В Москве возродили технологию переезда зданий

"Куда уехал дом?"

Недавний переезд башни на Складочной улице произвел настоящий фурор среди любителей старинной архитектуры города. Историки, москвоведы и градозащитники в один голос заговорили о том, что, раз в новой России появился прецедент, значит, шансов на спасение других зданий становится больше. Многие постройки, не имеющие статуса объекта культурного наследия, почти сорок лет шли под снос, как только становились неудобными девелоперам. Теперь у этих частичек города, из которых складывается неповторимое очарование старой Москвы, есть надежда. «МК» выяснил, как происходит переезд зданий сейчас, как это было раньше и какие постройки необходимо спасать.

"Куда уехал дом?"
Переезд водонапорной башни на Складочной улице, возможно, положит начало переселению других необычных зданий.

Без шума и пыли

Переезд домов в Советском Союзе конца 30-х годов был хоть и не будничным, но весьма обычным делом. Тогда власти не жалели сил, а главное — денег на то, чтобы сохранить культурные ценности старой Москвы. Массовое строительство кварталов и расширение магистралей заставило инженеров того времени задуматься о новом и бережном способе расчистки пространства. Как раз в это время на помощь к советским мастерам съезжались иностранные коллеги со всех концов света, в частности, например, из США, где уже была отработана технология переезда чуть ли не целого квартала. Из зарубежного опыта и нашей смекалки и получился тот метод, который актуален и по сей день.

Пожалуй, самым интересным «переездом» в конце 30-х можно назвать перенос Саввинского подворья на Тверской улице. Его передвинули, так как было решено строить комплекс жилых домов, который сейчас тянется от Камергерского переулка до Тверской площади и по самой улице. Подворье было построено в 1907 году в неорусском стиле с элементами барокко и модерна. Вместе с жильцами, которых, к слову, на время переезда никто не выселял, все это великолепие весило порядка 23 тысяч тонн. Подготовка длилась около четырех месяцев. Дом заковали в стальную раму, тем самым укрепив его, подвал засыпали щебнем и установили там рельсы. Все произошло тихо и быстро, за одну ночь, никто из жильцов даже не проснулся во время этой необычной поездки, хотя многие знали, что дом готовят к «путешествию». А когда утром пришли жильцы, которые работали в ночную смену, они с удивлением чесали бороды: «Ба! Да у нас дом уехал!»

Последним же таким переездом целого здания стало перемещение Дома Сытина также на Тверской улице с площади перед тогда еще новым зданием «Известий». Путешествие дома прошло за три дня в апреле 1979 года. Старинное здание 1905 года было передвинуто также по рельсам на 33 метра. В итоге освободилась площадь у выхода из станции метро «Пушкинская».

Отметим, что в истории Москвы и в более позднее время было два переноса, но иных инженерных сооружений. Первый в 1983 году, когда в глубь квартала переносили сцену старого МХАТа в Камергерском переулке, но это была лишь часть здания. А в 1999 году переехал Андреевский мост, который из железнодорожного превратился в пешеходный.

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы

Технология, благодаря которой у водонапорной башни 1899 года на старом заводе «Боец» появится новая жизнь, мало изменилась с прошлого века. Рассмотреть ее подробнее можно на современном примере. Чтобы проделать путь порядка 100 метров, зданию в 1600 тонн необходима была тщательная подготовка. Сначала были долгие месяцы инженерных расчетов, затем все окна и двери башни заложили кирпичом, отделили от фундамента и укрепили металлическими поясами и стяжками.

— Башню передвигали почти три дня из-за того, что ее основание было достаточно небольшой площади по сравнению с высотой, — рассказывает историк Олег Фочкин. — Если бы ее повезли быстрее, то возник бы риск расшатывания верхней части и даже ее обрушения. Действовать нужно было медленно. Башню срезали с фундамента и переместили на движущуюся платформу, которая повезла свой огромный груз по заранее подготовленным рельсам.

Плита, или платформа, сделана из железобетона, посредством многочисленных домкратов ее потихоньку толкали вперед. Двигаться вся конструкция должна плавно и равномерно. К слову, ранее платформу передвигали быки или лошади. В целом эта технология была известна еще в XV веке — тогда переместили башню в Болонье.

Кстати, рельсовый способ переноса зданий — не единственный. Так, например, два других здания старого завода на Складочной улице ждет в прямом смысле слова распил. Корпуса технологической резкой разделают на части, а потом эти части будут переноситься в новое место и «склеиваться» обратно в целое здание, как конструктор.

Целесообразность распиливания других зданий — большой вопрос. Передвижение лучше, да дороже (к слову, инвестор потратил на «путешествие» башни около 550 млн рублей), но зато здание сохраняет целостность постройки. А как после распила и переноса поведут себя старые части конструкций? Не возникнет ли там микротрещин и тому подобного? Это очень сложно предсказать.

Перенести нельзя снести

Прогулка водонапорной башни показала, что этот процесс вполне реален. Создала прецедент, за который сейчас градозащитники будут хвататься при любом удобном случае. Битва за старые здания, не имеющие охранного статуса, ведется постоянно. И некоторые из них, передвинутые на пару десятков метров, в самом деле не помешали бы развитию города.

Было бы неплохо, чтобы такая практика коснулась многих произведений архитектуры. Но, к сожалению, часть из них уже снесена. Например, башни, которые стояли на заводе на Рубцовской набережной. Можно было бы также спасти дом на Старой Басманной, 8. Дом Варенцова, построенный в 1880 году и отреставрированный в 1903-м известным архитектором Серебряного века Николаем Жериховым. Его снесли совсем недавно, весной этого года. На участке от Курского вокзала до Каланчевской станции градозащитники боролись за три дома, которые в итоге снесли. И все они были под номером 8! Это улица Казакова, Старая и Новая Басманные улицы. Все эти дома не были объектами культурного наследия, но представляли огромный интерес.

По словам москвоведа Павла Гнилорыбова, не обязательно теперь каждое строение ставить на рельсы и двигать в неизвестном направлении. Передвижка как раз идеальна для небольших строений, которые создают в городе свою атмосферу. Для водонапорной башни, для вокзала, для аутентичной будки из кирпича. Особенно это важно для отдаленных районов, где не хватает таких исторических объектов. В современной Москве немного домов, которые стоило бы передвинуть.

— Например, в районе Богородское находится завод «Красный богатырь», — говорит Гнилорыбов. — Это очень хороший пример краснокирпичной промышленной архитектуры, но его зданиям сейчас подписан смертный приговор. Их можно спасти. Можно было бы также передвинуть вокзал станции Ховрино, который расположен на Путейской улице, 25. Здание вокзала построено на небольшом полустанке Николаевской железной дороги в 1910 году. Сейчас оно находится в запустении, хотя для своего времени это был очень примечательный объект. Ховринский вокзал достаточно типовой для того времени, но это не значит, что его нужно уничтожать. Мы сохраняем городскую среду прошлых веков. Тем более Ховрино — это район, который не изобилует памятниками архитектуры. В центре Москвы множество старинных зданий, чем ближе к МКАД — тем их меньше. Поэтому станция Ховринского вокзала — на вес золота. Кирпичная кладка держится довольно крепко. Арки, ровные оконные проемы, часть лепных карнизов — все это еще на месте. Почему бы не отреставрировать здание и не перенести в более удобное место? Кстати, есть в Москве одна и вовсе поразительная вещь! В Ипатьевском переулке в районе Китай-города на рельсах до сих пор находится здание. Это палаты Боровского подворья XVII века, сейчас они скрыты от людей и находятся в плачевном состоянии. История их весьма печальна. В конце 60-х, когда палаты еще стояли в соседнем Никольском переулке, над ними нависла угроза сноса. Но группе историков и реставраторов удалось провести работу по перемещению здания, тогда еще являющегося объектом культурного наследия. Палаты отрезали от фундамента, поместили на рельсы, перевезли в Ипатьевский переулок и... забыли! А в 1997 году до кучи здание исключили из списка памятников федерального значения.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28334 от 11 августа 2020

Заголовок в газете: Куда уехал дом?