Трудности перевода Эдриана Броуди

В столице незаметно прошло открытие 31-го Московского международного кинофестиваля

20.06.2009 в 12:06, просмотров: 4319

В минувшую пятницу, под дождем и пронзительным ветром, начал свою работу 31-й Московский Международный кинофестиваль, которому в этом году исполняется 50 лет.

Вечер получился полярным по эмоциям. На официальном открытии в «Пушкинском» мрачный тон задало решение организаторов вручить специальный приз фестиваля имени Константина Станиславского «Я верю», во-первых, на открытии (раньше эта награда отдавалась на закрытии), во-вторых, посмертно – Олегу Янковскому. Как сказал президент фестиваля Никита Михалков, «приз имени Станиславского просто обязан достаться великому русскому актеру». Ни со словами Михалкова, ни с величием Янковского не поспоришь. Но зачем было праздничную церемонию превращать в премию «Золотой орел», на которой награды зачастую раздают в пользу уже ушедших кинематографистов?

Это не единственное, чем удивил фестиваль в этом году. Журналисты и гости в первую очередь обсуждали ковровую дорожку. Точнее, ее цвет. Вместо привычного и благородного красного, она встречала гостей ядреным зеленым. Дань одному из спонсоров ММКФ, популярному оператору мобильной связи. Из-за этого со стороны фестивальная лестница напоминала то ли футбольное поле, то ли лужайку, по которой, комично прикрываясь от дождя зонтиками с логотипом того же спонсора, звезды, боясь оступиться, поднимались за поцелуем Михалкова.

А как следует расшевелил всех только Эдриан Броуди, приехавший не только открыть фестиваль, но и поддержать фильм «Кадиллак рекордс», в котором сыграл главную роль. Причем, говорил-то актер со сцены серьезно:

- Для меня очень почетно побывать в России, на родине Станиславского, который, как вы знаете, значительно повлиял на актеров по всему миру.

Да только сказано это было с таким артистизмом, так непринужденно, что гости невольно рассмеялись. То ли обидевшись, то ли поймав настроение публики, актер тут же среагировал:

- Не знаю, чего вы смеетесь, я вообще-то серьезные вещи говорю. Наверное, это трудности перевода.

Правда, этим замечанием Броуди вызвал еще больший смех зала. Всех на серьезный и даже тяжелый лад вернул Павел Лунгин – председатель жюри и режиссер фильма-открытия 31-го фестиваля – исторической драмы о правлении Ивана Грозного «Царь». Картину так же вышли представить исполнитель главной роли Петр Мамонов, Алексей Макаров и Иван Охлобыстин.

- Я вижу тут у кого-то в руках мороженое, поп-корн, - начал Лунгин. – Я попрошу сейчас вас перестроиться внутренне на другую волну. Предупреждаю сразу, фильм не радостный, он требует работы.

Что верно, то верно – новая картина Лунгина требует к себе полнейшего внимания. В драме великолепно воссозданы не только дух эпохи Ивана Грозного, но и ювелирно выстроены отношения между деспотом-царем и митрополитом Филиппом (Олег Янковский), пытающимся прекратить безумства опричнины. Жаль, что картину по достоинству смогли оценить далеко не все гости. Сама церемония открытия, уложившаяся в рекордные 40 минут, перед просмотром прервалась на «технический перерыв» для разбора декораций на сцене, который растянулся на час с лишним. Гости, не выдержав скверной погоды на улице, начали расходиться на банкет на набережной в Нескучном саду раньше времени.

Кстати, именно на банкете мгновенно пропали все трудности перевода у Броуди и остальных гостей.. Там Эдриан с удовольствием примерил капитанскую фуражку, на подобие той, что каждый год надевает Никита Михалков, и общался с нашими звездами. Среди них был и Дмитрий Дибров – ведущий церемонии открытия, который, как и фестиваль, празднует в этом году 50-летний юбилей. Говорят, изначально церемонию должен был вести Иван Ургант, но по непредвиденным обстоятельствам ему пришлось искать замену. Надо сказать, Дибров со своей задачей справился, совместив приятное с полезным: и фильмы-победители ММКФ разных лет представил, и о том, как рос вместе с фестивалем, рассказал.

Здесь же, на банкете гуляли одной компанией Алексей Чадов, Павел Деревянко и Юрий Колокольников. Молодым актерам стало скучно и душно в официальном VIP-шатре, где расположились президент фестиваля и его персональные гости, вот и вышли подышать на воздух.