На похоронах жертв ульяновского подростка-убийцы звучали конспирологические версии

«Произошедшее находится за пределами человеческого разума»

20.08.2019 в 17:52, просмотров: 63061

Во вторник в Патрикееве прощались с жертвами воскресной трагедии. Пять гробов — три больших, два поменьше, обитые красной тканью, опустили в одну общую могилу на сельском кладбище. Здесь нашли последний приют Камаловы (все имена изменены) — Наталья, ее маленькие дети Андрей и Света, родители Василий Григорьевич и Людмила Николаевна.

А накануне в татарском селе Нагаево хоронили их ближайшего родственника и убийцу, 16-летнего Тараса. Отец подростка Ильдар принимал участие в обеих церемониях.

На похоронах жертв ульяновского подростка-убийцы звучали конспирологические версии

В понедельник вечером пришли первые результаты вскрытия Тараса. Результат — алкогольная интоксикация легкой степени. В принципе, это подтвердило показания друзей мальчика: выпил накануне убийства, но вусмерть пьяным не был.

Ильдар забрал тело сына в родное село, чтобы похоронить Тараса по мусульманским обычаям. Народу на кладбище пришло совсем немного, отпевание провел местный имам. Он, кстати, хорошо знал семью Камаловых. Школьник неоднократно приезжал в Нагаево, последний раз — на зимние каникулы, собирался еще раз навестить отца перед началом учебного года. В тот приезд Тарас подробно расспрашивал о своем прадедушке, герое войны, — сказал, что хочет написать о нем в сочинении ко Дню Победы.

фото: Лев Сперанский

Интересный нюанс: Наталья вскоре после свадьбы с Ильдаром приняла ислам. Видимо, исключительно чтобы сделать приятное мужу — никаких обрядов она не соблюдала, Коран не читала. Более того, позднее Камалова окрестила сына, и когда Ильдару сказали об этом, его аж передернуло.

На церемонии в Патрикееве — совсем другие эмоции, нежели в Нагаеве. Похороны семьи Камаловых — событие районного масштаба, к нему готовились все в округе. Около 11.00 на одном из подворий девушки вплетали в косы черные ленты, на другом мужчины снимали с веревок черные траурные рубашки, продавщица магазина кричала кому-то в телефонную трубку: «Закроюсь в 13.30, у нас тут похороны». Так называемый центр — распутье бетонной дороги у магазина и автобусной остановки — к полудню был заполнен людьми.

Приглушенные разговоры, стенания, слезы, смешанные с потом (жара стояла жуткая, +30 в тени)... И пересуды, без которых не обходится ни одно мало-мальски значимое событие, тем более ЧП такого масштаба.

«Кто же их обул? Марина та вон на каблуках была, а Витя в сандалиях был, фотографии в интернетах выложили!»

«Чтобы он на кого-то орал или огрызался — такого никогда не было».

«С малышней, конечно, он не общался. Они у него все ломали. Ноутбук не успевал ремонтировать — пойдут туда, нащелкают... Один раз прихожу, грохот стоит, они ладонями по клавиатуре фигачат. Телефоны им каждый месяц покупали, они их сразу ломали».

«Бабушка Тараса недавно кредит взяла, 200 тысяч. Рубероид купили, Тарасу к школе всего прикупили, потом отложила внучке Кристине на свадьбу. Теперь свадьбы не будет, конечно. Следователь, кстати, сказал, что им деньги на глаза не попадались».

Жителей Патрикеева трагедия разделила на два лагеря: на тех, кто ищет проблему в подростке (сошел с ума, обкурился, ревновал, был завербован в Интернете), и на тех, кто строит конспирологические теории (подростка заставили или подставили, он стал случайным свидетелем, и его заставили все взять на себя, он не мог). На руку вторым в Сети кто-то распространил фейковые фото якобы с места преступления и слухи чуть ли не об оккультном обряде с отрубанием голов. Однако соседи и родственники быстро развеяли все мифы: на подставных картинках тела лежат на линолеуме, которого отродясь не было в доме Камаловых.

«Изверга похоронили?» — подходит Олег Викторович, крестный Тараса.

Я киваю и говорю ему результаты экспертизы.

«Под пивом так не зарубишь, что-то с ним не то было».

фото: Лев Сперанский
Отец убийцы Ильдар присутствовал на обоих похоронах.

У автобусной остановки уже собралась целая вереница авто — пензенские, самарские, ульяновские номера. На прощание съехались из соседних деревень и городов, пришли проститься военные из гарнизона.

«Необъяснимое человеческому разуму. Произошедшее находится за его пределом», — начинает траурную речь глава Базарносызганского района Владимир Ширманов.

«Мы потеряли двух ангелов, — продолжает священник, — заслуженных людей, их дочь... А Тарас… Талантливый парень с большим будущим. Где мы потеряли эту душу?»

фото: Лев Сперанский
Могила подростка, расправившегося со своей семьей.

Как только началось отпевание, ветер неожиданно затушил у всех свечи. Потом стало совсем тихо, было слышно даже, что шепчут на прощание погибшим их родственники.

«Теперь бы ты задумалась, надо было думать раньше» (Наталье).

«Больше тебя Светка не будет колошматить. Он мне, когда я приходила, говорил, что Света его пинает» (маленькому Андрею).

«Кому я буду шоколадки таскать? Изверг! Что наделал?! Андрюш, я тебе машинки покупал. Хоть бы спрятались...» (обоим малышам).

Кстати, мы проверили версию о возможной обиде Тараса на родню из-за свадьбы двоюродной сестры Кристины — якобы парня не позвали на торжество в Ульяновск, из-за чего он и затаил злобу. Все в один голос говорят: такого не было, мальчик был среди приглашенных. Значит, остается одно: необъяснимое помешательство, приправленное увлечением компьютерными играми, сдобренное зацикленностью матери на маленьких детях и своих переживаниях.

Где мы потеряли эту душу?

Ульяновская область.