Оптимистическая трагедия

На биржу пришел — “жирных” кроликов нашел

20.09.2011 в 18:50, просмотров: 5748

Статистика утверждает: в Московской области в последнее время снижается безработица. То ли рынок труда, в кризис упавший, отжался. То ли наши сограждане, устав от вынужденного простоя, стали менее привередливыми. Кто-то теперь согласен на маленькую зарплату, кто-то готов на понижение социального статуса. “Я б в рабочие пошел, пусть меня научат”. Третьи вообще решаются на отчаянный шаг и открывают свой собственный бизнес. Тем безработным, кто хочет заняться предпринимательством, государство безвозмездно выделяет субсидию. Но дело, похоже, не столько в деньгах.

Оптимистическая трагедия
Бывший безработный ресторатор, а ныне знатный кроликовод Станислав Сюткин. фото: Ольга Власова

Если взять кролика за уши и подержать на весу, то они оторвутся. С маленькими крольчатами подобные фокусы еще можно проделывать, а со взрослыми особями — особенно с крупными — лучше не связываться. Ушки не выдержат тушки. Впрочем, любой живой организм в подвешенном состоянии долго не выдержит. «Проверено на себе», — подтверждает Станислав Сюткин, в недавнем прошлом директор сети пиццерий в подмосковном Железнодорожном, потом безработный, а ныне — начинающий кроликовод. Лично ему хватило трехмесячного хождения на биржу труда, чтобы взвыть.

Дышите глубже: вы уволены!

Сага про то, как теряют работу, а дальше не могут устроиться, в разных устах звучит приблизительно одинаково. Сюткин не исключение. Владельцы закусочных, где он работал, не вкладывались в развитие, сеть деградировала, ее в итоге продали, и Сюткин уволился по собственному желанию. Разослал резюме в кадровые агентства, встал на учет в городском центре занятости. Предложений, от которых нельзя отказаться, почему-то не поступило.

— Я уволился в январе этого года, — восстанавливает хронологию Станислав, — но уже в марте стал понимать: впереди безнадега. У меня за спиной два маленьких сына, семья. Нужно что-то предпринимать. В центре занятости мне рассказали о программе развития малого бизнеса, предложили в ней поучаствовать. Для этого требовалось защитить бизнес-план, оформить все полагающиеся документы, получить государственную субсидию. И крутиться, крутиться.

Лежащий на поверхности вариант — а не организовать ли вам небольшое кафе? — Станислав отмел сразу же. Знающий всю подноготную общепита, он хорошо понимал, что с этим стартовым капиталом там ловить нечего. Вроде бы по специальности, но без прилива энтузиазма.

Верное решение пришло неожиданно. Приятель, занимающийся разведением кроликов, как-то раз пригласил погостить. Съездив на ферму, погладив по спинкам пушистых зверьков и выслушав труднопроизносимую культовую цитату про мех и легкоусвояемое диетическое мясо, Станислав осознал: с этим делом можно попробовать. Дома влез в Интернет, набрал в поисковике слово «кролики», завис на несколько дней. Почему бы и нет? Ведь у него есть домик в деревне в Ногинском районе, 10 соток земли.

— Что-то торкнуло, понимаете? Я этих кроликов раньше никогда в руки не брал, не знал, с какого боку к ним подступиться. Выяснилось — это так увлекательно! Чем заниматься, больше сомнений не оставалось.

Прежде на месте, где разворачивается кролиководческая затея, скорее всего, размещался газон. Но сейчас не до стрижки травы. Жизнь изменилась — и этим все сказано. Газон закатали в бетон, чтобы на прочной основе построить квартиры для «зайцев». Строили по науке, по методу профессора Михайлова из Петербурга.

фото: Ольга Власова

— Этот кроличий домик называется «юрта», а этот — «кварта», разница вроде бы незаметна, но она есть, — показывает мне свою мини-ферму Станислав. — И та, и другая конструкция гарантирует обитателям домиков образцовую гигиену, хозяевам — отсутствие неприятного запаха. Решетчатые полы всегда сухие и чистые, потому что отходы проваливаются в накопительный бункер, откуда легко удаляются.

Навоз разбрасывается на огороде, где кроме прочих культур произрастает морковь, зверьки ее с удовольствием хрумкают и вновь выдают на-гора удобрения. Такой вот круговорот.

— Все эти домики я строил собственноручно, — роняет вскользь Станислав. — Здесь у меня мамки с детенышами, там молодняк, а тут квартируют папаши. Они почти что ручные.

Станислав вытаскивает из клетки одного из своих драгоценных любимцев. Беру его на руки. Раскормленный производитель молотит белыми лапами, попробуй-ка удержать! По-моему, весит это сокровище под десять кило.

Бизнес-план, в котором Сюткин доказывал высокую рентабельность акселеративного кролиководства, произвел на сотрудников центра занятости и приглашенных экспертов неизгладимое впечатление. По их словам, они почерпнули из плана много чего интересного. Так что субсидию Сюткину в 60 тысяч рублей выделили без проблем. Если бы 20 лет назад 2 тысячи баксов (переведем «деревянные» в доллары) государство дарило всем безработным, желавшим, к примеру, стать челноками, мы бы давно были лидерами мировой экономики. Но это так, между прочим.

— Субсидия — всего лишь подспорье, стимул работать в выбранном направлении, — говорит Станислав.— Судите сами: один только кроличий домик в виде готового изделия продается за 30 тысяч рублей. У меня таких двадцать. Вывернулся, пришлось мастерить самому, благо я это дело люблю. Считаем дальше расходы на стройматериалы, на приобретение животных, сена, комбикормов. К 60 тысячам прибавили свои сбережения.

На бирже труда. фото: Геннадий Черкасов

По счастью, акселераты быстро растут, оправдывая капиталовложения. Кролики породы белый и серый великан, которых разводит Сюткин, соответствуют своему названию полностью. Всего за полгода они набирают 6–8 кило, тогда как обычные представители длинноухого племени весят 2–3.

Помимо скороспелости акселераты отличаются повышенной плодовитостью. Каждая самочка рожает раз в 2–3 месяца, принося по 8–12 детенышей. Дальше вступает в игру арифметика. Стартовав со своей фермой весной, в июле Сюткин получил первую партию мяса. На базаре килограмм легкоусвояемого диетического стоит 550 рублей. Торговать за прилавком у Станислава нет времени, потому что с хозяйством он управляется в одиночку, поэтому мясо он продает друзьям и знакомым. Цену выше трехсот целковых не назначает — отпугнешь клиентуру. Кроме того, он наладил продажу мяса по объявлениям. Ему звонят, он пакует товар и на своем «Шевроле» везет покупателю. Народ просто тащится. Сервис!

Хорошо иметь домик в деревне

Чтобы мясной конвейер работал в заданном ритме, планово-поступательно, кроликовод решил внедрить график, в котором регламентирована половая активность его подопечных, а значит, даты рождения крольчат. Таким образом, они будут появляться на свет с интервалом в неделю, десять дней, не нагружая хозяина лишними хлопотами. Когда крольчихи скопом рожают, все сразу — это кошмар. Но это задача на перспективу — управление биологическим циклом зверьков.

Справка МК Справка "МК"

В этом году Московской областной службе занятости населения исполнилось 20 лет. За эти годы в нее обратились 10 миллионов человек. Из них 2,5 млн. получили профессиональную ориентацию; 2,1 млн. — трудоустроились; 200 тысяч — прошли профессиональное обучение; 10 тысяч — открыли собственное дело.

Сейчас Станислава больше волнует приближающаяся зима, к которой необходимо как следует подготовиться. Прежде всего утеплить родильное отделение. Для малышей морозы опасны, у них еще нет густого, роскошного меха, каким согреваются старшие. Поскольку это первая зимовка, кроликовод немного переживает.

— Не жалеешь, что связался с беспокойным хозяйством?

— Во-первых, мне это занятие по душе, а во-вторых, у сорокалетних специалистов с опытом, знаниями немного шансов найти высокооплачиваемую работу. То, что они востребованы на рынке труда, — заблуждение. На самом деле они не нужны никому. Возьмите, к примеру, меня. Я кандидат наук, закончил столичный институт биотехнологий, работал на руководящих позициях. «Ну, этот дорого стоит, купим кого-нибудь подешевле», — думают работодатели, и я получаю отказ. Ладно, переживу.

Доход у предпринимателя пока невелик. Надежды на будущее он связывает в основном с расширением фермы в Тульской губернии, где проживает родня. Еще он мечтает освоить выделку кроличьих шкурок, шить из них шапки и шубки. Шкурки пока приходится выбрасывать на помойку, пристроить их некуда, они никого не интересуют, обидно ужасно. Во времена процветания Черкизона сырье принимали китайцы и превращали их в меховые изделия, этот канал давно перекрыт. Короче, срочно требуются умельцы, с которыми можно наладить кооперацию или взять уроки скорняжного мастерства. Отзовитесь, люди! Ау!

Народная тропа

Федеральная программа содействия самозанятости безработных граждан успешно реализуется на территории Подмосковья. Только в небольшом Железнодорожном благодаря ей за два с половиной года сумели открыть свое дело 35 человек. Большинство из них крепко стоит на ногах. В свое время в городском центре занятости этим людям дали дельный совет, оказали содействие в подготовке и оформлении необходимых бумаг, в регистрации бизнеса, а затем контролировали, как расходуются выделенные субсидии, — короче, держали руку на пульсе, поддерживали там, где возможно.

Диапазон деятельности вновь испеченных предпринимателей из Железки широк — от сельского хозяйства до организации деятельности детских развивающих учреждений. Некоторые «клиенты», однажды пришедшие в центр зарегистрироваться в качестве безработных и получившие здесь путевку в малый бизнес, продолжают сюда обращаться. Нет, дела у них идут хорошо. Именно по этой причине они не забывают дорожку на биржу труда.

Программа самозанятости работает по системе: выжил сам — помоги другому. Если предприниматель берет к себе на работу человека с биржи труда, то за это ему опять выплачивается субсидия в 60 тысяч рэ. Бывает, что наиболее удачливые участники программы, оказавшиеся первым звеном в цепочке, вытаскивают таким образом трех-четырех товарищей по несчастью.

Впрочем, как посмотреть. Преуспевающая бизнесвумен Галина Хамидуллина трагедии из перерыва в трудовом стаже не делала никогда. В 2009 году она переступила порог центра занятости со словами: «Помогите мне открыть предприятие».

— Всю жизнь увлекалась шитьем, — рассказывает она. — Сперва по-любительски, дилетантски, снимая выкройки из «Бурды», а после вполне профессионально: даже преподавала в колледже основы швейного дела. Специальность препода пришлось оставить в связи с переездом на новое место жительства в Железнодорожный. К тому моменту я морально созрела для перехода в бизнес. Признаюсь, давно мечтала о собственном деле, но случай не подворачивался. От знакомых узнала, что существует программа, которая таким, как я, денег на раскрутку дает.

Пройдя в центре занятости все полагающиеся подготовительные этапы, Галя открыла в городе салон по пошиву штор. Спустя какое-то время она расширила дело, арендовала площади в современном торговом центре и взяла на работу женщину с биржи труда.

— Железнодорожный — город новостроек. Покупая жилье, новоселы начинают его обустраивать. Что в первую очередь они покупают? Занавески на окна. Жить без них неуютно, вроде как в телевизоре. А это значит, что новоселы рано или поздно обратятся ко мне. Конкуренция в моей нише на рынке достаточно жесткая, похожих салонов полно, но я борюсь за свое место под солнцем, сражаюсь за покупателя.

По секрету Хамидуллина Галя призналась, что планирует открывать очередную точку. Флаг в руки. Может быть, даже с золотыми кистями и бахромой.

Финансовый кризис. Хроника событий