детскую, и понятно, что они хотят таким образом удержать ребенка, который скоро выпорхнет из гнезда. Мы это обсуждаем, предлагаем другие варианты. Или выгоревшая в декрете мама, и переделка для нее станет глотком свежего воздуха. Естественно у меня есть свое восприятие героев, но важно провести границу. Я все-таки ведущая и поэтому не лезу в какие-то ситуации со своими комментариями, так что психологическое образование напрямую не использую, хотя оно конечно является вспомогательным элементом в работе.

Фото предоставлено пресс-службой.

— Недавно вы выпустили книгу, в которой подробно описали непростой развод и все ваши переживания по этому поводу. Люди публичные очень редко идут на такие откровения, но вы это сделали. Вам такая книга была необходима в эмоциональном плане, или вы просто хотели сделать заявку как писатель?

— Если говорить про мотивацию, то мне действительно с раннего детства очень нравилось писать, я давно мечтала о книге и планирую продолжать. При этом я понимала, что любить писать и написать книгу — это разные вещи. Нужен замысел, который писатель выносил. У меня не было цели провести за счет читателя собственную психотерапию, вывалить все это, потому что носить в себе больше невозможно. На мой взгляд откровенные вещи должны оставаться в кабинете психолога. Мне было важно выдать эти эмоции, уже прожив и переосмыслив свой развод. Это всегда больная тема, но по своему опыту, опыту друзей и коллег я понимала, что если расставание не осмыслить, то развод будешь носить с собой как чемоданчик. Здесь есть очень важный момент: нужно посмотреть в ту сторону, куда очень не хочется смотреть и с облегчением жить дальше. Мне хотелось показать, что можно не бояться об этом рассказывать.

— После развода ваша жизнь сложила весьма удачно. Вы снова вышли замуж, родили второго сына. Правда нарушили старое правило, по которому девушкам из медиа не в коем случае не нужно искать мужа на работе…

— Также говорят про актерские браки, но чем больше я наблюдаю за людьми, тем отчетливее понимаю, что все зависит от конкретного человека. Есть масса удачных примеров. Потом муж у меня работает за кадром, и это облегчает отношения, между нами нет конкуренции. И вообще людей мы находим не по своему разумному желанию, а в той сфере, где больше всего живем. Я всегда знала про свой трудоголизм, и в итоге и первого и второго мужа нашла на работе. А где еще я могла их найти?

— Решив для себя квартирный вопрос вы, как мама двоих детей, наверное теперь ищете дачный ответ, тем более, что на карантине жизнь за городом получила неплохую рекламу. Или вы убежденный городской житель?

— Вы попали в мою боль. У меня сейчас настоящее раздвоение. С одной стороны я совершенно городской человек, мне нравятся кафе, концерты и прочие прелести. Но с детьми, конечно, удобно жить за городом, и иногда я смотрю в сторону дачи. Есть правда свои нюансы. Я не вожу машину, и от мысли, что буду отрезана от цивилизации у меня начинается паника. Мы обсуждали с мужем дачные варианты, но пока нам сложно понять, как можно работу и всю нашу жизнь совместить с загородным режимом. Только если максимально перейти на удаленку. Наверное я люблю дачи, но пока на расстоянии.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28335 от 12 августа 2020

Заголовок в газете: Оксана Козырева: «И первого, и второго мужа я нашла на работе»