В единственном на всю Россию центре учат следить за овцами как собак, так и их хозяев

Москва–пастушки

14.05.2015 в 17:49, просмотров: 4674

Если вы горожанин до кончика ногтей, то пастушество как род занятий может показаться вам пережитком прошлого. На дворе век нанотехнологий и адронных коллайдеров! Однако роботов для пастьбы овечьей отары и коровьего стада человечество пока не создало, и приходится аграриям всех стран использовать «ручное управление», изобретенное далекими пращурами. И верными помощниками в экстенсивном скотоводстве по-прежнему остаются собаки. Корреспондент «МК» побывал в единственном на всю Россию кинологическом центре в Серпуховском районе Подмосковья, где «дрессируют» разом и хозяев, и их четвероногих питомцев, готовя и тех, и других к пастушьей службе...

В единственном на всю Россию центре учат следить за овцами как собак, так и их хозяев
фото: Ирина-Лика Сухова

Между микробиологией и кинологией

Поездка к кинологам началась для меня с неприятностей, грозящих едва ли не провалом всего задания. Пока мы с редакционным водителем намертво застряли в дорожной пробке на пути к деревне Трухачево, где и расположен «тренировочный полигон», в самом центре разыгралась драма. Внезапно занемогла главная здешняя звезда — 12-летний бордер-колли Амбассадор, снявшийся, между прочим, в трех десятках российских фильмов и сериалов (самый известный проект четвероногой кинолегенды — работа с режиссером Петром Штейном на площадке фильма «Ты меня слышишь?»). Конечно, Амбассадор не по овечьей части, но все равно было бы интересно взглянуть на именитую собаку. Однако к тому моменту, когда мы таки добрались до питомника, хозяйка Амбассадора, инструктор и, как предполагалось, наш главный спикер Мария Кобликова увезла питомца к ветеринарам (через несколько дней состояние собаки перестало вызывать опасения ветеринаров, и сейчас он уже дома, в Трухачеве).

К счастью, Кобликова успела предупредить о нашем визите свою правую руку — Наталью Холод. Ради этого Наташу, старшего научного сотрудника лаборатории молекулярной биологии пущинского Института биохимии и физиологии микроорганизмов им. Скрябина, в разгар рабочего дня пришлось вытащить в центр, за что мне до сих пор перед ней неудобно. Но не зря ее шеф ревнует сотрудницу к ее хобби — кинологии и аджилити (вид спорта, в котором собака преодолевает препятствия, следуя командам хозяина или инструктора). Судя по блеску в глазах и азарту, с которыми Наташа все нам рассказывала и показывала, сердце ее безраздельно отдано собакам, хотя ум и вынужден отвлекаться на исследования в области противовирусной терапии африканской чумы (это один из проектов, в котором участвует Холод).

Наташа, по ее словам, долгое время даже грезить о собственном псе боялась. Вся жизнь — постоянные разъезды: симпозиумы, конференции, семинары. Ну какое тут домашнее животное? И тогда собака решила «завестись» у нее сама. Будучи в командировке в Бельгии, молодая ученая увидела на улице беспризорную дворнягу, что для страны, практически решившей вопрос с четвероногим бродяжничеством, случай в каком-то смысле вопиющий. Пройти мимо девушка не смогла.

— Сначала я подумала, что собака потерялась. Когда же поиски хозяев ни к чему не привели, просто не смогла расстаться с Джулькой, — вспоминает Наташа.

Так бельгийская дворняга Джульетта одним махом обрела и постоянное имя, и владельца, и новую родину — Россию. К сожалению, с аджилити, куда Наташа мечтала пристроить пса, у Джули отношения не сложились. Но нет худа без добра: попытки найти грамотного инструктора для воспитанницы привели Холод в центр к Марии Кобликовой. А потом и к серьезному увлечению кинологией. Теперь Наталья не только помогает Марии справляться с огромным хозяйством, но и сама «ведет» нескольких собак, участвуя с ними в соревнованиях.

А хозяйство тут и вправду такое, что свободного времени — после трудового дня в институте — практически не остается. При центре живет порядка тридцати собак, среди которых есть и породистые, и беспородные, спасенные с улиц дворняги, а также отара из полусотни овец. К загону с овечками, мирно поедавшими сено в ослепительно ярких лучах майского солнышка, я Наташу первым делом и потащила.

фото: Ирина-Лика Сухова
Стель может сутками лежать и смотреть на пасущееся стадо, невзирая ни на снег, ни на дождь.

Пастуший тандем

Отара на мое появление отреагировала с миролюбивым безразличием. Как на таких покладистых существах, которых и с места с трудом сдвинешь, можно тренировать собак?

— Это обманчивое спокойствие, — улыбается Наталья. — Выпусти их сейчас в поле — вы вряд ли догоните!

Чуть позже, впрочем, я смогу убедиться в том, на какую прыть и ловкость способны эти с виду неуклюжие создания.

Обучать своих питомцев пастушеской специальности приезжают сюда не только фермеры из Подмосковья и Центральной России, но из сопредельных государств — Украины, Казахстана, Белоруссии.

Курс обучения зависит от сообразительности собаки и ее возраста, но в любом случае занимает год-полтора с шагом занятий раз в месяц (реже — раз в неделю).

— У собак, точно так же, как и у людей, приобретенные знания и навыки должны уложиться в голове, — объясняет Наталья. — Иногда на тренировке новые элементы, сколько ни бьешься, пес исполняет с помарками, а через месяц, «переварив» информацию, поражает нас безукоризненным исполнением.

Среди собак могут попадаться как талантливые и добротные работники, так и совершенные бездари. Отличает первых от вторых наличие пастушьего инстинкта. Есть ли он, зачастую видно уже во время первого знакомства пса и стада. Прирожденные пастухи не просто проявляют интерес к овцам, но и, к примеру, пытаются сразу же собрать отару в кучу, начиная нарезать вокруг нее круги.

Но чутье нужно иметь не только собаке, а и ее владельцу. Более того, люди не должны требовать от своих помощников идеального послушания. Человек может ошибиться с командой и направить отару... в реку или к обрыву. И тут собака обязана проявить самостоятельность, найти более точное и верное решение. Да, она пойдет наперекор хозяину, но с точки зрения достижения цели это будет оптимально. То есть послушания требуй, но инициативы не лишай! Над соблюдением этого незримого баланса и приходится биться владельцам на этапе тренировки. Небольшой отступ в ту или иную сторону — и ты рискуешь получить апатичного раба, механически следующего приказам, или, наоборот, пса-наглеца, который тебя ни во что не ставит и ведет отару, куда ему заблагорассудится.

По словам Натальи, в паре «владелец — собака» нужно добиться отношений, как между старшим и младшим партнерами.

Кстати, на практике некоторые собаки оказываются умнее своих хозяев. Настолько, что умеют предвосхищать команды и желания владельца.

фото: Ирина-Лика Сухова

Зачем делать из собак полиглотов

Но гораздо действенней, чем сто раз услышать про что-то, один раз увидеть собственными глазами. И вот Наташа представляет меня красотке с шерстью голубовато-мраморного отлива по кличке Стель.

Едва вырвавшись на волю из вольера, бордер-колли Стель тут же бросается ко мне в объятия, радостно оставляя отпечатки передних лап на куртке. Но тут же, услышав от Наташи команду: «Где овцы? Ищи овец!» — переключается на новую задачу.

«Стель может сутками лежать и смотреть на пасущееся стадо, невзирая ни на снег, ни на дождь», — рассказывает Наташа. А еще она полиглот. В свое время Стель привезли в Россию из Испании, так что подзыв у нее остался родным, испанским. Остальные команды — на английском и немецком. Но в работе это даже удобней. Никакой путаницы при ассистировании новичкам, которыми часто занимается Стель. Кстати, если фермер привозит на выучку двух собак, то их предлагают также сделать «разноязыкими»: для того чтобы животные понимали, кому какая команда адресована, а не бросались выполнять задачу напарника.

В качестве «подопытных» у нас группа из пяти овец и барана. Собственно, это стандартный вариант, так как для овец, выступающих, по сути, в качестве живых тренажеров, все эти тренировки — тяжелая работа, всю отару практически никогда не задействуют. Тем более что важно здесь не количество, а качество. Но в каждом таком мини-стаде обязательно должен быть представитель, так сказать, мужского пола. Овцы норов проявлять не склонны, тогда как баран — предводитель стада, вожак, защитник — воспринимает собаку в качестве врага и всегда готов вступить в принципиальный поединок за первенство. При этом овечья братия интуитивно «считывает» характер собаки, стоящей перед ними.

На моих глазах Стель, бегая кругами вокруг овец (это собирающий стиль), легко и непринужденно отрезает отару от овчарни, к которой та, сытая и мечтающая о сиесте в это послеполуденное время, усиленно жмется, и ведет по маршруту, который Наташа указывает. Непослушных Стель легонько прикусывает за толстые шкуры для острастки.

— Видите, тренировка не только для животных, но и для хозяев дело потогонное, — говорит Наталья.

Действительно, передвигаться ей приходится быстро (зря мерещилась мне овечья флегматичность; на тренировках и в поле они становятся необычайно прыткими), да еще спиной назад, чтобы контролировать отару. Если идти медленно, стадо обступит тебя со всех сторон и «заблокирует». Вы наверняка слышали выражение «стоит как стадо баранов». Эти животные и вправду ходят толпой, правда, без заблудших овец никогда не обходится. А еще почти всегда можно безошибочно предугадать, куда собирается направиться отара, если обратить внимание, в какую сторону смотрит вожак или большинство овец (когда они пасутся без барана).

Тренировка, которую мне показали, проходила на территории просторного загона. Однако собак, проходящих курс обучения в центре, ближе к выпуску заставляют оттачивать пастушьи навыки в поле.

Хотите украсть овцу? Да пожалуйста!

Наташа признается, что овцы, участвующие в тренировках, для кинологов сродни коллегам, поэтому ни одно животное из отары еще не было съедено. Тех, кто достиг пенсионного возраста, отдают в фермерские хозяйства, где таких интенсивных нагрузок нет.

Следят инструкторы и за тем, чтобы не допускать до занятий агрессивных собак. Был горький опыт, когда одной из овец вновь прибывший «пастушок» прокусил артерию, да так «удачно», что животное еле удалось снова поставить на ноги. А еще одну овцу спасти так и не смогли. С тех пор здесь зареклись рисковать коллегами.

Охотничьим породам вход в клуб пастухов заказан. А вот среди служебных большой популярностью пользуются бордер-колли, специально выведенные в Великобритании для пастушьей службы. Они бесконечно ласковые, фантастически обучаемые и, если верить английским ученым, вообще считаются самыми умными собаками в мире. Бордер-колли сами выпрашивают, чтобы с ними позанимались, дали интеллектуальную нагрузку. Она как воздух им необходима. Если эти неугомонные собаки заперты в четырех стенах, то свою неиссякаемую энергию, по отзывам владельцев, они направляют на мебель и детали интерьера. И еще они обожают людей, особенно тех, кто согласится с ними поиграть. На прогулочной площадке они вполне способны уйти с чужаком, заинтересовавшим их. Эта истовая любовь бордер-колли к людям не позволит расслабиться хозяину во время пастьбы, ведь если вор решит украсть овцу из стада, они только обрадуются тому, что он подошел и приласкал их. И мирно отпустят его вместе с добычей восвояси.

Однако справиться с овечьей отарой все равно ни у кого лучше бордер-колли не получается. А вот кавказские овчарки и алабаи, давно и прочно записанные молвой в пастухи, наоборот, видят свою миссию в охране территории. Если они не жили рядом с овечьим стадом со щенячьего возраста, могут и напасть на овец. Если же их воспитали при отаре, собаки воспринимают ее в качестве своего «имущества», хоть и движимого, и верно стерегут от чужаков. Поэтому в Азии и на Кавказе роль пастуха остается не за собакой, а за человеком. Внушительных габаритов пес-помощник исполняет лишь функции охранника.

Фермеры посостоятельнее заводят сразу двух собак на отару: и пса пастушьей породы, и охрану при нем. Иногда попадаются собаки, удачно сочетающие в себе два в одном. К примеру, такие универсалы попадаются среди немецких овчарок.

МЕЖДУ ТЕМ

В Финляндии появился новый, необычный вид отдыха для горожан. Людям предлагают стать на время пастухами, выложив за это удовольствие кругленькую сумму (по нашим меркам). Неделя работы обходится туристам в 400 евро. За эти деньги они получают жилье, еду и отару овец, которую должны полностью обихаживать: поить, кормить, выгуливать на пастбище. По сообщениям финской прессы, претенденты становятся в очередь, поскольку спрос значительно превышает предложение.