Хроника событий Кубок мира в Крыму: британца на прыжки вдохновила француженка Американского сенатора назвали предателем и дебилом за приглашение россиян Путин посетил свадьбу жесткого критика Меркель: обиделась ли канцлер Эксперты объяснили, как Россия и Германия защитят "Северный поток-2" от США Эксперты рассказали, что утаили от журналистов Путин и Меркель

Продукты по полочкам: какие отделы в магазинах будут пустовать еще долго

«Горячие точки» - свинина и сыр

13.08.2014 в 15:09, просмотров: 49307

На российских границах начали разворачивать фуры из стран Евросоюза с мясной, рыбной, молочной и плодоовощной продукцией. Масштабы предстоящего импортозамещения впечатляют. По данным Федеральной таможенной службы, эмбарго на поставки продовольствия затрагивает товаров на сумму около $10 млрд, ЕС этот показатель оценивает еще больше, в 12 млрд евро. «МК» постарался разобраться, что будет дальше: возможен ли дефицит, вырастут ли цены?

Продукты по полочкам: какие отделы в магазинах будут пустовать еще долго
фото: Михаил Ковалев

На первый взгляд ситуация на отечественном рынке в связи с введенными санкциями на импорт продовольствия из ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии достаточно острая. Возьмем, допустим, свинину. Германия, Дания, Испания и Канада в прошлом году в совокупности поставили в Россию этого мяса на $1 млрд. На такую же сумму Голландия, Германия, Литва, Финляндия и Польша импортировали сыра и творога. Норвегия и Польша поставили нам рыбы на $1,2 млрд и яблок на $400 млн соответственно.

В правительстве уже назначили ответственных за возможный рост цен. Первому вице-премьеру Игорю Шувалову и вице-премьеру Аркадию Дворковичу поручено наладить мониторинг за ситуацией на продовольственном рынке и подключить к этой работе профильные ведомства, товаропроизводителей и торговые сети.

Есть и такие, кто не драматизирует ситуацию. Сенатор Сергей Лисовский заявил, что надо сказать спасибо президенту Путину за то, что он запретил продукты сомнительного качества из Европы, продлив на несколько лет жизнь большинства россиян. «Наше яблоко надкусишь, так оно через три дня сгниет, а импортное год может лежать и ничего ему не будет. Представляете, что у нас в желудках творится?» — недоумевает Лисовский. Он даже предложил приостановить членство России во Всемирной торговой организации, так как это никому пользы не принесло. «Механизмы ВТО не работают. Если одни участники ввели против России санкции, то, соответственно, мы де-факто вышли из системы ВТО... По крайней мере, необходимо приостановить членство и начать переговоры по пересмотру условий ведения торговли», — считает парламентарий.

фото: Геннадий Черкасов

Без рыбы не останемся

Одной из проблемных позиций, которую сразу заместить не удаcтся, является рыба и морепродукты. В последние годы поставки в Россию из-за рубежа водных биоресурсов росли. В прошлом году общий объем импорта в сравнении с 2012-м увеличился на 7,3% и составил 1014,3 тыс. тонн. В его структуре 50,6% занимает мороженая рыба, 14% — рыба свежая или охлажденная, 12,8% — готовая или консервированная рыбная продукция, 11,8% — филе рыбное и прочее мясо рыб, 9,5% — ракообразные и моллюски.

Годовой объем рыбы, которая попадает под запрет в связи с введенными санкциями, составляет примерно 500 тыс. тонн. Больше всех пострадала Норвегия, которая на этой неделе присоединилась к санкциям ЕС. Теперь ей придется найти новый рынок сбыта для более чем 130 тысяч тонн семги и форели (9% своего отраслевого экспорта. — «МК»). Также из США, Канады, Австралии, Норвегии и ЕС поставлялось примерно 100 тыс. тонн атлантической сельди, креветок — около 30 тыс. тонн, скумбрии, ставриды, кильки, шпрот, мойвы и других видов рыбы — до 100 тыс. тонн. Это основные позиции, по которым будет происходить импортозамещение. Главная же для нас потеря — это норвежские семга и форель, которые занимают 95% в сегменте свежей и охлажденной рыбы. «Такую продукцию из Норвегии нам заменить нечем, — уверен представитель Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Алексей Аронов. — Запрет может привести к коллапсу рыбоперерабатывающих предприятий северо-запада России, работающих на норвежском сырье».

В России выращиваются аналогичные норвежским семга и форель. Правда, объемы производства этой рыбы пока невелики, однако снижение доли импортной продукции наверняка подтолкнет отечественных производителей к более динамичному развитию своих проектов. В Росрыболовстве уже работают над решением вопроса обеспечения аквакультурных ферм мальками и кормами.

Российские рыбопромышленники добывают достаточное количество тихоокеанского лосося (нерку, кижуч, кету, чавычу). Причем пищевая ценность у дикого лосося намного выше, так как рыба добывается из естественной среды обитания. Кроме того, наши рыбаки вылавливают сельдь, креветку, скумбрию, ставриду, мойву и много другой рыбы.

Сейчас, по данным Росстата, россияне в среднем потребляют 22 кг рыбной продукции в год. Меньше кушать не станем. В 2013 году российские компании добыли в морях и реках водных биоресурсов 4280,5 тыс. тонн. Из этого произведено рыбы и продуктов, включая консервированные, — 3681,5 тыс. тонн. В целом у нас импорт заметно меньше, чем экспорт рыбы, — 1 млн тонн против 1,883 млн тонн. Так что общий объем вылавливаемой рыбы позволит обеспечить россиян этим полезным белком.

«Сложившаяся ситуация — хороший шанс переориентировать российского потребителя на нашу российскую рыбу, в том числе дальневосточного лосося, — уверены в Росрыболовстве. — Для того, чтобы он заменил норвежскую рыбу на полках магазинов, нужно создать определенные условия. Во-первых, сделать более доступными железнодорожные перевозки, тарифы на которые повышаются в летний сезон. Есть надежда на Северный морской путь — это самый быстрый коридор доставки в Центральную Россию. Если сформировать большой грузопоток, то он будет экономически выгодной транспортной артерией.

Во-вторых, для переориентации дальневосточных рыбодобывающих предприятий на поставку рыбы в европейскую часть необходимо предложить более выгодные контракты оптовикам и ритейлерам. Дальневосточный лосось не может попасть на полки крупных сетей как раз во многом из-за более дешевой норвежской семги и форели. Кроме того, для переориентации товарного потока на внутренний рынок необходимо снижение административных барьеров, в том числе в области ветеринарного контроля. Если же говорить о замене норвежского лосося другой импортной рыбой, то это может быть лосось из Чили и еще некоторых стран».

фото: Наталья Мущинкина

Сырная угроза

По данным Национальной мясной ассоциации, несмотря на то, что за прошлый год собственное производство мяса в России увеличилось на 10%, на долю импорта приходится примерно 30% от общего потребления. В целом уровень самообеспечения регионов мясом и мясопродуктами составляет 78,5%.

Птицеводство — одна из самых успешных российских отраслей. Если 20 лет назад в нашей стране производилось 1,8 млн тонн мяса птицы, то сейчас объем производства превышает 3,6 млн тонн. Прежде всего речь идет о курином мясе, так как на индейку, гусей, перепелок приходится не более 5%. Сегодня Россия способна обеспечить себя мясом птицы на 90–95%. При этом каждый год объем продукции растет на 300–350 тыс. тонн. Все больше курицы Россия поставляет в экспортном направлении — в Казахстан, Гонконг, Вьетнам. Поэтому совершено очевидно, что ежегодно закупать в США окорочков на $350 млн абсолютно незачем.

90% импорта говядины приходится на «разрешенные» страны — Парагвай, Аргентину и Бразилию. Более того, отечественное производство высококачественной говядины в живом весе по итогам 2013 года достигло 368 тыс. тонн, увеличившись почти в 6 раз за 5 лет.

Со свининой сложнее. Как уже упоминалось выше, только Германия, Дания, Испания и Канада в прошлом году в совокупности поставили нам этого мяса на $1 млрд. Более того, Россия до последнего времени занимала второе место в мире (после Японии) по ввозу свинины — до 20% общемирового импорта.

Откровенно говоря, есть некоторые сомнения, что в России возможно сейчас производить дешевую свинину. Отечественные свиноводы не раз говорили о более высоких затратах по сравнению с Европой, в первую очередь из-за удорожания кормов. Плюс наступающие с юга вирусы затрудняют темпы роста российского предложения свинины, которые могли бы оперативно восполнить выпадающую нишу.

В последние годы наблюдалось резкое снижение поголовья свиней в хозяйствах граждан. В 2013-м в них осталось только 27% от общего поголовья в стране. В 2012-м было 35%. За январь–июль 2014-го цены на свинину в России и без санкций повысились почти на 20%.

Еще одна проблема, которую необходимо решить, это то, что у дальневосточных мясоперерабатывающих предприятий доля импортного сырья из Австралии, Канады в переработке доходит до 95%. В отличие от западной части России, где животноводство достаточно хорошо развито, на Дальнем Востоке ситуация хуже. Подобное наблюдается и в Калининградской области.

Как говорят в Минсельхозе, самым уязвимым товаром из запрещенных к ввозу в Россию станет сыр. Согласно статистике, половина сырной продукции на российских прилавках импортирована. При этом на долю стран, попавших в черный список, из этого объема приходилось около 60%.

Поэтому нужно признаться самим себе, что от европейских мясных и сырных деликатесов придется отказаться. Как минимум на год.

Таджикские яблоки придут на смену польским

Простые покупатели в супермаркетах уже могли заметить, что часть прилавков в плодоовощных отделах стоят полупустыми. Россия, как известно, импортировала порядка 20% из стран ЕС.

Самым чувствительным окажется запрет на импорт польских яблок. Около 80% российского рынка яблок составляет импортная продукция. Лидерами по поставкам яблок выступают Польша, Бельгия.

Впрочем, в этом сегменте традиционно был, есть и будет огромный процент привозного. Конечно, яблоки у нас растут, но вот вишню, черешню, абрикосы и персики сейчас собираются завозить из Узбекистана, Азербайджана, Армении, Турции и Ирана, цитрусовые — из Египта, Марокко, Турции, ЮАР. Овощи — из Турции, Аргентины, Чили, Китая, Узбекистана и Азербайджана.

Сенатор Сергей Лисовский не так давно вернулся из Таджикистана, где провел переговоры о поставках местных фруктов. «Я недавно был в Согдийской области. 300 видов абрикосов, 2 урожая в год, — объясняет Лисовский. — Импорт в Россию из Таджикистана при этом невелик, хотя в республике утверждают, что готовы поставлять в Россию 1 млн тонн фруктов (для сравнения: объем импорта польских яблок в Россию составлял 750 тыс. тонн). И это вкусные, мягкие и свежие плоды. Интенсификация сельхозпроизводства в Европе, обработка фруктов и овощей химикатами по нескольку десятков раз делает их абсолютно безвкусными и ненатуральными».

Сергей Лисовский заявил, что намерен вернуть в Россию потребительскую кооперацию. Ведь как российские фрукты и овощи, таджикские, казахские, узбекские всегда существовали, однако находили сбыт лишь на базарах, до прилавков сетевых магазинов они никогда не доезжали. Одна из проблем — небольшие партии товара, которые способен поставлять в магазин фермер. Сети же нужно закупить огромный объем, для того чтобы обеспечить товаром всех своих покупателей. В России необходимо построить не менее 200 оптово-распорядительных центров, где будут накапливаться фрукты и овощи от разных мелких поставщиков, а уже из оптовых центров попадать в сети. Такая схема давно действует в Европе. В России же сейчас в основном распространены прямые договора между торговыми сетями и производителями товара. Такие центры, кстати, помогут сбывать свою продукцию нашим крестьянам, которым просто негде хранить свои яблоки и клубнику.

Санкции . Хроника событий