Родина «русского мрамора»

Древнее подмосковное село Мячково, стоящее на Москве-реке, «подарило» российской столице одно из ее прозвищ — Белокаменная

05.02.2014 в 21:22, просмотров: 3119

В окрестностях Мячкова с незапамятных времен добывали известняк, который часто называют еще «русским мрамором». Именно такой камень широко использовался нашими предками для строительства: материал красивый, легко поддающийся обработке и в то же время достаточно прочный.

Родина «русского мрамора»
фото: Александр Корнющенко

Каменное дело стало развиваться во Владимиро-Суздальской и Московской Руси более 800 лет назад. Известняк, необходимый для возведения построек, добывали (или, как было принято говорить у наших прадедов, «ломали») по берегам Оки, верхней Волги, Пахры, Москвы-реки (каменоломни существовали даже в пределах нынешней столицы — в Дорогомилове, на Пресне...). Особенно ценился по своим качествам камень, добытый в известняковых пластах-горизонтах, залегающих в районе москворецкого села Мячково.

Среди наиболее известных древних белокаменных построек, сохранившихся в Подмосковье с древности до наших дней, — Успенский собор в Звенигороде, главные храмы Саввино-Сторожевского и Троице-Сергиева монастырей... Кроме того, до наших дней уцелели на территории Московской области несколько совершенно удивительных храмов, украшенных скульптурами, вырезанными из «русского мрамора». Один из них находится неподалеку от Подольска, в селе Дубровицы. Около 300 лет назад по распоряжению тогдашнего владельца усадьбы князя Голицына здесь возвели Знаменскую церковь, выполненную в стиле лучших образцов итальянской архитектуры. Вместо традиционного купола верхушку церкви венчает стилизованная корона, а белокаменные фасады покрыты сплошным ковром барельефных узоров, а кроме того, украшены несколькими фигурами православных святых, которые выполнены подмосковными и костромскими каменотесами.

Еще более внушительная галерея статуй собрана в церкви села Подмоклово, стоящей на берегу Оки напротив Серпухова. Строительство этого чуда архитектуры затеяли еще князья Долгоруковы в начале XVIII века, но завершена работа была лишь полвека спустя — в 1754-м. Здание храма имеет в плане форму круга — и это уже само по себе очень необычно. А по периметру нижнего яруса на высоких тумбах балюстрады были установлены 16 фигур апостолов и евангелистов, вырезанных из белого камня. Такого изобилия объемных скульптур, пожалуй, не встретить больше нигде в православных храмах на территории России. Декоративное оформление фасада подобными изваяниями было по тем временам делом «криминальным»: еще в 1722 году Священный синод издал постановление, строжайше запрещающее украшать фасады православных храмов любыми скульптурами.

Пропорции подмокловских скульптур, их позы, тщательность проработки деталей — все это выполнено на самом высоком, классически совершенном уровне. Высота каждой фигуры весьма внушительна, более 180 сантиметров. Исследователи предполагают, что огромные известняковые блоки, из которых вырезали статуи, были добыты именно в Мячковском карьере на берегу Москвы-реки и доставлены к месту назначения по воде.

К сожалению, бесконечные капризы природы за долгие десятилетия повредили уникальные скульптурные произведения, а некоторые из них практически полностью разрушились. Уже в наши дни, во время реставрации храма в Подмоклове, мастерам-резчикам удалось изготовить заново несколько статуй по сохранившимся остаткам и по старым фотографиям...

Из известняка строили соборы, палаты, крепостные стены в Суздале, Владимире, Переяславле, Серпухове... Но, пожалуй, самой грандиозной «белокаменной эпопеей» в истории страны можно считать сооружение Московского кремля, затеянное в 1366 году по воле князя Дмитрия (того самого, который еще через 14 лет получил прозвище Донского за победу над татарским войском на Куликовом поле). Именно благодаря этому новому оборонительному рубежу нашу столицу и стали называть Белокаменной.

фото: Сергей Иванов

Специалисты посчитали, что для возведения башен и стен 2–3-метровой толщины потребовалось более 15 тысяч кубометров известняковых блоков и еще почти 30 тысяч «кубов» обломков, используемых в качестве бутового камня. Такое огромное количество стройматериалов было доставлено в Москву из Мячкова и других ближних каменоломен буквально за каких-то 4 месяца! Чтобы обеспечить столь циклопические объемы транспортно-заготовительных работ, были задействованы десятки тысяч людей и более 4000 конных подвод.

Кое-где известняковые блоки заготавливали в карьерах открытым способом. В других местах доставали каменные монолиты из штолен, уходивших далеко в глубь земли. Крестьяне сел и деревень по берегам Пахры, Десны, Рожайки приспособились «ломать» известняк в подземных каменоломнях, что называется, на досуге, в свободное от полевых работ время: зимой, в распутицу (благо в глубоких штольнях ни дождь, ни снег не помеха, да и температура круглый год одинаковая — около 8 градусов тепла).

Блоки известняка, вырубленные из мячковских подземных горизонтов, отправляли для сооружения не только кремлевских соборов и палат (в том числе Грановитой), но и для гораздо более отдаленных строек — во Владимир, в Нижний Новгород, в Астрахань... (Сохранились свидетельства, что якобы ради строительства знаменитой церкви Покрова на Нерли князь Андрей Боголюбский даже ввел особую «десятинную» пошлину на все суда, которые везли известняк по Клязьме во Владимир: каждый десятый камень нужно было сгружать возле устья Нерли, именно там в 1165 году и был поставлен Покровский храм.)

Чтобы транспортировать тяжелые плиты и блоки по воде, в старину использовали особые речные суда — шитики. При длине около 15 метров они могли поднимать до 17 тонн груза, имея осадку всего полметра. Поэтому даже самые мелкие речные перекаты были шитикам нипочем.

А в поволжские города известняк отправляли в качестве «попутного груза». В безлесные низовья Волги сплавляли много древесины, увязанной в огромные плоты; вот на эти-то плоты и складывали заодно еще и белый камень, столь необходимый для возведения новых сооружений.

Позднее, когда в строительстве стала преобладать кирпичная кладка, известняк использовался лишь для отдельных элементов зданий. В моду вошли белокаменные цоколи, карнизы, колонны, балюстрады, наличники... Именно из белого камня сложена, например, знаменитая колоннада Большого театра.

Почти анекдотическая история произошла в 1625 году с белокаменными скульптурами, которыми решили украсить только что построенный шатер над Спасской (Фроловской) башней Московского Кремля его авторы — зодчие Христофор Галовей и Бажен Огурцов. Среди этих метровой высоты каменных «болванов» были изваяния не только единорогов, львов, но и людские фигуры... Уже вскоре после установки скульптур среди горожан поднялся ропот: мол, как же так, на виду у всех красуются голые тела?! Весть о народном недовольстве дошла до царя, и тот распорядился ради соблюдения приличий одеть каменные изваяния! Государевым указом велено было за казенный счет сшить для «болванов», изображающих людей, специальные кафтаны из красного сукна. Скульптуры щеголяли в «царской» одежке почти 30 лет, пока ткань окончательно не истлела под действием дождей, ветра и жарких солнечных лучей.

К середине прошлого века добычу белого камня в Подмосковье практически полностью прекратили. Но заброшенные каменоломни в некоторых местах сохранились до сих пор. Ширина штолен в них обычно равна полутора метрам, высота — около 1,7 метра (как раз под средний рост наших прадедушек)... По сведениям краеведов-спелеологов, общая длина подземных лабиринтов в бывших каменоломнях у деревни Девятово под Подольском составляет свыше 10 километров, а вот «Съяны» (рукотворные пещеры у села Съяново на правом берегу Пахры) протянулись более чем на 20 километров!..