«Полный дурдом»: закрытие красной ветки метро парализовало северо-восток Москвы

«И это нам терпеть еще целую неделю...»

18.02.2019 в 17:52, просмотров: 36511

В столице случился очередной транспортный коллапс. Но запланированный и сделанный с благой целью. Ради строительства очередного участка Большой кольцевой линии метро с 16 по 24 февраля для движения закрыта верхняя часть красной ветки от «Комсомольской» до «Бульвара Рокоссовского». Проехать поверху тоже непросто. Ряд улиц перекрыт, восток Москвы — от Измайлова до Лосинки — полупарализован: в обход Щелковского шоссе и Преображенской площади ездить очень трудно. Во многие кварталы проехать можно только по паспорту с местной пропиской. В целом с задачей-минимум — компенсировать закрытие подземки — транспортники справляются. Но без накладок не обходится.

«Полный дурдом»: закрытие красной ветки метро парализовало северо-восток Москвы
фото: mos.ru

В нервозную обстановку погружаешься сразу на выходе из станции МЦК «Бульвар Рокоссовского». На метрополитеновский пассажиропоток станция не рассчитана, такое здесь впервые: выходящие еле протискиваются между стеной и плотной толпой стоящих на вход. В ожидании прохода народ скучает и фотографирует небывалую толпу мобильниками.

Уже на территории рынка, что между станцией МЦК и метро, стоят сотрудники с мегафонами и оповещают пассажиров: подземка не работает, пользуйтесь «Ласточками». Ну то есть как оповещают — мегафоны работают в автоматическом режиме, воспроизводят стандартный дикторский текст, а сотрудники работают живыми столбами для этих репродукторов.

— Компенсирующий автобус? — удивляется человек в очень похожем на «скорую» микроавтобусе аварийной службы метрополитена. — Так его здесь нет, он только до «Преображенки» идет. А здесь бесплатный трамвай!

Мимо по кольцу действительно подходит к остановке новенький трамвай 7-го маршрута. Бесплатный или нет — но все входящие прикладывают карточки, карточки исправно «прокатываются». Но сказать, чтобы трамвай был переполнен (в отличие от МЦК) — нет, такого не скажешь.

Богородский храм — здесь трамвай поворачивает на Краснобогатырскую. С обычными московскими приключениями: зеленый сначала горит, потом мигает, потом гаснет, а проезд перекрыт вставшими на главной дороге машинами. Трамвай раздвигает их чуть не носом и выезжает на Краснобогатырскую. Чтобы еще через пять минут застыть в мертвой пробке. Настолько хорошо застрять, что двери открываются, все желающие идут по тротуару пешком.

Преображенская площадь. Хрупкая женщина средних лет — снова с мегафоном и в зеленой жилетке «Организатора перевозок». Елена — кадровая сотрудница этой организации. По ее словам, «усиление» в этот раз обошлось без разово нанятых людей. «Выдернули» офисный персонал, а прежде всего — почти в полном составе Центр обеспечения мобильности пассажиров. Так что если кому-то нужно сопроводить по подземке плохо ходящего человека — поездку лучше перенести.

— Вопросы задают постоянно, — говорит Елена. — И все одинаковые, как будто никто не слушает и не смотрит новости: почему закрыто метро, когда откроют и где посадка на автобус. Вон там, кстати! — и показывает в сторону новодельного Преображенского храма.

А вот и грандиозное зрелище — целая колонна синих автобусов, идущая один за одним. Они выезжают со стороны «Черкизовской» (кстати, ходят автобусы не до «Преображенской площади», как сказал информатор на «Рокоссовского», а именно до «Черкизовской», там удобный разворот) и едут мимо закрытого выхода из метро дальше... дальше... куда-то к дальнему концу храма. От выхода метро — метров двести.

Ехать быстро и довольно удобно: «Сокольники» — «Красносельская» — «Комсомольская», всего минут за 10. В салоне, кстати, свободно — обычное метро в 9 утра этим похвастаться не может никак. На «Комсомольской» — выход из автобусов тоже довольно далеко от подземных и наземных вокзалов, метрах в трехстах.

— У нас тут полный дурдом, — информаторы на площади Трех вокзалов загружены примерно в три раза интенсивнее, чем на Преображенской площади, а с «Бульваром Рокоссовского» и вовсе не сравнить. — Каждый второй спрашивает, что случилось и как куда проехать. Приезжих полно, никто ничего не знает. Некоторые не понимают по-русски...

фото: Антон Размахнин

Группа китайских туристов на крейсерской скорости выскакивает из Ленинградского вокзала во главе с экскурсоводом, кильватерной колонной (едва ли не парами, как в детском саду) исчезает в недрах метро. Кстати, навигацию по поводу закрытия ветки обещали обеспечить в том числе и на китайском языке!

— На иностранных языках есть информация, — говорит Татьяна Немова, сотрудница Центра обеспечения мобильности, — она там, внизу, на инфостойке метро — должны лежать буклеты.

На самой инфостойке, однако, ничего про китайский язык не знают — вот буклеты, стандартная схема компенсационных маршрутов, все продублировано на английском. И только. Так что китайским товарищам остается надеяться (и не безосновательно) на профессионализм гидов.

На схеме, однако, виден еще один компенсационный маршрут — единственный идущий напрямую от «Комсомольской» до «Бульвара Рокоссовского». Это 13-й трамвай, который по случаю закрытия метро пока что стал бесплатным. Толпа на входе в него собирается порядочная, но — магия новых низкопольных вагонов — все как-то размещаются. Парадокс, но едут трамваи медленнее автобусов. Во-первых, потому что это не экспрессный, а обычный маршрут с остановками. А во-вторых, как пояснил водитель трамвая, потому что движется 13-й в одном графике с остальными трамваями, «перепрыгнуть» их не может, так что и едет со средней скоростью. И все-таки не так уж страшно: до «Рокоссовского» добираемся за полчаса.

Кому действительно трудно — это автомобилистам. В салонах автобусов часто можно слышать возмущение: ну хорошо, маршрут «КМ» идет по одной из двух-трех полос. Почему остальные, недействующие, не оставить водителям — ведь в два ряда автобусы не пустишь? «В ВАО всегда очень напряженная дорожная ситуация, — говорит Мария Красавина, ездящая на работу из Щелкова в центр, — но сейчас, когда огромный поток с Щелковского шоссе пошел в соседние районы, стало просто невыносимо! Ни на машине, ни на общественном транспорте невозможно проехать! И это нам терпеть еще целую неделю...».