По понятиям зоны. Офшорной

“Тройка Диалог” попробовала ввести цензуру в “МК”

На прошлой неделе в “МК” была опубликована статья “У России кончается автозавод”, в которой с цифрами и фактами рассказывалось о бедственном положении российского автопрома. В том материале была упомянута инвестиционная компания “Тройка Диалог”, в частности упоминалось, что “Тройке”, точнее, одной из ее структур, зарегистрированной в офшорном Кипре, принадлежит 25% обыкновенных акций “АвтоВАЗа”, почти столько же, сколько государству.  

Написали и написали — информация-то публичная, взятая из вазовской отчетности. Тем удивительнее на следующий день после выхода статьи было услышать звонок из пресс-службы “Тройки”. Сотрудница этой уважаемой организации, во-первых, попеняла автору на незнание предмета, утверждая, что Кипр — никакой не офшор, а член ЕС и зоны Евро, и во-вторых, мягко, но настойчиво пока что советовала впредь хорошенько подумать, прежде чем что-то писать о “Тройке”. Ввести, так сказать, локальную цензуру в отношении отдельно взятой компании.  

Что ж, вводим. Может, для “Тройки” Кипр не офшор, а для российского Минфина самая что ни на есть офшорная зона. Очевидно, в пресс-службе “Тройки” плохо знают нормативную базу, потому что есть действующий приказ Минфина России от 13 ноября 2007 г. №108н, которым устанавливается “Перечень государств и территорий, предоставляющих льготный режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и представления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны)”. Всего в приказе упомянуто 42 офшора, и под номером 15 там значится... Республика Кипр! Офшором этот солнечный остров считает и Банк России, что следует из его указания от 7 августа 2003 г. за №1317-У.  

Впрочем, в чем-то “Тройка” права — назвать Кипр классическим офшором, как Британские Виргинские острова или Сейшелы, где налогообложение вообще отсутствует, нельзя. Налоги на Кипре существуют, например налог на прибыль. Однако если бенефициаром (реальным владельцем) является нерезидент Кипра, тот же российский гражданин, компания от налогообложения освобождается. Заметим, что сведения о бенефициаре хранятся лишь у регистрационного агента, и он не обязан рассказывать о нем направо и налево.  

Кратко о налоге на дивиденды. Между правительствами России и Кипра действует соглашение от 5 декабря 1998 г. “Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал”. Соглашение устанавливает налог на дивиденды в размере 5%, правда, в том случае, если на кипрскую компанию приходится не менее $100 тыс. (чуть больше 3,1 млн. рублей по нынешнему курсу) вложений в капитал предприятия. Стандартная ставка налога на дивиденды, причитающиеся иностранным компаниям, по Налоговому кодексу составляет 15%. Если нет договора об избежании двойного налогообложения.  

Позволим себе задать несколько вопросов компании, считающей возможным советовать средствам массовой информации и их авторам, как и о чем писать.  

“Тройка Диалог” кроме Кипра и России имеет представительства в Украине, Казахстане, США, Великобритании. При этом “Тройка” утверждает, что ее основной бизнес здесь. Тогда зачем нужно было оформлять акции ВАЗа на кипрский офшор Troika Dialog Investments Limited, если можно было преспокойно записать их на головную российскую компанию? Расчетливых инвесторов из “Тройки” так беспокоила разница в 10% при налогообложении дивидендов? Справедливо, копейка рубль бережет, но откуда такая уверенность, что дивиденды должны были случиться всенепременно?  

И потом, что это за фирма такая, Troika Dialog Investments Limited, если кипрское представительство именуется Troika Dialog Group? Ладно бы, обе фирмы сидели в одном офисе, так ведь и адреса у них разные. Выходит, что либо акциями ВАЗа завладели международные мошенники, прикрывшиеся столь почитаемым в России брендом, либо “Тройка Диалог” располагает целым сонмищем офшорных фирм?  

Правда ли, что “Тройка Диалог” участвовала в создании и внедрении вексельной схемы уменьшения долгов ВАЗа перед поставщиками? Как известно, с конца прошлого года завод начал оплачивать 70% заказов векселями. Но контрагенты завода не хотят брать вазовские расписки — получить по ним живые деньги можно с дисконтом, доходящим до 30%. В то же время рентабельность продаж у многих поставщиков не превышает 5—10%. Для них вексель равносилен похоронке на собственный бизнес. Если же “Тройка” в этом не участвовала, то почему мудрые эксперты компании не разъяснили руководству завода всю пагубность морального разложения менеджмента и финансовой несостоятельности постоянных партнеров?  

Еще ближе к деньгам. По итогам I квартала 2009 г. кредиторская задолженность “АвтоВАЗа” составляла 92,2 млрд. рублей. Если “Тройка” заявляет о себе как о респектабельной, социально ответственной компании, готова ли она нести четверть ответственности за проблемы ВАЗа? Например, продать (заложить в обеспечение кредита) принадлежащий ей пакет обыкновенных акций автогиганта, а вырученные средства направить на погашение вазовских долгов? Есть и другой вариант — внести предложение о выпуске дополнительных акций, частично выкупить их и тем самым помочь в решении вазовских проблем.  

И пусть на все денег не хватит (на 31 марта 2009 г. стоимость обыкновенных акций, принадлежащих “Тройке”, составляла всего 4,3 млрд. рублей), такой шаг стал бы лучшим доказательством патриотического настроя одной из лучших российских компаний и наверняка вызвал бы шквал предложений о сотрудничестве.  

...Если кто-то из потребителей продукции Волжского автозавода невзначай окажется на Кипре, по делам или ради отдыха, пусть заглянет по адресу: Arch. Makarios III, 2-4, Capital Center, 9 th Floor, P.C. 1065, Nicosia и спросит кого-нибудь из хозяев четверти вазовских акций — фирмы Troika Dialog Investments Limited. В случае удачи — просьба передать привет. От тех 27 тысяч работников “АвтоВАЗа”, которых, говорят, со дня на день уволят.