Железняк и Кравченко породнились под крышей «Ленкома» Марка Захарова

В театре сыграли семейную комедию о женском несчастье

В канун дня рождения Марка Захарова театр «Ленком», который теперь официально носит его имя, представил первую премьеру сезона — спектакль «Под одной крышей» по пьесе Людмилы Разумовской. Три женщины — бабушка, дочка, внучка, а также один прекрасный принц — и до смешного близкие почти каждой русской семье диалоги. С премьерного показа — корреспондент «МК».

В театре сыграли семейную комедию о женском несчастье
Фото: Александр Стернин

13 октября Марку Захарову исполнилось бы 87 лет. За день до этого театр, с которым навеки официально связано его имя, второй раз показал спектакль «Под одной крышей» режиссера Романа Самгина. Еще до официальной премьеры постановка возбудила поклонников «Ленкома», но отнюдь не в положительном ключе, после того как спектакль «Под одной крышей» сыграли на нескольких площадках Москвы. За это время зрители успели прикрепить к нему антрепризный ярлык, хотя, по словам директора театра Марка Варшавера, именно Марк Анатольевич утвердил пьесу в репертуар. Соответствующий приказ до сих пор хранится у Варшавера на рабочем столе. Вот только работу своего ученика, режиссера Романа Самгина, Захаров посмотреть не успел.

О прекрасной половине человечества сложены десятки тысяч стихов и песен. Особенно о русских. И знаменитые строки Некрасова тому самое лучшее доказательство:

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц.

И далее:

В игре ее конный не словит,
В беде — не сробеет, спасет;
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Но это все лирика. Селенья давно сменились мегаполисами, избы — панельными домами. Только беды вокруг все множатся. И ни о каких царственных взглядах речи не идет.

В зале — преимущественно женщины, на сцене — тоже. И сама пьеса написана тоже дамой — Людмилой Разумовской. В центре внимания три поколения: бабушка (Татьяна Кравченко), ее дочь (Олеся Железняк) и внучка (Авелина Квасова). Между ними — пропасть. Ну и мечта о прекрасном принце (Степан Косыгин), который то и дело кружит по сцене в розовом трико под аккомпанемент великой музыки Петра Чайковского.

«Первый раз эта пьеса попалась мне где-то в середине 80-х и тогда никак не заинтересовала. Пьеса как пьеса… камерная. Всего-то 4 человека. Такие постановки для малых сцен еще не были популярны. И антреприз не было. Но недавно перечитал пьесу, и она неожиданно для меня обожгла своей человеческой правдой, правдой о жизни, о женщинах», — говорит Роман Самгин.

А правда эта до смешного грустная. Сначала 38-летняя Валентина (Олеся Железняк) в ночной рубашке декламирует оду свободе, которую ей не суждено обрести. Потом с того же обшарпанного кресла-кровати обвиняет мать в деспотизме и разрушенной жизни. А через несколько минут возлагает надежды на 17-летнюю дочь, у которой все еще впереди. И уж она-то поймает удачу за хвост. Тем временем бывшая фронтовичка Нина Петровна (Татьяна Кравченко) ценой собственных нервов и здоровья старается держать дом в порядке: не только физическом, но и моральном. А тут помимо нерадивой великовозрастной дочери любимая внучка, которая еще школу не успела закончить, принесла в подоле аморальную весть. Так еще и в свой день рождения. «Ребенок, значит… Как отца зовут? Художник?! А живет где? Адрес! Пусть женится! Что значит — не может? Как женат?!»

За этими простыми, крикливыми диалогами, нехитрыми мизансценами и откровенно старомодной постановкой кроется абсолютная правда русских однополых семей. И сексуальная ориентация тут ни при чем. Просто когда три разные женщины, пусть и скрепленные кровными узами, живут под одной крышей и тешат себя надеждами на счастливое будущее с прекрасным принцем (как 17-летняя Люба и 38-летняя Валя) или в уютном деревенском домике (как пожилая Нина Петровна), настоящая жизнь пролетает, как сладкий сон.

Драматург Людмила Разумовская написала трагичный финал для этой истории — все друг от друга отворачиваются, так и не найдя общего языка. Но режиссер не просто оставляет зрителю надежду на счастье, но и дает подсказку, как его достичь. А если скептикам кажется, что художественная тропа, которой пошел театр «Ленком», давно поросла бурьяном, достаточно послушать реакцию счастливых женщин сразу после спектакля. «Вот это точно я с мамой! Она меня все время душит и жизни не дает. Всех мужиков из дома выжила… Хороший спектакль. Есть о чем подумать», — говорит подруге довольная зрительница.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28389 от 14 октября 2020

Заголовок в газете: Железняк и Кравченко породнились под крышей «Ленкома»