Проблема волоколамского полигона "Ядрово": фермер предложил решение

Олег Сирота знает, что делать

01.04.2018 в 15:08, просмотров: 58120

В минувшие выходные был в Волоколамске. Сам район для меня не чужой — часть моего босоногого детства прошла в окрестностях деревни Игнатково Волоколамского района. Там, кстати, и сейчас живут мои родители. Мама ездит работать к нам в магазин на сыроварню, а отец занимается пасекой и пчелами. До поры до времени проблемы полигона «Ядрово» меня беспокоили постольку-поскольку. Но недавно понял: нельзя оставаться в стороне.

Проблема волоколамского полигона
фото: соцсети

В прошлую субботу меня пригласили на встречу с властью и жителями. Причина с виду простая: завонял старый полигон, «ароматы» которого накрыли город. Как так получилось? А очень просто: в области за несколько последних лет закрыли сразу 24 крупные свалки. Все они были без системы дегазации и потенциально могли жахнуть, как в Волоколамске. Что сделали власти? Стали перенаправлять отходы на оставшиеся 15 полигонов. Чтобы сосредоточиться на этом количестве, но по правилам — с дегазацией, рекультивацией и т.д.

Олег Сирота — известный в Подмосковье сыровар. Фото: vk/sirotaoleg

Этот процесс сейчас только начался: какие-то полигоны будут окончательно закрыты, на какие-то еще планируется завозить мусор, а где-то построят мусороперерабатывающие заводы.

С полигонами основная жесть начинается, когда их рекультивируют и готовят к дегазации. На первом этапе засыпают землей и трамбуют. При этом с поверхности обычно начинают «бить» невообразимые запахи. Видимо, в Волоколамске их оказалось больше, чем обычно. Что, само собой, не понравилось жителям, и они начали протестовать.

Отдельно остановлюсь на прежних властях района. Объяснить людям, что произошло, они не смогли. К слову, то прежнее руководство загубило все что могло. Начиная от полигона и работы с людьми и заканчивая участием в проектах и привлечением инвестиций. Когда моя сыроварня мне еще только снилась в виде проектов, я обращался в администрацию района с просьбой выделить землю. Был, что называется, послан, со мной даже никто не пообщался.

Осел с проектом там, где не послали.

Видимо, по той же причине, из-за равнодушия прежних чиновников, самый старый город в Московской области (да, Волоколамск старше Москвы!) не попал ни в какие мощные туристические программы! В итоге не имеем туристов, приносящих деньги в местную казну, не имеем денег на благоустройство и создание инфраструктуры. Больших денег.

Но есть и хорошие новости: последние события показывают, что в Волоколамске сформировалась очень активная часть гражданского общества. И я уверен, что эта инициативная группа способна изменить город и район в целом.

Еще наблюдение с места: негатива к губернатору Андрею Воробьеву я в целом не увидел — большинство прекрасно понимает, что без него проблему полигона, как и другие проблемы района, не решить. Волоколамску нужен ледовый дворец, парк и еще один бассейн. Центр города нуждается в благоустройстве…

Неудивительно, что над этими задачами работают, что называется, всем миром. Такой суеты чиновников столь высокого уровня я реально нигде не видел. Носятся как угорелые. Зампред правительства Чупраков практически живет на полигоне вместе с новым главой района Андреем Вихаревым. Надо в сапогах идти смотреть фильтрат — идут и смотрят.

Создали чат в Телеграме, в котором общаются представители инициативных групп города и чиновники. Именно общаются — выслушивают друг друга. При этом интересно наблюдать, как сталкивается «административная машина» (бумаг, формуляров) с людьми, совершенно не представляющими, по какому принципу работает госаппарат. Что нельзя просто так рубануть шашкой — чиновника за самоуправство могут быстро привлечь к ответственности.

Всю эту суету, конечно, очень забавно было бы наблюдать, если бы не реальная проблема конкретного полигона. 30 лет этот мусор в «Ядрово» возили из трех соседних районов. Четыре года назад начали возить мусор из Истры (после закрытия тамошнего полигона), а в последний год потянулись мусоровозы из Москвы.

Полигон хоть и не самый большой в Подмосковье, но находится в запущенном состоянии и имеет много острых «болячек». Например, с фильтратом — это такая черная жижа, которая сочится из полигона после нескольких лет использования. Она переполняет всевозможные отводные канавы и начинает попадать в реку. Сейчас оперативно пригнали цистерны и выкачивают всю эту дрянь в емкости.

Одновременно проходят рекультивация и засыпка. К этому привлекли европейских специалистов (насколько я понял, их туда возили еще с прошлого года). Я видел иностранцев, общался, задавал вопросы — реальные живые голландцы, которые будут ее рекультивировать, как в Германии и Нидерландах.

Казалось бы, парадокс, но для того, чтобы закрыть полигон, пока необходимо завозить туда… новый мусор. Голландцы требуют, чтобы он был в виде купола под определенным градусом и трамбованный именно мусором. Наши спецы предлагали завозить землю, но те против: будет проваливаться техника. По многочисленным просьбам общественности и решению губернатора запускают по 80 машин в день. Правда, на днях по просьбе инициативной группы ограничение это сняли, чтобы быстрее досыпать полигон до определенного градуса и приступить к работам по дегазации.

Также есть трудности с местными врачами. Они такие же, как и по всей России: от некомпетентности и хамства до недостатка ряда лекарств. Просто в сложной ситуации проблема эта встала особенно остро. В итоге туда выслали бригаду со всеми необходимыми специалистами из областного клинического института МОНИКИ во главе с замминистра здравоохранения. Задача этого «десанта» — наладить работу маленькой районной больницы.

Если с рекультивацией более-менее понятно, то что делать со вторым телом полигона, у меня понимания пока не сложилось. Так называемое второе тело — это новый участок. Его подготовка уже заканчивается, туда пригнали лучшую в РФ технику, что-то привезли из-за границы, какой-то там мегакаток для мусора, всякие мембраны и прочие полигонные нужности.

С одной стороны, напрашивается решение его тоже закрыть и отобрать лицензию у владельцев полигона, потому что все, что можно было нарушить, в «Ядрово» нарушено.

Но с другой — владельцы признают проблему и хотят как-то ее решить. Оплачивают голландцам дорогостоящие работы по дегазации, активно проводят подготовительные работы, показывают планы, как будут строить завод по компостированию отходов в удобрения и т.д.

Еще одна загадка: куда после закрытия полигона будут девать мусор с самого Волоколамска и четырех ближайших районов — речь про московский уже не идет. Все муниципалитеты густонаселенные, мест для нового полигона, а уж тем более находящегося в состоянии готовности, просто нет нигде. А власти соседней полупустой Тверской области наотрез отказываются принимать мусор из Подмосковья.

Есть, конечно, так называемая «вторая карта полигона», где все подготовлено, гидроизоляция уложена. Но изрядная часть активистов и жителей — против его использования, пусть даже частичного: мол, пусть соседи у себя такое же делают, а под Волоколамск мусор не возят. Да и относительно отходов своего района тоже ограничения хотят ввести: до 10 машин в сутки. И баста. Тут уже и владельцы полигона свои аргументы выкатывают: ради 10 машин в сутки содержать бульдозер и тракториста, делать дегазацию невыгодно…

Словом, полигон рискует превратиться в самостийную свалку с еще худшими последствиями. И снова встанет проблема мусора из Волоколамска.

Глобально проблему мусора нужно, конечно, решать долгим и сложным внедрением раздельного сбора. Например, запрещением пластиковых пакетов в Москве и области. Ведь мусороперерабатывающие заводы будут строиться долго…