Раскрыта реальная ситуация с мигрантами в Москве

Коммунальщики ищут, кто может заменить приезжих

Число трудовых мигрантов в Москве в этом году сократилось примерно на 40%. О том, что ряд рабочих позиций, особенно временных, сейчас пустуют, заявил мэр Москвы Сергей Собянин. Причем в ближайшие месяцы — поскольку на дворе вторая волна коронавируса — ситуация качественно не изменится: возможно, впервые за два десятилетия Москва оказывается без дешевой и подчас плохо говорящей по-русски рабочей силы. Мы попробовали разобраться в возможных последствиях.

Коммунальщики ищут, кто может заменить приезжих

Если набраться смелости и прогуляться по улицам и дворам, становится видно: где раньше всегда стояли явно недозагруженные работой два — три — пять человек в оранжевых жилетках, сейчас пустота. Нет и очередей к банкоматам и кассам международных денежных переводов. Правда, есть курьеры и таксисты — в обеих этих профессиях традиционно высокий процент трудовых мигрантов — но типаж «дворника, плохо говорящего по-русски» стремительно выцвел под давлением не зависящих ни от кого обстоятельств, а кое-где и совсем исчез.

- Есть проблема, связанная с тем, что в Москве стало заметно, процентов на 40, меньше мигрантов, - сказал Сергей Собянин в телеэфире. - В коммунальной сфере — на те должности, которые заняты временно, это ручной труд, лопаты, метла, лом - далеко не все москвичи готовы работать.

Зарплатный «коммунизм»

Градоначальник заверил, что на уборку улиц и прочие «зимние» работы персонал найдут — хотя бы в других российских регионах. Нельзя забывать и о механизации — машины справятся быстрее людей. Однако управляющие компании — в том числе районные «Жилищники» - уже вывесили объявления: требуются, требуются, требуются. Рабочий комплексной уборки жилых территорий. Электрогазосварщик. Слесарь-сантехник. Электромонтер. Штукатур-маляр.

График — в зависимости от профессии: от шестидневки для дворников до «гибкого» для слесарей и сварщиков. А вот зарплата одинаковая: 27 тысяч рублей в месяц.

- Приходите, - приветливо говорит женский голос по телефону, указанному в одном из таких объявлений. - Можно сегодня, можно завтра с 8:00. Медицинская книжка не нужна, только масочку не забудьте!

«Собеседование» на должность уборщика территорий — ведет его для начала женщина-специалист отдела кадров в до боли знакомой районной «диспетчерской» - очень простое: от соискателя «слишком московского» вида пытаются понять, зачем ему такое понадобилось, «деньги-то смешные». Но формально никаких препятствий нет и дополнительной квалификации тоже не требуется: если на данный момент есть нужда в уборщиках, примут с радостью, выходи хоть завтра. Правда на данный момент такой нужды нет. Нужны квалифицированные технические специалисты, но они проходят еще и профессиональный фильтр.

- Примерно пять минут мне рассказывали, что такое ЖКХ, и тут же сказали: жаль, что ты без опыта, - делится впечатлениями пошедший работать в один из московских «Жилищников» электрик Василий Прозоровский. - После этого 10 минут я на "электрическом языке" рассказывал, что опыта у меня вполне хватает. Тогда перешли к несложному экзамену: "Вот тебе проект жилья, расскажи, что ты видишь". Проекты я читать умею, так что после этого получил бланк заявления.

По словам Прозоровского, откровенного кадрового кризиса в «Жилищниках» пока нет. «На нашем, по крайней мере, участке эти ребята есть, живут в общежитиях, - рассказывает электрик. - Отток людей на родину, правда, все-таки происходит: например, недавно, под самую тамошнюю революцию, уехали к себе много киргизов. Так мы, например, потеряли одного электрика — и в данном случае хорошо, потому что работал он своеобразно».

- Тяжело будет, когда наступит снег, - предполагает Василий Прозоровский. - На уборку снега во дворах, где не проходит техника, традиционно нанимали  сезонных рабочих. А сейчас их неоткуда брать. Местные, разумеется, на такое не идут, вахтовиками больше приезжают квалифицированные инфраструктурные специалисты — сварщики, сантехники, электрики. Дворников раньше действительно набирали из «аулов», а с этим пока что засада. Но на данный момент это еще не чувствуется. 

Прозоровский объяснил и странность с одинаковым окладом: действительно, подтвердил он, в «Жилищниках» действует такая единая ставка, и «голая» зарплата с премией составляет 32 — 33 тысячи рублей в месяц. «Деньги маленькие, но и работы за эти деньги не так много, - объясняет электрик. - Хотя, конечно, непривычному человеку эти 30 тысяч дадутся большой кровью. А у электрика, например, заработок состоит далеко не только из этой зарплаты. Все зависит от того, насколько ты умный, а твой начальник толковый и понимающий. Ведь есть и дополнительная «коммерция» - платные услуги, предоставляемые тем же «Жилищником», когда люди вызывают официальных специалистов решать частные вопросы внутри квартиры».

- Кроме того, помимо гарантированного оклада мы получаем базу — и инструментальную, и клиентскую, - с которой можем кормиться, - рассказывает Василий Прозоровский. - На этом можно «поднять» еще примерно два таких же оклада, а это значит, что ты получишь почти сто тысяч в месяц. При этом не обдирая клиентов по части денег и не ездя, как это делают частники, на другой конец Москвы.

Непрестижно, а надо

Итак, у нас найдется кем заменить технические специальности — для них условия работы в «Жилищниках» могут быть по-своему выгодными. Другое дело — разнорабочие: здесь нехватка мигрантов действительно может оказаться заметной, говорит Юрий Московский, председатель комиссии по миграции Совета по делам национальностей при правительстве Москвы. «Границы по-прежнему закрыты на въезд, - напоминает эксперт. - Поэтому часть рабочих выехала, а обратно вернуться они не могут. И проблемы в результате — далеко не только у коммунальщиков: многие бизнес-проекты, которые планировали открывать новые производства с участием труда иностранных граждан, открыться не могут. В результате не могут получить работу и российские граждане, задействованные в этих же проектах на других позициях. Бизнес останавливается».

- Всего в Москве в начале этой весны было около 630 тысяч иностранных рабочих, - отмечает Юрий Московский. - Сейчас их осталось меньше. Поэтому рабочих рук реально не хватает — на вполне конкретных позициях и работах. Можно, конечно, рассуждать о том, что безработные школьные преподаватели переквалифицируются в дворников и продавцов, но это малореальный сценарий. Роботизация также не может заменить всех и одновременно, как и удаленная работа. Уборщики не могут уйти в онлайн — а Москве нужно около 100 тысяч уборщиков всех категорий.

Труд, который традиционно выполнялся мигрантами, уже нельзя назвать неквалифицированным, потому что навыков современному дворнику или таксисту требуется довольно много. Но этот труд можно обоснованно назвать непрестижным, говорит эксперт. Да, средняя зарплата на «чистых» и «нечистых» рядовых должностях в Москве сейчас почти выравнялась на уровне скромных 30 — 50 тысяч рублей в месяц. Но это не значит, что вакансии уборщиков легко заполнить.

- Повторяется ситуация восьмидесятых годов прошлого века, когда в Москве на этих же позициях были так называемые «лимитчики», - говорит Юрий Московский. - Сейчас внутрироссийский людской потенциал для этих работ практически исчерпан: не только москвичи, но и в целом россияне хотят не просто работы, но престижной работы. На сообщение: «Я работаю в Москве» россиянину из другого региона нужно еще ответить, кем и где именно. Жителям среднеазиатских республик это не важно: работаешь в Москве — уже молодец, зацепился, получаешь деньги.

В целом, подчеркивает Юрий Московский, нехватка рабочей силы в России составляет 15 — 20 миллионов человек: это те люди, которые могли бы родиться в девяностых, но не родились. Именно поэтому государство вводит разнообразные льготы по натурализации, и именно поэтому после пандемии все вернется на круги своя, считает эксперт. Потребности рынка труда никуда не денутся, как никуда не денутся и свободные руки в южных республиках бывшего СССР.

Катастрофы не будет

В надежде на лучшее сохраняет свои позиции и та инфраструктура, которая за последние годы была создана в Москве мигрантами и диаспорами: врачи, юристы, даже альтернативные финансовые организации. По словам Юрия Московского, для ее сохранения — в силу неофициальности таких услуг — не требуется значительных средств. Но эти специалисты продолжают работать, не планируют ни уезжать, ни менять профиль деятельности, уверяет эксперт. 

- Во время пандемии рынок труда в значительной мере «схлопнулся», как следствие больше половины мигрантов потеряли работу или были отправлены в неоплачиваемый отпуск, - отмечает Евгений Варшавер, руководитель группы исследований миграции и этничности РАНХиГС. - Такое положение вещей, в частности, характеризует мигрантские группы из Средней Азии без существенных различий по странам, по сферам деятельности – существеннее всего пострадала сфера обслуживания, а вот строительство пострадало меньше. Есть и региональная специфика, во многом связанная с тем, как в соответствующем регионе дело обстояло с карантином. В этой – плачевной – ситуации мигранты среди прочего пытались пользоваться каждой открывающейся возможностью вернуться домой.

Выехав вывозными чартерными рейсами на родину, многие мигранты столкнулись с тем, что границы летом, при ослаблении ограничительных мер, все же остались закрытыми, продолжает Евгений Варшавер. Как следствие – в Россию не приехали мигранты, которые обычно приезжают в летний сезон. Речь идет о сельском хозяйстве, дачном строительстве, сфере обслуживания. 

- В результате спрос на труд мигрантов, наоборот, вырос - скажем, тележечник на овощебазе в Уфе мог зарабатывать до 5000 рублей в день, и в прочих областях зараплаты мигрантов существенно выросли, - резюмирует эксперт. - Сейчас явно начинается новый этап ограничений, который, как кажется, не будет сопровождаться локдауном на уровне весеннего, а значит и катастрофического сценария для мигрантов, по всей видимости, удастся избежать. Говорить о долгосрочных последствиях на данный момент рано, потому что не ясно, что будет завтра и послезавтра.

...Что именно будет послезавтра — как раз понятно: будут снегопады (если, конечно, не повторится аномально теплая и малоснежная зима прошлого года). И, кажется, москвичи смогут ненадолго «вернуться в детство» — в мир, когда сугробы были большими, тропинки протаптывались самостоятельно, а немногочисленные дворники отлично и со всеми стилистическими нюансами говорили по-русски. Впрочем, почти вся остальная Россия — включая, например, культурную столицу Петербург — живет именно так. Чем мы, москвичи, в конце-то концов, лучше (или хуже) других?

Мнение эксперта

Генеральный директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков:

- Когда мэр говорит, что не все москвичи готовы работать руками, то, да, так и есть, и это нормально. Москва - столица, и большая часть населения здесь занята каким-то специфическим трудом, в бизнесе или интеллектуальном. Махать метлой не каждый готов. Впрочем, при нормальной оплате труда - почему нет? Вот рапортуют, что средняя зарплата в Москве - 89 тысяч рублей. Хорошо, тогда платите дворникам 40 тысяч рублей - и отбоя не будет. Многие учителя, я думаю, могут взяться за метлу, пока карантин их вынуждено загнал по домам и лишил надбавок за дополнительные часы.

Что касается других отраслей - строек и сферы обслуживания, тут та же ситуация, когда многие россияне готовы работать, но не в тех условиях, в которых были согласны мигранты. Не каждый готов жить в вагончике, с оставшимися 60% выходцами из средней Азии. Культурная идентичность, знаете ли, не позволяет.

Что касается сферы обслуживания, тут ситуация обратная. Сами бизнесмены стараются взять тех, кто демпингует, а это – мигранты. Конечно, зарплаты там выше и условия лучше, возможно наши сограждане тоже хотели бы занять эти должности, но тут уже вопрос размера зарплаты. Бизнес переживает тяжелейшее время, и локдаун может вовсе разорить его, поэтому тут не до сантиментов. В итоге рынок труда испытывает серьезную турбулентность, грозящую социальным взрывом из-за безработицы. И речь не о том, как вернуть мигрантов, а как трудоустроить своих же граждан на нормальных условиях.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28401 от 28 октября 2020

Заголовок в газете: Чемодан — вокзал — кадровый голод