Бермудский треугольник «Крейзи Дейзи»: в ночных клубах творятся мрачные дела

Мы предприняли собственное расследование

22.04.2019 в 17:47, просмотров: 37582

Про этот «бермудский треугольник» в двух километрах к северу от Кремля знают многие. Полицейские и таксисты, врачи «скорой» и бармены. В нем регулярно пропадают мобильные телефоны, паспорта, кредитки, дорогие брегеты и побрякушки. Пропадают люди…

Речь идет о трех ночных клубах «Крейзи Дейзи», образующих треугольник неправильной формы между Дмитровкой и Сретенкой. «МК» провел собственное расследование и выяснил: возможно, речь идет о четко выстроенной преступной схеме.

Не проходит и недели, чтобы сводки происшествий не пополняли случаи краж, ограблений, мошенничеств, жертвами которых становятся расслабленные посетители питейных заведений. Самым скандальным стал случай в конце декабря 2016 года, когда после похода в популярный кабак погиб молодой француз. Казалось, чем не повод покончить с криминальным треугольником?

В ночь на 15 декабря 2016 года пятеро студентов из Франции и Великобритании поехали отдыхать в один из трех баров «Крейзи Дейзи» — тот, что на Тургеневской площади. Компания подобралась непростая: два брата — 22-летний Николас (учащийся Манчестерского института, приехал в Москву по туристической визе) и 21-летний Алексис (студент МГУ им. Ломоносова) — потомки знатного аристократического рода.

Из досье «МК»: «Мать братьев — Фиона Лазарефф. Она предприниматель и писательница, главный редактор интернет-портала о европейской культуре, пилот и трехкратная чемпионка Франции по верховой езде в дамском седле. Отец — Александр — также является предпринимателем (занимается продажей вина), кулинарным критиком и доктором наук».

Около 04.30 Николас, Алексис и их подруга Татиана, уже изрядно навеселе, решили переместиться из клуба домой к девушке. Алексис забежал в магазин за сигаретами в двух шагах от бара, где познакомился с доброжелательным кавказцем. Тот радушно предложил выпить пива в честь дня рождения.

Алексис и без того был навеселе, а тут вообще растаял. Он представил нового приятеля — Вафадара — брату и Татиане, и ребята охотно согласились продолжить гулянку в другом месте. Все погрузились в «Хендай Солярис», припаркованный у входа в клуб. За рулем сидел Нурлан, знакомый Вафадара. Едва машина тронулась с места, один из южан вновь угостил веселую компанию. Причем Татиана от пива отказалась (запомните этот нюанс).

Что произошло дальше, не трудно догадаться. Иностранцев вывезли за город, на опушку леса, обобрали под угрозой пистолета и оставили на морозе. Все трое чувствовали себя ужасно, как будто их опоили транквилизаторами. Николас, покачиваясь, побрел, как лунатик, в сторону зарослей и очень быстро скрылся за снежной пеленой. Алексис и Татиана каким-то чудом выбрались на дорогу. А труп замерзшего студента нашли в лесу только на следующий день. В крови погибшего был обнаружен определенный препарат, а в моче его выжившего брата — другой.

Комментарий эксперта

«Данные препараты имеют одно и то же активное вещество и применяются при лечении тяжелых психических расстройств; их всего около 9, среди которых — шизофрения. Они на строгом контроле — вне медучреждений, для пациентов, которые лечатся за свой счет, для покупки выдаются особые бланки с защитой от подделок, — рассказал психиатр-криминалист Михаил Виноградов. — Если их подмешать в жидкость и дать здоровому человеку, то у него произойдет тяжелое отравление с потерей сознания.

В зависимости от дозы можно рассчитать с точностью до 10 минут, для среднего организма, момент потери сознания жертвы. При приеме препаратов совместно с алкоголем действие лекарств усиливается в несколько раз, и отравление вполне может стать причиной смерти. Если полностью растворить препараты в жидкости, то при питье их вкус не ощущается…»

Вафадара и Нурлана задержали быстро. Они не отрицали факт грабежа, но всеми силами открещивались от отравления. Правда, сначала Нурлан вспомнил: Вафадар рассказывал ему про таблетки, «от которых люди быстро засыпают». Также мужчина подтвердил, что земляк передавал пассажирам пиво. Однако затем кавказец отказался от своих признаний. По словам обоих, пассажиры были пьяны, когда садились в салон. Впрочем, оправдания им не помогли: Мытищинский суд приговорил бандитов к 9,5 и 10 годам лишения свободы.

Казалось бы, все просто и очевидно, и клуб здесь ни при чем. Но так случилось, что мой коллега примерно в то же время, когда раскручивался скандал вокруг смерти Николаса, заглянул в «Крейзи Дейзи» в пятницу вечером. Выпил несколько рюмок (доза для него достаточно скромная) — и… словно провалился в другое измерение. Очнулся там же, у барной стойки, — ни кошелька, ни ноутбука. «Сам дурак», — переживал он.

А я невольно задумался: не слишком ли часто клуб фигурирует в связи с криминальными событиями? Начал изучать статистику — и буквально оторопел.

«Дейзи» наливает коктейль довольным посетителям.

Выпил, заснул — очнулся без смартфона

В распоряжении «МК» оказались сведения об обращениях граждан в различные отделы полиции по Москве и Московской области в связи с преступлениями, так или иначе связанными с «Крейзи Дейзи». За последний год в трех барах (Тургеневская площадь, Сретенка, Большая Дмитровка) случились сотни таких эпизодов.

Ну, допустим, кражи внутри баров и драки учитывать не стоит: такое случается почти во всех столичных злачных заведениях. Но как быть с десятками бедняг, которые отдыхали ночью в «Крейзи Дейзи» и попали в беду по дороге домой? Получилось примерно 10 заявлений в месяц, и это только зарегистрированные в полиции. Все они как две капли воды схожи с трагической историей Николаса: гости «Крейзи Дейзи» выпивали немного алкоголя в баре, ловили такси около клуба, а утром, отравленные и ограбленные, приходили в полицию (правда, прокуратура обжаловала приговор).

Возьмем навскидку один месяц — ноябрь 2018 года, когда был оглашен приговор «бомбилам», подвозившим француза Лазареффа.

Воспитанник училища олимпийского резерва 18-летний Дмитрий с друзьями приехал в «Крейзи Дейзи» на Сретенку около 2 часов ночи.

— Я выпил один алкогольный напиток. До этого не пил. Опьянеть было невозможно. А тут меня как будто кувалдой по голове огрели. Очнулся на парковке в паре километров от бара. Был в куртке, хотя я ее сдавал в гардероб. Пропали телефон, зарядка и часы общей стоимостью около 15 тысяч рублей.

Другая история произошла с 20-летним студентом Станиславом. Он подъехал в бар на Тургеневской площади вечером. Выпил пару коктейлей и уже к 3 часам ночи собрался домой.

— Я не был пьян, когда садился в авто. Когда машина поехала, почти сразу уснул. Проснулся от того, что водила снимал с меня золотую цепочку, на которой висели крестик и икона. Я вырвался каким-то чудом и бегом бежал до самого общежития. Драгоценности (стоимостью около 18 тысяч рублей) остались у «бомбилы» в руках. В комнате я обнаружил, что нет смартфона и банковской карты, с которой списали более 7 тысяч рублей.

В третьем баре, на Большой Дмитровке, на свою беду покутил 26-летний Павел. Он приехал в «Крейзи Дейзи» с девушкой. На выходе из заведения к ним подошел неизвестный и предложил довезти их. Пара села в точно такой же автомобиль, на котором уехали из бара Николас с компанией. О печальном финале их поездки рассказал отец молодого человека:

- Я уверен на 100%, что сын не напивался. У нас такие отношения, что если бы он был пьян, он бы мне сказал как есть. Короче, выпил он там несколько бокалов пива — не больше трех. И спутница его пила пиво. Бармен ему еще на дорожку бутылку навязал.

В общем, они сели в такси, назвали адрес — и сразу выключились. В конце маршрута их грубо растолкали и спешно высадили. Словно в тумане они добрели до дома, где обнаружили, что у них пропали 32 тысячи рублей, два смартфона и банковская карта, с которой 14 тысяч рублей были переведены на неизвестный электронный кошелек. Более того, сыну потом звонили и предлагали выкупить документы. Наглость и безнаказанность — вот что это!

— А что полиция?

— Один раз звонили — и все. Полгода прошло. И машина есть, и номер есть, и видео в баре есть — если бы хотели, то давно бы поймали…

Кстати, о полиции. Все эти грустные истории объединяет еще и то, что никакого прогресса в расследовании преступлений нет.

Девушки чувствуют себя абсолютно непринужденно.

«Эти бары — наша головная боль»

Для полноты картины мы на анонимных условиях поговорили с действующими оперативниками тех отделов внутренних дел, на чьей «земле» есть «Крейзи Дейзи».

— Эти бары, особенно тот, что на Тургеневской площади, конечно, наша головная боль. Про ситуацию в курсе и в управлении, и в прокуратуре. Наш начальник не один раз получал по шапке из-за этого от генерала. Плохие показатели, жалобы во все инстанции…

— А на что жалуются?

— Не так давно было много обращений по поводу того, что посетители напивались, а наутро обнаруживали, что оплатили космические счета. Но это хитрость такая в барах: они специально делают алкоголь на халяву, причем коктейли там убойные, и при этом в заведениях отсутствуют горячее и какая-либо существенная закуска. Кто-то в конце прошлого года обратился с жалобами на контрафактный алкоголь в прокуратуру и Роспотребнадзор. Нам спустили бумагу — мы провели оперативно-разыскные мероприятия. В 2 часа ночи нагрянули в бар и все перевернули.

— Какие результаты вашего рейда?

— Никаких. Изъяли весь алкоголь — и початые бутылки, и со склада, около 20 наименований, и отвезли в ЭКЦ по ЦАО. Исследования ничего не показали.

— Пьяных посетителей под утро развозят по домам «бомбилы»…

— Я понимаю, куда вы клоните. Да, действительно, таксисты со всей Москвы стягиваются к «Крейзи Дейзи» — специально за пьяными, и некоторые обирают их по пути. Есть такое явление. Большое количество преступлений, но и процент раскрытия высокий.

— На отравления — заявляют?

— Не было ни одного заявления, чтобы кто-то обратился в больницу, сделал исследование, которое бы выявило определенные препараты.

— Возможна ли связь между сотрудниками бара и таксистами?

— Не думаю. Люди сами виноваты: пьют, а потом оправдывают себя, телефоны свои ищут…

— А потихоньку, так сказать, на живца, не пытались проверить бар?

— Послушайте, нам некогда в шпионов играть. Люди загружены, физически не успеваем объем отрабатывать.

…Ну что ж, у журналистов, в отличие от полицейских, времени вагон. Поэтому мы решили выяснить все на месте. Но сначала провели разведку.

К концу вечера многие посетители клуба не помнят себя.

«Клиентов выносят штабелями»

Нам удалось пообщаться с двумя «дейзи» — так называются дамы, обслуживающие злачные заведения.

— Расскажите про свою работу.

— В бар сотрудники приезжают к 17.00. Переодеваются, «сдаются» полностью — и в бой, до последнего клиента.

— Что значит «сдаются»?

— У нас происходит полный досмотр, кошельки и телефоны — в сейф. В зал с собой брать ничего нельзя. Совсем.

— То есть препараты, яд или наркотики пронести нельзя?

— Что вы? Нет, конечно. Нам регулярно анализы на употребление проводят. Периодически даже с собачками досматривают. После смены — такая же процедура. Все это, конечно, делается скорее для того, чтобы мы не брали с собой гаджеты, а обратно не выносили наличку, но и с наркотиками у нас тоже борются.

— А были случаи?

— Раньше — да, последний раз слышала, что года полтора назад поймали «барика» на Сухаревской (бар на улице Сретенка. — Авт.), он таблетками торговал. И все. А так, представьте себе, нам даже пилюлю от головной боли по просьбе гостя дать нельзя, и вещи брать на хранение за стойку тоже — строгий запрет.

— А про клофелинщиков ничего не слышали?

— Ну, среди персонала такого не замечали. Из гостей последний случай был около двух лет назад. Двух проституток поймали.

— В ваших барах случается куча одинаковых историй: люди пьют немного алкоголя, отключаются, а потом просыпаются где-нибудь на заправке без своего добра...

— Зря вы на сотрудников бочку катите. Вся работа у нас — под камерами.

— «Мертвых зон» много, да и в залах наверняка нет скрытых камер…

— Скрытых — нет, «мертвых зон» — раз-два и обчелся.

— Большая ли текучка? Как у вас с руководством?

- Один бар обслуживают где-то 25–30 человек («дейзи» и «бариков»). В будни выходят 5 человек, по выходным — 11. Охранников в выходные обычно двое на входе, трое в зале. В будни — на одного меньше. Коллектив везде постоянный. По зарплате не обижают.

К тому же есть масса дополнительных услуг, с которых мы получаем процент. Например, показательное «вливание» алкоголя клиенту в рот, продажа посетителю бутылки шампанского за 12 тысяч… Мы с этой суммы часть забираем себе. По сути — это деньги из воздуха. Управляющая назначает план: сколько таких бутылок мы должны продать, сколько каждая «дейзи» должна «скурить» кальянов или «споить» рюмок на стойке бара гостям.

— А может быть такое, что вся «черная» схема организована под прикрытием руководства?

— Это не тот уровень. Выхлоп слишком мал, а риски велики.

— Очень спорно. Например, у выжившего брата французского аристократа сняли перстень со вставкой из рубина стоимостью 650 000 рублей. А если прикинуть, что далеко не все обращаются в полицию, то и риски не такие уж большие… К тому же когда люди говорят, что пили в ночь ограбления, стражи порядка относятся к ним несерьезно.

— Что правда, то правда. До утра очень редкий гость сохраняет человеческое лицо. Приходят на халявные акции (девушкам в некоторые дни на спиртное дают полный безлимит) — потом их выносят штабелями. А дома «поют», что опоили да ограбили! В менеджерской — целая стопка паспортов, которая каждый день растет: хочешь бери кредит, хочешь выкидывай. Перед сменой вбиваем данные этих растеряш в соцсетях и пишем, чтобы пришли забрать документы…

— Как-то вы говорили, что поймали проституток-клофелинщиц. Откуда вы знаете, кто есть кто в суматохе ночи?

— Камеры. Видео в основном мониторим мы, не охрана. По камерам видим, кто и как себя ведет в заведении. Сюда действительно приходят путаны — «набитый» глаз без труда отличит, как они «снимаются». Но сутенеров с ними не бывает, «ночные бабочки» работают сами. С таксистами мы обычно дружбу не водим (в баре на Сретенке мы наблюдали другое, но об этом позже. — Прим. авт.).

Вообще гости очень разные приходят за ночь. Есть пара-тройка компаний, которые приезжают в бар и ничего не заказывают либо берут по минимуму — водичку или энергетики. Они просто наблюдают за обстановкой, за другими гостями…

Выгнать их не за что: они ничего не нарушают, в черный список не входят. Бывает, они колесят по нашим барам, из одного заведения в другое. Кто они — загадка. Что делают в баре — непонятно. Мы было думали, что это проверяющие или правоохранительные органы разработку какую-то ведут — но нет (показывали их лица полицейским). Быть может, эти люди и «окучивают» потенциальных жертв?..

«Вот и проверим», — подумали мы. Бар на Дмитровке

«Демоны!» — с презрением выдавил сквозь зубы охранник в маленькой шерстяной шапке на макушке. Он отобрал початую бутылку дешевого виски у молодого парня, одетого в просторную клетчатую рубаху, из-под которой виднелись модные бусы. Разглядев печать заведения на запястье гостя, страж буквально втолкнул его внутрь. За дверью гремел танцевальный хит прошлого лета.

На «пятачке» у входа смешались в кучу кони, люди… И это не фигура речи: «лошадиная мафия» не дремлет даже за полночь — у входа в «Крейзи Дейзи» на Дмитровке рядом с толпящейся молодежью стоял… вороной рысак. Под узду коня держала девушка в бушлате. Точь-в-точь такая лошадница засветилась в скандальном видео с участием футболиста Аршавина, который отказался платить за услуги проката для неизвестной дамы. Там же поджидали клиентов многочисленные таксисты всех мастей.

Оплатив вход и получив цветную печать на запястье, мы попали внутрь. Играла танцевальная музыка, вокруг веселилась молодежь, мимо сновали кальянщики с углями…

Сотрудницы «КД» уверяли нас в том, что каждое движение бармена попадает в «поле зрения» камер, однако это точно не так. «Барики» и «дейзи» миксуют напитки свободно, и часто их манипуляции прикрывает стойка бара. А когда в заведении становится особенно жарко — например, во время шоу с раздеванием, — разобрать, что происходит в бутылочном закулисье, становится очень сложно.

В целом вечер в «КД» на Дмитровке проходил более-менее прилично. По нашим данным, этот бар является самым безопасным по сравнению со своими двумя «собратьями». Но и открылся он сравнительно недавно.

Перед нами разыгралась сценка, которая в дальнейшем обретет неожиданный смысл (об этом — чуть позже). Парень и девушка в очках обнимались. Кавалер в одной руке держал стакан с пивом, а другой пытался обнять даму. Его спутница демонстративно убирала назойливую руку воздыхателя, и один из нашей компании даже сделал навязчивому и мертвецки пьяному парню замечание.

Бар на Тургеневской площади

В этом заведении было много танцующих на барных стойках. Ведущий пригласил на помост несколько девиц прямо с танцпола. Зазывала объявил конкурс, главным призом в котором является бутылка шампанского! За игристое участницы должны были танцевать и постепенно обнажаться. Победительницу выбирали гости бара.

Больше всего внимания среди конкурсанток привлекла девушка, которая двигалась, как профессиональная танцовщица. Под восторженные крики публики она элегантно разделась топлес. Публику конкурс завел: 90% гостей не спускали глаз с импровизированной сцены, на автомате заказывая «барикам» «шоты». После бравады с обливанием шампанским главная танцовщица наспех оделась и растворилась в толпе.

Мы направились к выходу из заведения — ну конечно! Звезда танцев на барной стойке села в «Дэу Нексия», стоявшую неподалеку, и какой-то мужчина увез ее. Рядом околачивались извозчики, которые ухмыльнулись ей вслед.

— Поехала в следующий бар. Мы таких дамочек часто видим: приедут, потанцуют да уезжают в другой «КД».

В этом баре еще нельзя не отметить чрезмерную навязчивость и лукавство «дейзи» в откровенных нарядах — шортах или трусах и коротеньких топах. Только мне с глазу на глаз раз пять предложили покурить вместе кальян, купить даме (имеется в виду «дейзи») коктейльчик или вовсе подняться на стойку, чтобы за деньги мне влили в рот алкоголь или бутылку шампанского.

Недовольных «приватом» (вливание спиртного сопровождается эротичным танцем на глазах у публики) или дамской компанией мы не видели, а вот из-за игристого едва не вспыхнуло несколько конфликтов.

Все сценарии идентичны. Мы наблюдали сначала подвыпившего мужчину, который мило общается с «дейзи», заказывает бутылку шампанского и распивает его с дамой. А потом, когда приходит время расплачиваться, все, кто попал в наше поле зрения, не глядя прикладывали свои карты к аппарату. Мгновенно похотливая улыбка сменяется недоумением, а потом и яростью. Но охранник всегда готов объяснить клиенту, что он сам виноват: «дейзи» предложила, а кавалер купил. О каких претензиях может идти речь?!

…На улице было свежо, через два часа должно открыться метро, но таксистов стало только больше. Мы сели в салон к одному из извозчиков.

— А что у тебя в бутылке? (в двери у переднего пассажирского сиденья торчала пластиковая пол-литровая бутылка с прозрачной жидкостью).

— Вода, как что?

— Небось клофелиновая? — в шутку подкололи мы «бомбилу».

— Да не, что вы такое говорите?!

— Ладно, ладно. Но только вот народу столько травят… То ли в кабаке, то в такси. У нас знакомый есть — говорит, в баре выпил стакан пива, а проснулся от того, что таксист с него крестик золотой снимает…

— Так в баре же выпил, — улыбнулся наш извозчик.

— А про замерзшего француза слышал?

— Конечно, слышал. Одна знакомая барменша работала в ту ночь, когда этот «вельможа» там отдыхал. Говорит, весь бар перетряхнули, всю «алкашку» изымали, но ничего не нашли. Они выяснили, что этому гостю наливали всего два напитка. По допросам всех затаскали. Там же вроде таксист ему пива с нейролептиками дал?

— Ну да.

— На это еще решиться надо, подготовиться… Я вот часто вижу, как в машины уже «готовых» грузят. Для нашего бедного брата это ох какой соблазн. А кто их там отравил — «бомбилы» или бармены — кто его знает?..

Бар на Сретенке

Внутри заведения царила все та же атмосфера: танцы на стойке, наглые и приставучие «дейзи», в стороночке еще один «щедрый» кавалер поит даму шампанским… И что-то еще напоминало предыдущие бары, но вот что?

Не что, а кто! Мы столкнулись глазами с той самой «спасенной» пьяной девочкой в очках из первого бара. Только вот что удивительно: она была совершенно трезва и общалась с несколькими ребятами, которых мы тоже уже встречали: кого-то в баре на Дмитровке, кого-то — на Тургеневской.

Вот, например, сидит компания — девушка и трое молодых людей. Один из парней — крепкий, явно спортсмен. Никто из них не пил алкоголя до самого утра, они вели себя очень прилично и улыбались проходящим мимо. И, как нам показалось, тоже следили за публикой.

Другая компания - точнее, пара крупных и тоже трезвых мужчин - сидели на диване прямо у выхода и, совсем не стесняясь, следили за происходящим. Охранники? Нет, они были гостями, не общались со стражами и покинули бар одними из последних. Было странное ощущение, когда наши взгляды пересекались: и нам, и им было ясно, что мы в этом «аквариуме» кого-то ищем.

Еще одно явление, которое мы не встречали ранее, — это свободный вход для «своих» таксистов. Зеленый свет «бомбилам» давала охрана, они проходили, здоровались со стражами, некоторые даже обнимались. Мужчины в трико, которых мы потом видели в машинах с шашками, заходили погреться-осмотреться и опять выходили на улицу.

Финальным аккордом этого вечера стало общение с молодым человеком из компании «странных» наблюдателей. Молодой парень подошел ко мне, когда я был один. Собеседник протянул руку, чтобы познакомиться. Складывалось впечатление, что он играет под пьяного, хотя совсем недавно потягивал энергетик и сидел рядом со своими друзьями абсолютно трезвый. На наркомана тоже не был похож. Он что-то сказал про музыку и крикнул: «Веселимся!» А затем, пританцовывая, пошел на улицу.

Через некоторое время он вновь подошел ко мне. На этот раз он держал в руках граненый стакан для виски, заполненный на треть прозрачной жидкостью. Он поставил его передо мной на стол и нагнулся сказать на ухо: «Пусть здесь постоит. Я его потом заберу — бухаю сегодня. Хочешь тоже? Нет? Ну ладно, я не обижусь, если ты попьешь!» Странный парень вышел на улицу, потом вернулся, но так и не притронулся к этому стакану.

Под утро компания вместе с ним выходила на улицу, но куда они делись потом, мы не проследили. Видели лишь, как двоих парней, которых несколько минут назад тошнило, чуть ли не в обморочном состоянии погрузили в такси.

***

Итак, в барах «Крейзи Дейзи» (как и во многих других подобных заведениях) каждую ночь творится алкогольная вакханалия — это мы видели собственными глазами. И, увы, вполне естественно, что за клиентами сюда съезжаются толпы таксистов. С ними все более-менее ясно: если у человека за рулем цель — разбогатеть любой ценой, пьяный в хлам пассажир для него — легкая добыча.

Но вспомним рассказы тех потерпевших, которые вдруг и буквально до потери сознания пьянели от одного-двух бокалов. Их-то уж точно травят не таксисты. А кто?

И вот тут снова выходят на сцену некие «постоянные посетители». Например, крепкие парни из той самой странной компании, которую мы наблюдали во всех барах. Эти люди, вполне возможно, разнюхивают атмосферу в «Крейзи Дейзи», регулярно наведываясь в заведения под видом завсегдатаев, и координируют действия членов банды.

Это может происходить примерно так: потенциальную жертву опаивают убойным коктейлем из алкоголя и нейролептиков. Сделать это без шума и пыли можно с помощью раскованной и якобы пьяной девицы (например, такой, которую мы спасали от приставучего ухажера). Затем клиента в отключке выводят из помещения, может быть, даже помогают ему одеться, и сажают вроде как в первое попавшееся такси. Остальное — дело техники.

Понятно, что полиция не должна безоговорочно верить словам посетителей «КД», которые с похмелья несут околесицу. Но все-таки стольких совпадений не бывает. Ни одна московская «бухаловка» не собирает такой печальный урожай.

А что видим мы? Даже в громком уголовном деле международного значения о гибели французского аристократа не было до конца установлено: действительно ли братьев-студентов и их подругу отравили таксисты? Или это произошло гораздо раньше, в баре?

Тогда все складывается: женский, более хрупкий организм первым поддался «снотворному», и Татиана (которая, как мы помним, не пила пиво в такси) «отключилась» в салоне, а ребята — чуть позже. Заметим, что следователи не нашли никаких улик против таксистов — ни банки, ни следов вещества в автомобиле и на их вещах. По непонятным причинам экспертиза на наличие ядовитых веществ в организме девушки проведена не была, хотя по делу допрашивалась сотрудница бара, которая подтвердила, что в самом «Крейзи Дейзи» пили все, в том числе и Татиана.

Вот и получается, что невольными сообщниками барных злоумышленников всегда могут стать банальная нехватка времени у рядовых сыщиков и их нежелание помогать мажорам, которые ночи напролет проводят со стаканом в баре. И большинство подобных случаев просто-напросто тонут в безудержном веселье ночного города. Вероятно, на это и делают ставку преступники.