Человек человеку — долг

“МК” выяснил, чем грозит невозврат кредитов

25.05.2009 в 16:13, просмотров: 2481
В кредит наши люди жить не привыкли, зато научились брать кредит и не возвращать. Тому немало поспособствовал кризис. Количество дел, связанных с невозвратами кредитов, с его началом выросло в Москве примерно вдвое.  Причем попадают в такие ситуации и “церковные мыши”, и жены олигархов. Что грозит тем, кто берет, но не отдает? В этом решил разобраться “МК”.

Количество должников продолжает расти. Как сообщили “МК” в Управлении Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по Москве, за три месяца 2009 года возбуждено 30 755 исполнительных производств в взыскании задолженности в пользу кредитных организаций. В докризисный период таких дел было примерно вдвое меньше (статистику начали вести как раз с начала кризиса — с ноября). Сейчас же, чтобы расправиться с такими производствами, не хватает рук. Встал вопрос о расширении кадрового состава судебных приставов (правда, всего на 20 тыс. единиц на всю страну). А в некоторых отделениях ФСПП, по слухам, даже создали некие внештатные группы по выбиванию долгов. Предполагается, что в каждом столичном округе в скором времени заработают дополнительные службы судебных приставов (их количество будет равняться количеству судов в округе).  

“Все друг друга кидают, а потом бегут судиться”, — доверительно сообщили нам судебные приставы. Немаловажно и то, что люди, бравшие кредиты, неожиданно теряют работу. А устроиться сейчас тяжело. Если ты, конечно, не являешься специалистом по выбиванию долгов — на таких, по данным городского центра занятости населения, спрос резко вырос.  

Сегодня банки стали более подозрительно относиться к потенциальным заемщикам. Условия потребительских кредитов в последнее время стали гораздо жестче — следят за тем, чтобы доходы были прежде всего стабильными. Плюс — обязательно требуют залог, хотя раньше нередко верили людям на слово. Если в “докризисную эпоху” было достаточно упомянуть об абстрактных “товарооборотах”, сейчас заемщик должен подкрепить свои обещания более осязаемыми вещами: оборудованием, недвижимостью и пр. Программ, по которым кредит можно взять исключительно на основании паспорта и водительских прав, в банках нынче больше почти нет. Еще бы: банкам и так приходится расплачиваться за свою доброту. По оценкам Ассоциации российских банков, из 18 триллионов кредитных рублей, выданных банками гражданам и организациям, около 4 трлн. могут попасть в категорию проблемных. Обострение ситуации с погашением кредитов ожидается со второго квартала 2009 года.  

— Списка злостных неплательщиков у нас нет, на своем сайте мы вывешиваем данные о фирмах-должниках. Разглашать такую информацию о частных лицах не позволяет нам закон, — сказали “МК” в УФССП.  

Банки же ссылаются на официальную систему бюро кредитных историй — туда они подают списки проблемных должников, чтобы те не могли брать кредиты в других организациях. Никакой единой базы “черных заемщиков” у них нет, но информация о таких все равно доступна.  

— Кредиты сейчас не возвращают значительно чаще, чем до кризиса, — признался “МК” юрист одного банка. — Несмотря на все принимаемые нами меры, получить оперативно данные об реальных источниках доходов заемщиков удается не всегда: запросы в пенсионные фонды, налоговые органы обрабатываются долго, и за это время заемщик может поменять место работы.

Богатые тоже не платят

Помимо беднеющего населения, которое не может вернуть кредиты в силу вполне объективных причин, появилось немало людей, которых никак нельзя назвать несостоятельными. И они нашли для себя способ набирать кредитов то ли из жадности, то ли просто, чтобы получать халяву.  

Нам рассказали удивительную историю про жену одного олигарха (владельца крупной и известной компании, занимающейся недвижимостью), которая умудрилась нахватать несколько кредитов и научилась ловко их не отдавать. Только один из кредитов, взятый под развитие собственной сети магазинов одежды, популярной у народа из глубинки, равен более чем 43 миллионам рублей. И дали его почти под честное слово — точнее, под имидж богатого мужа. Но если узнать все тонкости процесса, с трудом верится, что дама не знала, на что идет. Так, кредит оформлен не на нее, а на компанию (она — поручитель). Компания ныне перерегистрирована на других лиц и брошена, а на налоговый учет дама, снявшись с учета в Москве, встала в Подмосковье. И хотя решение суда по иску банка вынесено еще 9 декабря, а производство у судебных приставов заведено 12 марта, воз и ныне там. Гражданка на связь не выходит, и ни рубля от нее в пользу взыскателя так и не поступило.  

Несмотря на то что сама заемщица зарегистрирована в Москве, никакой недвижимости и никакого имущества (даже автомобиля) за ней не числится. Счета в Сбербанке у нее тоже нет. Сама она устно признается, что бизнес ее живет за счет кредитов. “Такое ощущение, что она брала кредит и знала, что ей ничего не будет, так как на ней ничего нет”, — предполагают судебные приставы.

Чем отдавать будете?

Хотя на самом деле наши законы спуска должникам не дают. В последнее время самый действенный метод для выбивания денег из должника — запрет на выезд за границы РФ.  

— Очень часто заемщики начинают реагировать на позывы со стороны кредитора, лишь когда им ограничивают выезд, что делается приставами в последнее время почти постоянно, — рассказал “МК” банковский юрист.  

Кстати, даме, о которой мы писали выше, запрет на выезд уже вынесен. Однако наказание ее может ждать и более суровое. Если удастся доказать, что у нее все же есть чем расплатиться (приставы уже принялись изучать имущество ее мужа), ей грозит до 2 лет лишения свободы по статье 177 УК. А предварительно придется оплатить ряд административных штрафов. К тому же то самое имущество мужа, если оно нажито в период брака, могут отобрать в счет погашения задолженности.
Кроме того, у злостных неплательщиков могут арестовать их собственное имущество — вплоть до квартиры, если ее стоимость соразмерна долгу, а у должника есть где жить помимо нее.  

Конечно, в отношении неплательщиков незлостных (то есть тех, у кого денег на расплату с долгами действительно нет) закон менее суров. Но все же без наказания не останутся и они. Для начала приставы должны выяснить, какое имущество у них есть. Могут заставить продать машину, домик в деревне и прочее. Слава богу, без единственной квартиры должника оставить не могут. Кроме того, незлостного должника могут обязать устроиться на работу и отдавать часть доходов в пользу кредитора. Или на худой конец делиться с ним частью (до 50%) пособия по безработице. А вот принудительный труд (то есть работа на должника в прачечной или тюрьме, как принято в странах Запада и Америки) у нас запрещен Конституцией. Зато по нашим законам долг переходит по наследству, так что за грехи отцов при неудачном раскладе придется расплачиваться детям.

Высокие технологии выбивают долги

— Когда выносят судебное решение, многие заемщики уходят в подполье: на связь не выходят, дома не появляются, повестки не получают, — рассказывают приставы. — Тем временем растут пени по долгу, и он разрастается как снежный ком.  

Однако в отношении поиска должников приставы готовы пойти на беспрецедентные меры. Правда, так называемых досок должников с их фотографиями в Москве, вопреки слухам, не появится. Ибо этот способ, по мнению приставов, “некорректен и устарел”. Оказалось, есть способы лучше. И, что называется, продвинутее. Как заявил недавно руководитель Управления ФССП по Москве Фердауис Юсупов, в скором времени должников будут информировать о размерах их долгов через эсэмэски. Предполагается, что приставам в их работе может пригодиться информация о счетах владельцев мобильных телефонов. В самом крайнем случае счета владельцев-должников могут быть арестованы. И вообще, столичные приставы намерены использовать высокие информтехнологии для работы с должниками более широко. Так, информация о должниках будет публиковаться на сайте ФССП. Кроме того, человек сможет получать информацию об ограничении своих прав на выезд за рубеж по телефону.  

Но самое забавное, что приставы намерены искать должников через социальные сети интернета. С их помощью сотрудники службы будут собирать всю возможную информацию об имуществе должников, а также оповещать их о задолженностях.