Теперь управдом — друг человека?

Похоже, что о проблемах в ЖКХ наконец-то услышали на самом верху

12.03.2013 в 21:21, просмотров: 4734

Все минувшие дни не кто-нибудь, а лично президент страны несмолкаемо говорил о повышении тарифов — где-то на 40% (в его родном Питере!), а где-то и на все 226% — в Мурманской области. Пока высокопоставленные коммунальщики в отдельно разоблаченных регионах пакуют чемоданы и уходят в отставку, «МК» решил побеседовать на столь злободневную тему с депутатом Совета депутатов г. Пушкино, председателем бюджетной комиссии Еленой НЕКРАСОВОЙ. Параллельно с законотворческой деятельностью она возглавляет ЖСК «Дзержинец 14» и о методах работы ЖКХ на уровне муниципалитетов знает не понаслышке.

Теперь управдом — друг человека?

— Елена Юрьевна, внесите ясность — сколько мы платим за услуги ЖКХ? Одни говорят — 100% , другие — 85…

— Мы с вами давно платим 100%. Оплата за техническое обслуживание и коммунальные услуги полностью легла на наши с вами плечи. Помню, когда начинала заниматься «коммуналкой», москвичи, купившие в Пушкино квартиры, спрашивали: почему за техобслуживание они платят в 2, а то и в 3 раза больше, чем в столице. Действительно, почему? Ведь москвичи побогаче пушкинцев, а за ЖКХ с них берут меньше. Москва дотирует жителей из своего бюджета, так как имеет многомиллиардные доходы от налога на прибыль и налога на имущество предприятий.

У нас в Пушкино производств практически не осталось. Бюджет складывается в основном из подоходного налога физических лиц, но поскольку население работает в Москве, то налог остается там же. Наша городская казна маленькая, на нее мы не построим ни детских садов, ни школ, ни больниц. Необходимо участвовать в федеральных и областных программах, иначе не выживем. Однако нынешняя городская власть не всегда это понимает.

— Люди жалуются, что за 30 лет в подъездах, и то не во всех, поставлены только двери с домофоном. На которые, кстати, поквартирно сбрасывались жильцы. Спрашивают: куда же идут наши деньги?

— Когда-то, 30—40 лет назад, город сдавал жилые дома, и никто особенно не задумывался, что через 25 лет их предстоит капитально ремонтировать — полностью менять, а не латать, кровлю, лифты, трубы в подвалах, стояки и т.д. Но это время пронеслось в мгновение ока, и мы остались у разбитого корыта. Износ жилого фонда в городе составляет от 50 до 70 процентов.

В начале 90-х по стране прокатилась повальная приватизация, а потом в силу вступил новый Жилищный кодекс, согласно которому собственники несут бремя содержания квартир, а также общего имущества в доме — подъездов, крыш, инженерных коммуникаций и т.д. Теперь мы обязаны за свой счет производить как текущий, так и капитальный ремонт многоквартирного дома.

— Наши деньги профукали, а мы — расхлебывай? Латай крышу, которая прохудилась, меняй лифт, в который опасно заходить…

— Да, в федеральных документах оговаривалось, что, прежде чем передавать муниципальное жилье в частную собственность, его необходимо капитально отремонтировать. Но поскольку приватизация шла в режиме аврала, нам толком не объяснили, что к чему, и никакого ремонта не сделали.

В 2007 году государство решило частично снять с населения это тяжкое бремя, приняло Федеральный 185-й закон РФ «О фонде содействия реформирования ЖКХ». Его цель — централизованное выделение средств на капремонт и переселение из ветхого жилья, чтобы не тянуть все деньги из собственников квартир.

Эти средства выделяются регионам и муниципалитетам, которые создают рынок жилищно-коммунальных услуг. Поощряют конкуренцию среди управляющих компаний, поддерживают товарищества собственников жилья, в общем, выполняют условия федерального закона. Чтобы стать участником федеральной программы и получить из федеральной казны деньги, муниципалитет должен выполнить 12 условий. Одно из них — создание товариществ собственников жилья (ТСЖ). В первый год в городе их должно было появиться 5%, на следующий год — 10 и т.д. и т.п.

Я и мои коллеги пытаемся развивать сеть такой формы управления. Муниципальная власть на это идет с великой неохотой.

— И сколько же в Пушкино «упало» из федерального бюджета на капитальный ремонт и переселение из ветхого жилья?

— До 2012 г. — нисколько. Только сейчас горадминистрации удалось вступить в три областные адресные программы по переселению граждан из ветхого жилья. А на капитальный ремонт — так денег и нет.

— Это как же понимать?

— Как я говорила раньше, чтобы получить деньги, надо создавать товарищества собственников жилья. Процесс передачи домов в ТСЖ игнорируется. Плата за жилье — это «живые деньги», они капают, точнее, текут постоянно, их хочется контролировать, распределять и перераспределять. Потеряешь контроль, значит, и власть. На мой взгляд, это примитивная логика властей. В итоге у населения вообще отпадает желание создавать ТСЖ. По этой причине Пушкинский район остался и за бортом программы, и без федеральной поддержки.

— Может, в нежелании создавать ТСЖ есть сермяжная правда? Нередко в эти товарищества приходят мошенники, в итоге дома остаются без ремонта, а банковские счета — без денег…

— Такое, к сожалению, есть. Однако это не означает, что товарищества собственников жилья изначально ущербны. Просто наши городские власти не заинтересованы, чтобы дома уходили под их управление. Если завтра денежные потоки разделятся на ручейки, по отдельным домам, то уже собственники будут решать, как их эффективно расходовать, на какие цели. Четыре года назад я приходила в администрацию, была готова на общественных началах заняться созданием ТСЖ. «Зачем нам это надо?» — удивлялись отцы города. Но ведь собственного бюджета нам не хватает ни на что. Зачем отказываться от такой мощной материальной поддержки?!

— А сколько в Пушкино управляющих компаний?

— Основная — одна: МУП «Объединенная дирекция ЖКХ», которая обслуживает около 700 домов. И это властям очень удобно. Когда долги населения начинают зашкаливать за бешеные миллионы, они ее банкротят и тут же на ее месте создают новую. Но с теми же самыми сотрудниками и руководством. И начинается работа с нуля, теми же самыми методами, которые и привели к банкротству. И все опять повторяется сначала. А самое главное — никого не привлекли к ответственности!

— Насколько я знаю, только по микрорайону Мамонтовка задолженность от населения на сумму больше 60 млн рублей. Сотни, если не тысячи должников, чуть ли не каждый второй…

— Должников на самом деле огромное количество. Необходимо вести с ними непрерывную работу, начиная с разъяснений, заканчивая — судебными исками. Но вместо персональной работы с должниками легче банкротить компанию и списывать долги.

— Если сравнивать две формы: управляющую компанию и ТСЖ, — что лучше?

— Разумеется, ТСЖ. Управляющая компания — коммерческая структура, ее главная задача — получение прибыли. Она платит НДС, налог на прибыль. ТСЖ — некоммерческая организация, и денежные средства, полученные от населения по статье «техническое обслуживание», не облагаются данными видами налогов. Во главе товарищества нужно ставить честного, порядочного человека, компетентного и образованного специалиста, и тогда все получится.

— Вы сами верите, что такие люди еще остались?

— Верю, и за примерами далеко ходить не надо. Возьмем другую форму управления домами: ЖСК (жилищно-строительный кооператив). Они существуют с советских времен и до сей поры успешно работают. И там бывают «междуусобные войны», но, проработав около 40 лет, ЖСК на практике доказали эффективность этого способа управления многоквартирными домами. ЖСК практически ничем не отличается от ТСЖ.

Я сама в течение 9 лет возглавляю ЖСК. За это время мы не разорились и не пустили деньги под откос.

— Опытом не поделитесь, как вам это удается?

— Высшим органом управления ЖСК является общее собрание, оно решает, куда тратить деньги. Например, по статье «содержание и текущий ремонт» мы собираем 250 тысяч рублей в месяц с дома. Платим с них зарплату обслуживающему персоналу и налоги с зарплаты, за вывоз мусора, за содержание лифтового хозяйства, готовим дома к зиме и прочее. А оставшиеся средства «складываем» на расчетном счете. Налоги у ЖСК и ТСЖ намного меньше, чем у управляющей компании, «живых» денег от населения, таким образом, остается больше. Затем мы проводим общее собрание и решаем, на что потратить собранные средства. Мы не просто поддерживаем в надлежащем состоянии жилой фонд, но и проводим капитальный ремонт.

Наш кооператив провел ремонт подъездов, починил крышу, заменил инженерные коммуникации и электрику, поменял все старые лифты на новые, заменил стояки холодной воды и канализации, заасфальтировал дорожки вокруг дома. И все это без дополнительных сборов с жильцов.

За три года мы поставили 6 новых лифтов, потратив около 8 млн рублей. Напрямую вышли на производителя, нашли подрядную организацию, заключили с ней договор. Лифт с его установкой обошелся в 1,3 млн рублей. Если брать с посредниками, это вылилось бы в 2 млн. Экономия составила почти 700 тыс. на каждом лифте.

Если работать по-честному — средств хватает на многие цели.

— Если в обществе существует недоверие к ТСЖ, может, назвать его ЖСК? Тем более что это почти одно и то же. И люди туда потянутся.

— Если уж кто-то боится ТСЖ, пускай это будет — совет дома. В прошлом году вышел 123-й ФЗ, там предусмотрено создание такого органа. Что-то из серии «управдом — друг человека». ТСЖ — юридическое лицо, со своим штатом. А совет дома не надо регистрировать, он может стать посредником между жильцами, управляющей компанией и администрацией.

Этот орган будет осуществлять контроль за работой управляющей компании: за качеством услуг и работами по содержанию и ремонту жилья.

В каждом доме, в каждом подъезде должен быть хозяин. Сегодняшние законы позволяют нам установить общественный контроль за властью.

— Нормативы ЖКХ, которые устанавливает муниципалитет, завышаются или нет? Их можно как-то проверить?

— Проверить можно, существуют математические формулы определения основных параметров коммунальных услуг. Завышены ли тарифы? Думаю, да, и в значительной степени. Допустим, есть тариф на техобслуживание дома, то есть на его поддержание в достойном состоянии. Я спрашиваю себя: велика ли плата за эту услугу, если за счет нее мы смогли провести капитальный ремонт нашего дома?! Отвечаю — да.

Возьмем вывоз мусора, это тоже хитрая штуковина. Мусорит кто? Человек. А оплата по Жилищному кодексу взимается с квадратного метра. Что значит тариф на мусор от количества людей в квартире? Нужно знать состав семьи, сверяться с регистрацией. Это же лишняя головная боль. А спустил норму на квадратные метры площади — и спи спокойно, площадь ведь не поменяется, она на веки вечные.

Организация, которая вывозит ТБО, теперь заключает договор и требует указать количество квадратных метров в доме, и цена договора увеличивается в 2 раза.

У нас на придомовой территории стоит своя контейнерная площадка, и я знаю, что ежедневно на свалку вывозится содержимое трех контейнеров и, соответственно, мы платим по факту — за количество вывезенных контейнеров, а не по количеству квадратных метров, то есть реально экономим средства жителей. Между прочим, на лифте у нас тоже ездят люди, а мы за него платим с квадратного метра. И тоже получается втридорога.

— Но вы же депутат, наделены полномочиями…

— Власть в городе и в районе с депутатами не взаимодействует, она нас не слышит. Без саморекламы скажу, что мы ближе к людям, на работу и с работы ходим пешком, видим многие проблемы. Там освещение перегорело, где-то грунт провалился... О некоторых ситуациях можно сообщить по телефону и сразу принять меры. Но зачастую приходится обращаться в письменном виде, и решение проблемы откладывается на месяц.

До смешного доходит. Есть у нас один уважаемый депутат, ему потребовалось переоформить на себя лицевой счет на квартиру. Этим занимается единый расчетно-кассовый центр. Сколько теплых слов было высказано в его адрес через подведомственные СМИ! Мол, все для населения, пресловутое одно окно, борьба с очередями…

Целый месяц депутат ходил в эту организацию, в «одно окно», чтобы решить элементарный вопрос! Наконец не выдержал, обратился к заместителю главы города, тот позвонил — сделали за день. Чтобы разрешить простецкую ситуацию, потребовалось вмешательство первых лиц.

Что говорить об отношении к простым людям, не депутатам?! Их футболят как мячики, они идут к нам, и нас тоже гоняют по кабинетам.

Люди хотят и вправе видеть изменения к лучшему. Нашему непритязательному, неизбалованному населению сделать подарок совсем несложно. Потрать полбанки краски, покрась подъезд — и жильцы уже довольны, что хоть что-то для них делается.

Беда в том, что даже этой малости они не видят.