Перевозчика бриллиантов выдал чемодан

Крупную партию бриллиантов, ввозимую в Россию из Объединенных Арабских Эмиратов нелегально, задержали на днях таможенники в аэропорту «Шереметьево»

11.03.2013 в 21:46, просмотров: 11232

Как рассказала «МК» сотрудник ФТС России Наталья Карасева, речь идет о 26 тысячах драгоценных камней, которые перевозил в своей ручной клади пассажир рейса Дубай—Москва. 37-летний уроженец Дагестана, следуя «зеленым коридором», заметно нервничал, чем вызвал подозрение инспекторов.

Перевозчика бриллиантов выдал чемодан

Сотрудница таможни попросила отправить на рентгеноскопический досмотр его чемодан и в результате «просвечивания», а затем и осмотра обнаружила в багаже 249 коробок к мобильным телефонам iPhone 5, а также пять мобильных телефонов iPhone 5.

Но странности в поведении мужчины только нарастали. В тот момент, когда разбирались с его чемоданом, он с совершенно отрешенным видом стоял в стороне, судорожно прижимая к груди ручную кладь — спортивную сумку. Таможенники попросили показать и ее содержимое. Мужчина долго отнекивался, прежде чем расстегнуть замок. Но как только он под нажимом таможенников уступил, те ахнули: в сумке лежали, аккуратно упакованные в полиэтиленовые пакетики, сотни разноцветных бриллиантов.

Владелец сумки тут же сообщил инспекторам, что никакого отношения к грузу не имеет, а перевозит все это богатство исключительно по просьбе друга. Естественно, про то, что товары надо декларировать, он не знал. А ведь, судя по штемпелям в его паспорте, мужчина относится к опытным путешественникам и, несмотря на то что числится безработным, разъезжает по миру в свое удовольствие.

По горячим следам «бриллиантовую партию» оценили в пять миллионов рублей. Однако скорее всего ее стоимость гораздо выше, и определить ее предстоит экспертам.

К слову, таможенники, изъяв груз, решили отпустить «контрабандиста» до того времени, пока не будет экспертного заключения, однако тот стал просить его задержать, так как ему грозят после всего случившегося большие проблемы. Тем не менее задерживать его не стали.