Подробности психиатрической экспертизы шатурской учительницы, заказавшей убийство школьника

Сожитель Юлии Симоновой: «Если в зале суда она встанет на колени и раскается, ей дадут 4 года. Если не признает вину, то сядет на 15 лет»

На днях преподавательница музыки из Шатуры Юлия Симонова, которая заказала убийство своего ученика, прошла психиатрическую экспертизу. Результаты огласят не раньше, чем через месяц. В родном городе Симоновой уже практически не вспоминают о страстном романе взрослой женщины и подростка. Местные жители считают: она виновата и точка.

Лишь один человек продолжает настаивать на ее невиновности и ведет собственное расследование. Сожитель Симоновой Игорь У. поведал свою версию случившегося и рассказал, как сейчас чувствуют себя родственники задержанной.

Сожитель Юлии Симоновой: «Если в зале суда она встанет на колени и раскается, ей дадут 4 года. Если не признает вину, то сядет на 15 лет»

- Игорь, вы добивались свидания с Юлией?

- Да, но нам не позволили встретиться. Мне необходимо было уточнить у нее некоторые детали произошедшего, которые могли бы пролить свет на громкое дело. Эх, если бы она хоть что-то сказала адвокату, следователю... Но она молчит. Я так надеялся на встречу с ней. Сын хотел с матерью пообщаться. Ее же недавно привозили на психиатрическую экспертизу, могли бы мы с ней перекинуться парой слов...

- Психиатрическую экспертизу задержанная прошла?

- Очень странная экспертиза была. Проводилась она амбулаторно, длилась порядка 5 часов. Результаты огласят через месяц.

- Как сейчас живет мама Симоновой, сын? Они уехали из Шатуры?

- Сын Юлии живет со мной. Мать Симоновой осталась в Москве с внучкой. Ей ведь 78 лет. Когда она узнала об этом, ей стало плохо. Женщина до сих пор не может прийти в себя. Тем временем, следовали опросили уже семью мальчику, «киллера», который предоставил «компромат», а вот ко мне никто не пришел. А я ведь прожил с Юлией последние годы. Каждый день встречал и провожал ее с работы. Лучше меня ее никто не знал. Я сам, когда увидел видеозаписи, пережил шок. Столько лет мы были с ней вместе, и вдруг узнал такое о близком человеке. Полпачки сигарет выкурил без перерыва. Ночь не спал. Потом стал сопоставлять факты, и понял, что мою женщину подставили. Юля ведь кроме своих учеников и тетрадей света белого не видела. Она наивная и добрая. Столько раз ее подставляли и бросали с деньгами, но она все равно всем все раздавала. Вот она уже больше месяца находится под следствием, но ни один человек, которому она одалживала какие-то суммы, не вернул долги хотя бы ее сыну.

- Собственно, зачем вас опрашивать? На видеозаписях видно, что женщина «заказала» убийство мальчика.

- Все это голословно. Дело шито белыми нитками. После задержания, Юлии дважды вызывали «скорую», ее напичкали медикаментами, она находилась в шоковом состоянии. Что она могла сказать? На суде она пыталась хоть что-то рассказать про семью мальчика, но ей не дали. Дело в том, что Симонова занималась одаренными детьми по индивидуальной программе, увидела в том ребенке потенциал и пыталась вывести его в люди. У меня ведь даже сохранился журнал, где публиковали материал про этого мальчика. Опять же благодаря Юле вышла статья.

- Мне рассказывали, что мальчик этот не особо одаренный. Более того, совершенно посредственный ученик.

- В отличие от московских школ, где в классах по 25-30 человек, в наших школах - максимум 12 учеников. Там, где преподавала в последнее время Юля было по 3-4 человека, а первый класс посещал и вовсе один ребенок. Класс, где учился тот самый мальчик, было 5-6 человек. На фоне своих одноклассников этот ребенок действительно выделялся. Нет, звезд с неба он не хватал. Но на Олимпиаде мог что-то ответить, его можно было вывести на конкурс, где он худо-бедно объяснялся — вот такой ребенок по нашим меркам считается одаренным. В 10 лет он умел связно разговаривать, выражать свои мысли — это считалось прогрессом. Поймите, в Шатуре не из кого было выбирать, вундеркиндов здесь нет. Большинство детей и вовсе боятся рот открыть, плохо говорят. Юля пыталась сделать из парня человека. Помимо учебной деятельности, Симонова занималась своими проектами, последняя ее работа была о Чернобыле.

- После случившегося вы пытались поговорить с родителями мальчика?

- Я хотел с ними пообщаться. Но мне и родным Юли запретили приближаться к ним. В противном случае, беседа с ними может быть расценена, как давление на пострадавших. Сами они тоже не идут на контакт. Хотя живут в том же поселке, никуда не переехали, пацан ходит в школу, его родители — на работу.

- Вы ее оправдываете. Почему? Ведь факт «сделки» налицо. Глупо отрицать то, что вся страна видела, как Симонова передавала деньги и описывала в деталях, каким образом нужно убить подростка.

- Через два месяца вам покажут такое кино, где она уже лично будет убивать ребенка. И вы в это поверите? Сейчас готовится полномасштабная операция, чтобы посадить ее. Найдутся письма, которые она писала мальчику, записки с угрозами. Юлию хотят полностью ее утопить. Ведь вся эта история началась еще в декабре. В марте завершилась. Ее долго вели к этому разговору.

- Кому это было нужно?

На мой взгляд, здесь замешан «киллер» Руденко, которого якобы наняла Симонова. Это подстава. Лично я считаю, что с него началось. Я вышел на людей, которые занимаются видеомонтажом. Они заверили меня, что цифровые записи невозможно проверить, фальсификацию нельзя выявить. А то что все эти записи — монтаж, у меня нет сомнений. Когда Юля якобы говорит текст, губ ее не видно, не понятно, что именно она произносит.

- Вы будете бороться за нее? Нанимать адвокатов?

- Что толку, она в любом случае сядет. Я разговаривал с одним полицейским, он сказал, что от Симоновой ждут, чтобы она в зале суда встала на колени и принесла извинения мальчику. Возможно, тогда ей дадут 4-5 лет. Если она будет продолжать упираться, что сейчас и делает, ей светит от 15 до 20 лет. И это страшно.

- Почему вы не поженились с ней, если так любили ее?

- Эта долгая история. Не получилось. Да и какая теперь разница. В 2010-м году я делал ей предложение.

- Ждать ее будете из тюрьмы?

- Буду. Наверное...