Чьим умом живем?

Коллекционер жизни

Коллекционер жизни
Рисунок Алексея Меринова

Из лучших побуждений


Мне подарили пепельницу. Очень красивую. С российским гербом. Впечатанным прямо в ее сердцевину. Новенькая вещица смотрится великолепно. И до первого окурка будет сиять и радовать глаз пафосной символикой. Что произойдет дальше? Не надо обладать слишком богатым воображением, чтобы представить: в герб начнут тыкать тлеющими концами сигарет, измажут пеплом, запятнают никотином. Вероятно, намерения производителей были самые что ни на есть благие. Но им бы забежать в своем патриотическом раже чуть дальше начала прекраснодушного проекта и покумекать: а на практике как будет выглядеть сей дивный почин? Возможно, рвение поутихло бы. Но может, и нет. Может, разыгралось бы настолько, что выпустили бы еще и уличную плевательницу с двуглавым орлом по канту и на днище.


Подумать на пять минут вперед


12 июня, в День независимости России, довелось побывать в ресторане, на свадьбе друга. Веселились от души. Ничто, как говорится, не предвещало. Но вот на сцене, где камерно играл оркестр, появился разбитной молодой человек в красном пиджаке и стал вовлекать публику в захватывающие игры, посвященные государственному празднику. Сперва предложил состязаться в буриме на тему “Родина — мать” (рифмы, поощренные призами, были “рюмку поднять”), затем перешел к неформальному обсуждению Конституции. А в итоге — я не поверил ушам — грянул гимн. Люди переглядывались, нехотя поднимались, некоторые остались сидеть и чокаться. Легко упрекнуть их в неуважении к отечественным святыням. Да не поворачивается язык. Ибо им навязали непрошеную заботу об их гражданских чувствах, они этого в увеселительном заведении никак не ожидали и, видимо, не жаждали.


Идейно зрелые (и угодливые) работники ресторана выполняли директиву, спущенную сверху? Или проявили самостоятельную инициативу? Нет смысла гадать и выяснять. Да и какая разница, где находится мозговой центр излучения подобных идей. Важно другое: за нас кто-то усиленно и упрямо думает. Нас воспитывают и держат в тонусе. Хорошо хоть не в столь ежовом, как перед началом Великой Отечественной, когда всюду пели: “Если завтра война, если завтра в поход…”. Нашему единоличному, собственному разуму не доверяют, подменяют его своим, опасаюсь, не слишком глубоким и прозорливым.


Бред — бренд!


На одной из аптек появилась надпись: “Низкие цены — чистая совесть”. Читаешь — прошибает слеза. Но мы же помним: цены в сети этих аптек были еще совсем недавно запредельные. Для кого тогда сочиняют теперешние душещипательные заверения? Для умных? Для дураков? Для склеротиков, которых уже не рассчитывают излечить? Сперва обобрали, набили карманы, взяли свое (и чужое), а теперь с чистой совестью трубят о своей трогательнейшей честности.


Вырубка Химкинского леса приостановлена окриком сверху. Правда, произошло это уже после того, как просека была проложена. “Точечная” застройка в Москве строго запрещена. После того как воткнуто все, что можно было воткнуть в тесные прогалины отсутствующего пространства. Отнюдь не глупая власть сперва сотворила, что ей было нужно, а потом прикинулась хорошей и пошла “навстречу пожеланиям трудящихся”. Умных? Или?.. Недостающее впишите сами.


Вопросы без ответа


У людей, которые так усиленно за нас и ради нас мыслят, хочется о многом спросить:


1. Зачем, к примеру, рьяно осаждать и штурмовать дома, где засели террористы? Гибнут геройски настроенные люди, страдают от пуль и осколков соседи. Не проще ли взять дом, где засели бандиты, в кольцо и уморить их бескровно?


2. Для чего публикуют наши кормчие (и их родичи) декларации о доходах, ведь раздражают людей, которые не имеют возможности дать своим женам заработать не то что миллион, а лишнюю десятку? Кроме того, воспитанным индивидам с детства известно: заглядывать в чужой карман, считать чужие деньги — моветон, дикость и жлобство. Значит, публикуя списки миллионеров, плодим в стране повальную невоспитанность? Разве такой должна быть политика передовых держав?


3. Говорят: мы чересчур медленно и неохотно вкладываем деньги в новые технологии… Но, может, это такая стратегия? Зачем вкладываться, если технологии быстро устаревают? Вот когда совсем подопрет — отстанем от остального мира на столетие-другое, — тогда и вложимся в самую наиновейшую, чтобы не растрачиваться на промежуточные варианты. Я мыслю правильно или недопонимаю?


Автора!!!


С умными людьми понятно — они живут своим умом и представлениями. А глупые — у кого им искать совета?


Где его найдешь, если во главе государства очутились такие же, как и все прочее население, недалекие бедолаги?


Вспомним фотографию: Ленин, примостившись на ступенечках, что-то записывает, держа листок поверх колен. Достаточно взглянуть на внушительное собрание его сочинений, чтобы представить, как истово он излагал свои соображения на бумаге и устно. Троцкий был горячий оратор, пламенный трибун, он оставил в придачу к мемуарам немалое публицистическое наследие. Тянулся вслед за пишущими вождями и Брежнев, издал литературную трилогию: “Малая земля”, “Возрождение”, “Целина” — хотя все знали: за него пишет мощный аппарат референтов, и с трибуны генсек “гонит” подготовленные другими мысли.


Кто в то время руководил страной? И кто сегодня ею и нами руководит? Чьим умом живем, а нами — правят?


Манифест для восшествия на престол Николая I было поручено создать историку Карамзину (но у того дрожали руки — то ли от осознания величия порученного дела, то ли от болезни), а затем Сперанскому (о котором мы в основном знаем из романа Льва Толстого “Война и мир”).


Сам Николай I вот уж не был мастаком по части изложения собственных идей, хотя и сделался личным цензором Пушкина.


Очень редки периоды в Истории, когда на поверхность всплывают те, кто действительно сам мыслит и умеет связно изложить свои соображения. Мы не забыли блестящие выступления Юрия Афанасьева и Александра Собчака, статьи и речи Александра Яковлева, появлявшиеся, впрочем, и до наступления гласности.


Вернись сегодня такие харизматические фигуры — и страна, возможно, свернула на другую тропинку.


Пойдем ли на поводу у гораздо менее самостоятельных и вот уж не объемно мыслящих пастухов? От этого зависит не столько их, сколько наше будущее.