Ситуацию с рванувшей в Бейруте "русской селитрой" объяснила юрист

После конфискации опасного груза владелец перестал за него отвечать

Взорвавшийся в Бейруте груз селитры, по данным ливанских СМИ, принадлежал бизнесмену из России Игорю Гречушкину. На данный момент считается, что трагедия произошла по бытовым причинам, из-за детонации 2 750 тонн аммиачной селитры, выгруженных с судна Rhosus в сентябре 2014 года.

После конфискации опасного груза владелец перестал за него отвечать

Судно Rhosus, перевозившее взрывоопасную селитру из грузинского Батуми в Мозамбик, в сентябре 2013 года сделало незапланированную остановку в Бейруте из-за неполадок на борту.

Владелец корабля, проживающий на Кипре уроженец Хабаровска Игорь Гречушкин, по словам моряков, фактически «бросил судно» — юристы кредиторов получили три ордера на арест Rhosus, работавшего под молдавском флагом.

Могут ли теперь быть предъявлены многомиллиардные финансовые претензии к собственнику из-за разрушения Бейрута, гибели людей, и каковы долгосрочные перспективы судебных разбирательств, «МК» рассказала Марина Силкина, юрист по международному праву.

- При анализе ситуации я бы выделила три основных момента. Во-первых, это какой правовой статус у самого судна, конфискованной по решению ливанского суда селитры, кто отвечал за ненадлежащее хранение и правила техники безопасности при проведении сварочных работ.

Согласно имеющейся информации, судно было задержано в порту Бейрута, опасный груз конфискован и перемешен на причал 12 по решению ливанского суда - то есть выбыл из владения собственника с отнесением расходов по его хранению и надлежащих условий до момента реализации (утилизации) за счёт его последующей реализации. Одновременно при проведении сварочных работ, не исключено, что были нарушены требования безопасности, что повлекло трагические события.

- Почему так долго с 2014 года не реализовывался конфискат?

- Это уже вопрос исполнительного производства в Бейруте. Скорее всего, приставами был заключён договор ответственного хранения с портовой организацией в Бейруте, которая и должна была обеспечить надлежащее хранение селитры.

- То есть с собственника взятки гладки?

- На мой взгляд, претензии к российскому владельцу судна в части какой-либо компенсации последствий трагедии имеют крайне малые шансы. Требования о взыскании зарплаты морякам это отдельный вопрос, данные требования могут быть предъявлены в соответствии с трудовым законодательством непосредственно к работодателю.

- У моряков, застрявших в Ливане после ареста судна, которым владелец не платил зарплату, хотя бы есть шанс вернуть свои деньги?

- Они имеют на это право согласно пункту 4 статьи 1 Международной конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов от 10.05.1992 года. В названной Конвенции к морским требованиям, в частности, относятся требования о взыскании заработной платы капитану, лицам командного состава, членам экипажа.

В соответствии со ст.389 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации требование о выплате заработной платы и других сумм, в том числе расходов на репатриацию и уплачиваемых от имени капитана судна и других членов экипажа взносов по социальному страхованию, является морским требованием. В соответствии с частью 1 статьи 7 Конвенции 1952 г. суды страны, в которой был наложен арест, компетентны рассматривать дело по существу, если закон страны, в которой арест был наложен, предоставляет судам такую компетенцию или если требование возникло в стране, в которой был наложен арест судна. В данном случае страна приписки судна - Молдавия, так как они шли под молдавским флагом. Так что судиться они могут как в Ливане, так и в Молдавии.

Читайте также: В Бейруте после взрыва возникла опасность массового отравления

Россиянка из Бейрута описала взрыв: "Было слышно за 40 км"

Смотрите видео по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28330 от 6 августа 2020

Заголовок в газете: Груз селитры–200