"Россия не вернется к уровню 2013 года"

Рукотворная стагнация

Вот уже двадцать лет во всех своих публикациях и выступлениях обосновываю необходимость коренной смены социально-экономического либерального курса — курса рыночного фундаментализма. Этот курс привел к тому, что начался обвал во всех сферах экономики страны, и особенно он показал свою ущербность в условиях пандемии коронавируса.

Рукотворная стагнация

В 2020 году ВВП России упадет минимум на 6,5%, или на 7 трлн рублей вместо запланированного роста в 2%. Вообще же рост экономики страны за последнее десятилетие будет на уровне статистической погрешности — в среднем около 1%. Россия в рейтинге стран по объему ВВП в долларовом выражении опустится на 15-е место.

Согласно данным Росстата, в первом полугодии 2020-го промышленное производство снизилось на 3,5%, провалились автопром, авиационная и легкая промышленность, цены поднялись на 2,6%, число безработных достигло 4,5 млн человек, повысившись до 6,1% экономически активного населения, что стало максимальным значением с 2012 года.

Недавно Росстат сообщил данные о росте бедности в стране. Число россиян с доходом ниже прожиточного минимума во втором квартале 2020 года достигло 19,9 млн, что составляет 13,5% населения страны; число малоимущих выросло на 1,3 млн человек. Одновременно увеличилась и доля крайне бедного населения, живущего на доход менее 5 тыс. руб. Вместо планируемого роста реальных доходов населения на 1,5% страну ждет их сокращение на 3,8%. Все эти крупнейшие негативные социальные провалы либерал-экономисты списывают на пандемию коронавируса, умышленно почему-то забывая, что стагнационные процессы и падение доходов населения начались задолго до эпидемии: граждане страны нищают вот уже 7 лет подряд.

Реагируя на ситуацию, правительство Михаила Мишустина разрабатывает национальный план восстановления экономики. По новому плану правительства рост российской экономики в 2021 году составит 2–2,5% — правда, после падения на 4% в 2020-м. Это значит, что у нас рукотворно закладывается стагнация. Европа планирует выйти из кризиса уже в конце 2020 года, а Россия вновь строит «грандиозные» планы и растягивает стагнационный процесс на 3 года.

Самое социально опасное заключается в том, что при подобном подходе Россия так и не вернется к уровню доходов населения последнего года «тучного» периода — 2013-го. Фактически в 2023 году, даже при безусловно четком выполнении национального плана — что весьма сомнительно, доходы населения будут ниже уровня показателей десятилетней давности на 3–5%.

Вынужден сделать следующий жесткий вывод: для российских чиновников и политиков пандемия коронавируса стала прекрасным форс-мажором, на который списываются управленческие ляпы и политико-экономическая некомпетентность. Ориентация лишь на восстановление экономики — это ущербный либеральный подход теоретиков рыночного фундаментализма. Выход из системного кризиса, в котором вот уже несколько лет находится экономика России, предполагает не ее восстановление, а кардинальную смену институтов, смену систем управления, смену экономических моделей.

Что же нужно сделать в нынешних сложных условиях, чтобы перезапустить экономический рост в России, обеспечить стратегию социально-экономического роста; какую альтернативную модель развития может предложить миру наша страна, каков может быть выбор ее исторического пути развития?

Для спасения экономики России темпы роста ВВП должны быть не ниже 4,5–5%, и этого реально можно добиться, если опираться на научную экономическую теорию и использование положительной мировой практики.

Подобная программа в свое время нами разрабатывалась для правительства Примакова—Маслюкова—Геращенко. Ее реализация совершила настоящее экономическое чудо, обеспечив рост промышленности с темпом более 2% в месяц и снижение инфляции в три раза, установив государственное регулирование курса рубля и валютный контроль, остановив валютные спекуляции.

И сегодня, несмотря на социально-экономический спад в связи с пандемией, стагнацией в мировой экономике, падением цен на нефть, глобальный финансовый кризис, при проведении научно выверенной экономической политики можно добиться роста не менее 4–5% уже в 2021 году. Для этого требуется вкладывать деньги в новые технологии, консолидировать государственные и частные ресурсы на ключевых направлениях развития реального сектора экономики, особенно развития ненефтегазовой отрасли, повышать качество государственного управления, дав больше самостоятельности регионам.

Деньги для решения этих задач в стране есть. Государство должно стимулировать процесс качественного экономического роста: резко снизить налоги там, где привлекаются инвестиции для производства высоких технологий, и на других стратегических важных направлениях, существенно повышая налоги там, где инвестиции используются для финансовых спекуляций и продажи ресурсов. Проведение такой политики, без сомнения, вызовет внутренний социально-экономический рост — даже в противофазе мировой экономике.

От правительства сегодня требуется уже не план восстановления, а план качественно нового развития экономики. Российская экономика, в случае продолжения проведения курса либерального рыночного фундаментализма, обречена на рецессионные процессы, и ее показатели еще сильнее сместятся в отрицательную зону.

Главная проблема России заключается в том, что вот уже двадцать пять лет общество не знает, куда идет страна, движется как бы в никуда. Система управления, особенно стратегического, которая должна комплексно — в содержательном, временном и пространственном аспектах — охватывать социально-экономическое развитие страны на федеральном и региональном уровнях, в стране просто отсутствует и требует своего возрождения. Без стратегического управления, индикативного планирования сегодня не работает ни одно развитое государство, ни одна мощная корпорация. Неудивительно, что из-за коронакризиса развитые страны выходят опережающими нас темпами. Замечу, что российское планирование экономики на год и даже на три — это не стратегия, а тактика. Стратегия начинается с пятилетнего горизонта.

Необходимость вывода страны на траекторию экономического роста, выведение занятости и доходов населения на новый качественный уровень после пандемии объективно требует от президента отвергнуть принципиально монетаристскую неолиберальную модель «экономического роста», заведшую страну в тупик. Мировой опыт свидетельствует, что настоящее экономическое чудо возможно при опоре на рыночные отношения только при активном участии государства.

Удивительно с научных экономических позиций наблюдать, как правительственные приверженности рыночного фундаментализма, неистовые ревнители «свободного рынка», с серьезным видом объясняют провалы экономической политики страны якобы чрезмерным присутствием государства в экономике России. По их мнению, только освободившись от государственных ограничений, экономика способна осуществить ожидаемый уже почти четверть века модернизационный рывок.

И невдомек этим горе-рыночникам, что количественная оценка участия государства в экономике, принятая в мире через отношение государственных расходов к ВВП, оказывается не в пользу России: в развитом мире оно колеблется в интервале 45–55%, а в нашей стране составляет чуть более 30%.

Этим либерал-рыночникам трудно понять, что существует модель «государства развития», при которой именно государство обеспечивает мобилизационный рывок экономики, активно компенсируя недостатки свободного рынка и обеспечивая поддержку приоритетных высокотехнологичных отраслей.

Нравится это кому-то или нет, но в нашей стране формируется и углубляется внятный запрос на реставрацию социализма по китайскому образцу или как минимум на сильнейшее «полевение» социально-экономической курса. Опыт Китая, где государственная идеология — социалистическая, а экономика — рыночная, отчетливо свидетельствует, что на сегодняшний день это наиболее прогрессивная модель, которая уже несколько десятилетий обеспечивает самые высокие темпы экономического роста в мире. В условиях пандемии, когда даже в развитых странах ВВП упал на 15–20%, единственной страной, которая завершит этот год с плюсом, будет Китай. Эксперты прогнозируют здесь рост ВВП на 1,2% при инфляции 2,9%. В 2021 году китайская экономика планирует вырасти до 9%, что в нынешних условиях действительно является экономическим чудом. Значит, можно добиться роста!

Надо осознавать, что в нынешней сложной ситуации процесс построения новой модели развития — процесс формирования мобилизационной экономики — придется вести весьма жестко. Прежде всего необходимо убрать «эффективных менеджеров» — приверженцев мировых финансовых элит — из высших эшелонов российской власти. А дальше — развернуть экономическую политику от сырьевой ее направленности в сторону восстановления отечественного производства, с опорой на собственные силы и ресурсы, в сторону жесткого, ускоренного роста производительности общественного труда на основе стимулирования научно-технического прогресса, концентрации материальных, финансовых и кадровых ресурсов на ключевых направлениях национальной экономики, активной поддержки этого направления институционально и идеологически.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28372 от 24 сентября 2020

Заголовок в газете: Рукотворная стагнация