Риск-авто: как продажи автомобилей превращаются в полукриминальный бизнес

Видят ли это те, кто должен их контролировать?

12.10.2018 в 19:58, просмотров: 10029

Когда я решил купить для домашних нужд недорогую машину массового сегмента, я и представить себе не мог, что втягиваюсь в какое-то, с одной стороны, занятное, но с другой — небезопасное приключение. Ведь там, где бизнес непрозрачен, он обычно небезопасен для всех участвующих в нем.

Риск-авто: как продажи автомобилей превращаются в полукриминальный бизнес
фото: Алексей Меринов

Начал я, как и, наверное, любой, с того, что запросил в Интернете продажи нескольких марок, подходящих мне, как я думал, по цене: «Рено Логан», «Хендай Солярис», «Шкода Рапид»… Возможно, нужно было искать какие-то другие источники информации, потому что до сегодняшнего дня изо всех щелей Интернета, стоит мне начать им пользоваться, тараканами лезут объявления об автомобильных продажах. Все со скидками, все «на уникальных условиях», все «последняя неделя»…

И первое, что я обнаружил, начав поиск, так это тотальное отсутствие в рекламе самого главного — цены. На любой рекламной странице вы найдете лишь два показателя, не имеющих никакого отношения к жизни: «цена от…» и совсем уж фантастические цифры под броским лозунгом «выгода от продажи». И ребенку ясно, что выгоду можно понять, лишь сравнив среднюю цену с ценой конкретной продажи. И уж совсем не дай вам бог откликнуться на всплывающее окно «немедленно позвоните — узнайте свою цену». Ничего толком вы не узнаете, зато на ваш единственный звонок вам ответят десятью в течение месяца, напоминающими о вашем интересе к автопокупке.

Поначалу отсутствие ценника в рекламе меня не особенно насторожило. У нас ведь часто встречается реклама без цены, особенно в витринах магазинов. Но потом, еще лишь разговаривая с продавцами по телефону и не побывав ни в одном из салонов, я неожиданно понял, что салоны автопродаж — это на самом деле не совсем салоны продаж авто.

Поясню. Идеальная сегодня для салона продажа — это не только и, возможно, не столько продажа автомобиля, сколько продажа денег на него (автокредит), заработок на приемке вашей машины в трейд-ин и любыми усилиями впаривание вам кучи дополнительных опций: от сигнализации до автостраховки. Когда говоришь, что приедешь с наличными купить машину в недорогой комплектации, голоса менеджеров тускнеют. И это понятно: на дополнительных сервисах менеджер заработает 10–15 процентов от их цены, а за продажу собственно машины — 1–2 процента; правда, эти проценты варьируются от популярности машины, сезона, стоимости автомобиля.

Когда ты заходишь практически в любой салон и видишь в рядах продавцов сплошь крепких взрослых мужчин, отцов семейств, ты сразу можешь, как, например, с ГАИ, предположить, что живут они не на одну лишь зарплату. «Белые» заработки у менеджеров автосалонов действительно небольшие. Тут вполне работает советский еще принцип отношений: вы нам не платите, но и не мешаете самим зарабатывать. Если порыться в Интернете, вы найдете признания работников автосалонов, что менеджер здесь может в неплохой месяц зарабатывать 120–150 тыс. руб., а в очень удачный — и до 300 тыс. Подозреваю, что эти цифры связаны еще и с тем, что в общем числе 3,8 млн легковых авто в Москве и 2,5 млн в Московской области очень велик процент не просто импортных автомобилей, а именно машин люксовых марок. По этому показателю мы едва ли не на одном из первых мест в мире — при том, что по количеству машин на 1000 жителей втрое отстаем от Америки и вдвое от Европы.

Вообще, очень интересно, как социальная картинка общества совпадает с картинкой его автопарка. Известно, что Россия — один из мировых рекордсменов по имущественному расслоению: отношению доходов 10 процентов самых богатых к доходам 10 процентов самых бедных. Так и тут, да, у нас велика доля автолюкса, но еще выше доля авторухляди — машин старше 10–12 лет. Это треть всего автопарка страны. Не отсюда ли дикие аварии и потери десятков тысяч жизней?..

Хотя в Москве почти 1200 автосалонов, никакого специального образования у их продавцов нет. Вы здесь можете встретить людей с дипломами актеров, педагогов, юристов, бывших военных… Сами они говорят, что главное — быть психологом: как и какого клиента «подхватить», как очаровать и, если получится, развести на всякие прибамбасы, а еще лучше — уговорить на покупку куда более дорогой машины, чем он собирался.

В то время как государство бросило контроль за этим бизнесом на произвол судьбы, и он дрейфует в сторону пиратского, общество, как и во многих других случаях, пытается само выработать противоядие против жуликов. Например, на популярном портале avtovzglyad.ru по откликам покупателей и экспертов составляют свою десятку самых опасных и бесчестных автосалонов. К сожалению, узнал я об этой самообороне автовладельцев слишком поздно. Иначе, конечно, не стал бы звонить в «Авто Гарант» на Варшавке или в «РИС Авто» на Новорязанском шоссе. А самое главное — не потратил бы половину выходного на поездку к кольцевой, на Волоколамское шоссе, 120, в «РИА Авто».

Мое обращение по рекламному номеру телефона приняла девушка Мария со звенящим искренностью голосом: «Да, машины есть… Да, именно по такой цене… Постарайтесь пораньше, чтобы закончить всю процедуру к обеду… Буду ждать вас к девяти…»

Мария, Мария, неужели папа с мамой не учили тебя не обманывать старших? Не могу объяснить, почему, добравшись до конца Волоколамки и войдя в «РИА Авто» в четверть десятого, я сразу же оттуда не уехал.

— Мария? — удивился какой-то заспанный хмырь в кожаной куртке. — Так это у нас телефонистка. Ну, звонки принимает.

При этом все слишком многочисленные, как мне показалось, для такого небольшого заведения менеджеры стояли гурьбой, шумно и весело беседуя. В них, видно было, играла молодая кровь, и они то и дело друг друга подталкивали, как Кокорин с Мамаевым перед дракой.

«Кожаный» направил меня к Дмитрию. Вид этого парня со шрамом при всем его старании быть любезным надежд не вселял. Если Дмитрий и был лицом салона, то спрятать это лицо стоило куда-нибудь подальше. Тем не менее и мой звонок, и моя заявка уже были у него в компьютере. Со знанием дела он объяснил мне, почему цены у них гуманные: «А потому что машины мы не у дилеров, а на аукционах у производителей закупаем. Но цвет будет белый. Не возражаете?» Я не возражал…

Все совпадало, и я отправился с менеджером по трейд-ину оценивать свою старую машину. Если вспоминать, это был единственный добросовестный человек во всей этой сомнительной конторе. Да и оценка мне была безразлична, так как скидку обещали за сам факт сдачи автомобиля — главное, чтобы был он не отечественный.

Часа через полтора-два Дмитрий снова принял меня в своей стеклянной конторке. Правда, перед этим пару раз, пролетая мимо, он загадочно сообщал мне «запрос направил», а также пояснил, что машину мою подгонят с общего склада.

В конторке началась вторая серия этой комедии. Впечатление было, что режиссер фильма не только не снимал, но и не видел первую. «Та-а-ак, — Дмитрий по очереди достал несколько листочков из принтера. — Вот, значит, что у нас есть…» Все три автомобиля стоили в полтора раза больше объявленной и рекламой, и Марией, и, главное, только что самим Дмитрием цены. «По той закончились», — глядя чистыми, как родниковая вода, глазами, сообщил он. Потерял он ко мне интерес, как будто кто-то нажал в этом крепком организме тумблер «выключить».

Последним актом был прием у заведующего отделом продаж Максима. Я не уверен, правда, что эти автожулики не меняются ролями, и разочарованных клиентов Максима не принимает в кабинете «заведующий отделом продаж» Дмитрий. Стол Максима был завален дипломами и ценными подарками за ударный труд во имя покупателя, стены украшала трогательная мазня из березок и ручейков. Бритоголовый Максим, лицо которого не было научено улыбке, был не так чтобы многословен: «Ну, кончились… Ну, купите у нас подержанную…» В конце концов он хмыкнул, что должно было означать сразу очень многое: и «вас много, я один», и «на … я на вас всех вертел», и «пугать меня не надо, я сам кого хочешь испугаю».

Ну что я мог? Обещал написать, чтобы люди знали, что собой представляет наша автоторговля. Что и выполняю.