Лобода притворилась избитой, а Киркоров — Кайли Миноуг

Вспышки фотокамер, красная дорожка…

11.05.2009 в 21:04, просмотров: 2821

Неделя репетиций и пресс-конференций прошла, и “Евровидение” началось официально — в воскресенье европейские и российские звезды эстрады дружно прошествовали по красной дорожке в “ЕUROДОМ”. Манеж заполнился участниками аж из 42 стран мира! 

“Лишнего билетика не найдется?” — по русской халявной привычке обращались к журналистам зеваки, что скопились у ограждений напротив Манежа. Секс-символ “Евровидения” Светлана Лобода шокировала публику, появившись на красной дорожке вся в царапинах и синяках. “Что случилось? На вас напали?” — облепили ее репортеры и при ближайшем рассмотрении увидели, что красавица симулирует, а жуткие шрамы, за которые ее следует жалеть, — всего лишь грим. “Я против бытового насилия, мужчина и женщина должны иметь в семье равные права!” — вновь прогнала свою философию певица.

Надо отдать должное представителям властей и Первого канала: все свои “угрозы” они претворили в жизнь, и праздник прошел на ура. Часть Манежной площади непосредственно перед выставочным центром была щедро украшена красной ковровой дорожкой. И если на протяжении недели в “Euroдоме” звезды появлялись довольно нерегулярно, то в воскресенье пришли буквально все. Многие сдабривали свое появление изысканным дивертисментом. Так, представитель Белоруссии Петр Елфимов устроил импровизированный концерт, не дожидаясь выхода на сцену, и с удовольствием исполнял сольные партии а капелла на камеры местных и зарубежных телеканалов. Выступающего за Норвегию Александра Рыбака под руки вели два очаровательных юных создания слабого пола, а сопровождающие его джентльмены устроили на ковровой дорожке импровизированное шоу, выполнив несколько акробатических трюков. Но истинный фурор произвело появление всемирно признанного мэтра поп-сцены Патрисии Каас. Дива появилась в черном вечернем платье, скрывая лицо за элегантной ажурной маской. Надо отдать ей должное, несмотря на свой статус, Патрисия не пропустила ни одного микрофона и камеры, направленных в ее сторону.

Внутри гости вечера с удивлением обнаружили, что помещение стало больше — рабочие демонтировали часть сцены, расширив зал, чтобы вместить всех. Випы проследовали на второй этаж, куда не пускали журналистов, но и на первом этаже наливали и угощали яствами иностранных гостей. С особым пристрастием иностранцы налегли на гречку: “Это у вас в России варят такие вкусные каши, а у нас едят хлопья”. Вечеринку открыл ведущий Андрей Малахов: “Оторвитесь от столов — под сценой нужна массовка для эфира!”. Шоу началось с того, что выступили ветераны “Евровидения” — старушка Лис Ассиа из Швейцарии, ставшая в 1956 году первой в истории конкурса победительницей, вышла на сцену и всем продемонстрировала не только хорошую фигуру, но и сохранившийся по сей день голос. Потом вышел председатель жюри Филипп Киркоров и всем показал, как надо петь, исполнив композицию Кайли Миноуг. Все выступления певцов сопровождались клипами их былого участия в “Евровидении”, что было особенно трогательно. Например, старлеток “Тату” с их лесби-революцией в Европе так и не смогли забыть — подпевали девушкам под сценой. Тряхнул стариной и Александр Маршал — на экране он при этом потряхивал кудрявой шевелюрой пятнадцатилетней давности. Дима Билан исполнил обе свои конкурсные песни, тыча пальцем то себе в грудь, то в толпу, как бы связывая себя и публику. Анастасия Приходько вышла на сцену в красном платье с шеренгой русских теток в кокошниках на заднем плане и спела на русском и украинском. Выступления звезд перемежались с речью официальных лиц: на церемонию пожаловал сам Юрий Лужков.

 Тем временем те исполнители, что были освобождены от сцены, вовсю развлекались: Араш закусывал в зале, не забывая следить за своей девушкой, на которую бросали восхищенные взгляды. Норвежец-белорус Рыбак жаловался, что не познакомился ни с одной девушкой, так как его все время обступают журналисты: “Благо что многие из них очень даже ничего”. После шоу некоторые журналисты и музыканты уже могли только ползти по красной дорожке, неизменно сопровождаемые вспышками фотокамер друзей.