Дарья Юргенс рисковала жизнью на съемках «Морских дьяволов»

«Я успела высунуть голову и крикнуть: «Ваня, я тону!»

Если в театре Дарья Юргенс играет героинь разных характеров и эпох, то в кино ее самыми популярными образами стали Даша-Мэрилин из «Брата-2» и Багира из «Морских дьяволов». Весьма решительные дамы, которые сами решают свои проблемы, иногда при помощи оружия и приемов рукопашного боя.

«Я успела высунуть голову и крикнуть: «Ваня, я тону!»

Дарья из тех, у кого актерская профессия прямо-таки на роду написана. Ее родители — серьезные драматические артисты, а свою первую театральную роль Юргенс-младшая получила еще в школьном возрасте. В конце девяностых она стала прямо-таки музой Алексея Балабанова и сыграла в его картинах «Про уродов и людей» и «Брат-2». Однако строить свою карьеру исключительно на авторском кино сейчас мало кому по силам, поэтому вслед за балабановскими нетленками в фильмографии актрисы появились и так называемые продюсерские проекты, куда менее обласканные критикой. Но вне зависимости от рецензий сериал «Морские дьяволы» канала НТВ стал настоящим феноменом в современной сериальной индустрии. «Дьяволы» уже пятнадцать лет в эфире, и все это время Дарья Юргенс играет в сериале одну из главных ролей. «МК» обсудил с актрисой снайперские винтовки, стрельбу боевыми патронами и коньяк на съемочной площадке.

— Дарья, вы одна из немногих, кто снимается в «Морских дьяволах» на протяжении пятнадцати лет. Вы сами вообще верите, что это все с вами происходит?

— Иногда с трудом. И для меня это уже не пятнадцать, а шестнадцать лет. Начали мы снимать третьего июня 2004 года. Очень хорошо запомнила эту дату, потому что 28 мая моей дочери исполнился год, и уже через несколько дней я была на съемках. Это огромный период моей жизни, и он оставил неизгладимый след. На этом проекте все мы стали близкими людьми. Кто только ни работал на «Морских дьяволах»! Иногда мне кажется, что многие артисты, режиссеры и операторы, прежде чем стать известными, были заняты в этом сериале.

— Если уж называть вещи своими именами, то проектов с похожим сюжетом довольно много, и при запуске шансы на успех у «дьяволов», скорее всего, были небольшие…

— Когда мы только начали сниматься, некоторые режиссеры говорили: «Не берите в голову, этот сериал, дай бог, пройдет где-нибудь в регионах, и все его благополучно забудут». Но прошел первый сезон из двенадцати серий — и потребовали второй, а потом третий, четвертый, пятый. Затем появился сериал «Морские дьяволы. Смерч», у которого тоже было три сезона, потом «Морские дьяволы. Нерпы». К нам присоединились молодые артисты, но я и Олег Чернов прошли все с самого начала. Иван Паршин пропустил пару сезонов.

— Наверное, возникали ситуации, когда вы себе говорили: «Все, это последний для меня сезон, пора с «дьяволами» заканчивать?

— Так говорили после каждого сезона, но мне почему-то кажется, что с этим сериалом еще не закончено, хотя из-за коронавируса мы полгода ничего не снимали. Все-таки его любят и к тому же постоянно показывают. Часто слышу от людей, что они выросли на «Морских дьяволах». Я вам больше скажу: как-то я была в Севастополе, и на пляже ко мне подошли военные, пригласили меня к ним за столик. И один парень сказал, что учился держать снайперскую винтовку у моей героини Багиры.

— Когда вы получили сценарий и поняли, что на съемках вам придется нырять, драться, стрелять, ползать по горам и все в таком духе, наверное, могли возникнуть опасения, как это вытянуть физически?

— Как девочка-артистка я всегда мечтала сняться в боевике. Когда меня утвердили на роль Багиры, я уже была взрослая, 35 лет, но мечта всей молодости по-прежнему была со мной. Я очень рада, что получила эту роль бесстрашной женщины, и вот мне сейчас уже 52 года, а я по-прежнему ее играю.

— Мне кажется, что после пятнадцати лет съемок в «дьяволах» к морю вы относитесь очень спокойно и вполне можете прожить без традиционного отпуска на побережье…

— Моря много не бывает. Я выросла в Мариуполе на море и совершенно от него не устала. И на съемках от него не устала. Конечно, иногда приходилось нырять в холодную воду. Это ужасно, особенно когда ты уже довольно взрослая. То ли в прошлом, то ли в позапрошлом сезоне я ныряла в прорубь, когда на улице было минус пятнадцать. Но ничего, и с этим справилась.

— Я слышал, что вам после съемок в воде наливали немного коньяка...

— Это правда. За нас очень волновались. Съемки каждый день, мало ли что может случиться после переохлаждения. Нас и в баню водили, и коньячка наливали. Но — чтобы никто не заболел, а не для того, чтобы кто-то напился.

— Роль Багиры вам очень подходит. Мундир на вас сидит как влитой, оружием вы владеете весьма убедительно. Вы в обычной жизни хоть чем-нибудь похожи на такую супервумен?

— Багиру писали точно не с меня. Но я у нее многому научилась. Я бы никогда не села за руль, но Багира заставила меня это сделать. Я высоты боюсь, но на съемках пришлось на гору ползти и еще там что-то делать. И поползла. Так что мои героини меня поддерживают. Не я их, а они меня.

Дарье отлично удаются образы решительных женщин, таких как Мэрилин из «Брата-2» или Багира из «Морских дьяволов». Но актриса признает, что в жизни совсем не похожа на своих героинь.

— Вы из актерской семьи, у вас большой театральный опыт. С таким набором навыков в сериалах, как многим кажется, вы можете играть, что называется, с закрытыми глазами. Есть в этом доля правды?

— Нет, это неправда. Я стараюсь готовиться к любой работе, и не важно, о чем идет речь: о спектакле, фильме или сериале, все это часть моей профессии. Я не могу прийти на площадку неподготовленной, не видя текста. Всегда прошу присылать мне текст как можно раньше, потому что если я его не изучу и не буду знать, то это будет глупость какая-то. Работать в сериале иногда сложнее, чем в полном метре. И чтобы это не выглядело халтурой, чтобы не разочаровать зрителей, относиться к сериалам нужно очень серьезно. И если бы мы не относились к «Морским дьяволам» серьезно, то прошел бы сезон, может быть, второй на волне первого, но потом все бы провалилось и закончилось.

— За полтора десятка лет съемок, наверное, были ситуации, которые сложно забыть. Что вам в этом проекте запомнилось особенно отчетливо?

— Один раз я чуть не утонула, меня спас Иван Паршин. Наверное, это была моя вина: я надела сухой гидрокостюм и забыла правильно его застегнуть. И вот я красиво ныряю с лодки в Неву и понимаю, что в костюм начинает заливаться вода. Ноябрь, холодно, сильное течение. Я успела высунуть голову и крикнуть: «Ваня, я тону, вода!» И он меня каким-то чудом одним махом сумел выдернуть из реки.

Как-то мы работали с настоящим оружием, поэтому на съемках присутствовали ребята из подразделения «Альфа». У всех были холостые патроны, а Ване Паршину попался рожок с боевыми. Артисты, знаете ли, люди любопытные, могут прицелиться, нажать на курок интереса ради. И Ваня нажал. Но благо выстрелил в асфальт прямо между мной и Олегом Черновым. Меня немного посекло кусочками асфальта, но все могло быть гораздо хуже. На следующий день «альфовцы» принесли мне огромную бутылку виски и сказали: «С днем рождения!» Я сначала не поняла и говорю: «У меня день рождения в январе». А они: «Нет, день рождения у тебя был вчера». До сих пор остается тайной, откуда на съемках взялся рожок с боевыми патронами.

— Такие сериалы могут быть очень популярными, но редко впечатляют критиков. Вы не переживаете из-за отсутствия хороших рецензий?

— Мне гораздо важнее отзывы простых людей. Работа критиков, конечно, критиковать, но, на мой взгляд, они выражают свое личное субъективное мнение. Искусство вообще очень субъективно. Кому-то нравится такая, извините, галиматья…

— Вы снялись в картинах «Про уродов и людей» и «Брат-2» Алексея Балабанова. Это авторское кино, которое уже стало своего рода классикой. Какие впечатления у вас остались от работы с этим очень важным для российского кино режиссером?

— Сейчас я хорошо понимаю, что работала с замечательными артистами и гениальным режиссером, которого нам всем очень не хватает. Я счастливый человек, и эти съемки мне запомнятся на всю жизнь. Фильм «Про уродов и людей» для восприятия довольно сложный. Вот мой брат, например, посмотрел и сказал, что это хрень какая-то. А мама сказала, что ничего лучшего в своей жизни не видела. Это все тоже субъективно. Когда я читала сценарий «Про уродов и людей», то многого там не поняла, но сам фильм мы воспринимаем на чувственном уровне. Я, например, в жизни не видела такой красоты Петербурга, каким его показал оператор Сергей Астахов. А «Брат-2» стал народным кино, которое до сих пор смотрят и маленькие, и старенькие.

— В «Брате-2» вы сыграли проститутку Мэрилин, и многие актрисы, наверное, долго бы думали, прежде чем согласиться на такой образ…

— На съемках «Про уродов и людей» я уже понимала, что участвую в чем-то особенном и невероятном. И когда ко мне подошел Леша Балабанов и спросил, не хотела бы я сняться в «Брате-2», но с одним условием, придется обриться наголо, безо всяких раздумий и без единого сомнения я сказала: «Да». Я приняла это как огромную честь и доверие, которые мне были оказаны с его стороны.

— Если бы вы могли сосчитать, сколько раз вам разные люди вспоминали вашу фразу из «Брата-2»: «Мальчик, водочки нам принеси» — то, наверное, получилась бы внушительная цифра…

— Если бы я эту фразу каждый раз записывала, то получился бы том величиной с телефонную книгу. Но хочу вспомнить еще один фильм, который я считаю для себя очень важным. Это сериал «Васильевский остров» Владимира Шевелькова. Он вышел в очень неудачное время, когда между Россией и Грузией резко ухудшились отношения. А одной из сюжетных линий там был роман русской девочки и грузинского мальчика. Мне очень жалко, что сериал показали всего один раз, хотя артисты там прекрасные. У Алисы Фрейндлих, на мой взгляд, одна из лучших ее ролей.

— В одном из интервью вы вспоминали, что поехали в Петербург учиться на актрису во многом вопреки воле вашей мамы, народной артистки Украины Натальи Никитичны Юргенс. Как вы отнеслись к намерению вашего сына продолжить семейную династию?

— Мама меня и правда всю жизнь отговаривала и критиковала мой выбор, но сыну я препятствовать не стала. А уж когда в театре мы стали с Егором играть вместе, то я испытала невероятное счастье. Невозможно описать, что у меня творится в душе, когда я выхожу с сыном на сцену.

Читайте как снимали "Морских дьволов"

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28371 от 23 сентября 2020

Заголовок в газете: Дарья Юргенс: «На съемках Мморских дьяволов» я родилась во второй раз»