Бизнесменов пригласили в лес: на смену дикому отдыху придет еврокомфорт

Сергей Пальчиков: "Это территория уникальных возможностей, которыми мы должны грамотно пользоваться"

20.08.2019 в 18:55, просмотров: 15933

Подмосковный лес полон противоречий.

Там запрещается жечь костры, выбрасывать мусор и устраивать буйные праздники. Но все равно все жгут, мусорят, устраивают черт-те что и гадят при этом так, что местами туда уже даже зайти противно, чтобы погулять или поплавать в лесном озере.

Экологи обычно предлагают наводить порядок в лесу силовым путем. Закрывать доступы, усиливать лесоохрану и штрафовать на миллион долларов каждого, кто устроит пикник.

Но вот подмосковное правительство, наоборот, решило открыть лес и создать там цивилизованные условия для качественного отдыха.

Сергей ПАЛЬЧИКОВ, первый заместитель генерального директора ГКУ МО «Мособллес» отвечающий за развитие рекреационного потенциала лесов, рассказал «МК», зачем это делается и какие даст результаты.

Бизнесменов пригласили в лес: на смену дикому отдыху придет еврокомфорт
Фото: givoyles.ru

— Сергей Борисович, друзья-лыжники недавно мне показали листовку «Мособллеса» с шокирующим названием «Как открыть свое дело в лесу». Выходит, в подмосковных лесах можно теперь заниматься частным бизнесом?

— Не можно, а нужно. Мы очень ждем ответственных предпринимателей, они наши друзья и помощники.

— Помощники в чем?

— В создании цивилизованных условий для комфортного отдыха и занятий спортом на территории лесного фонда. В своем ежегодном обращении в ноябре прошлого года наш губернатор поставил эту задачу, так что сейчас в области идет большая работа по развитию рекреационного потенциала лесов.

— Сколько себя помню, всех, наоборот, гоняли из леса!

— Да, лес до недавнего времени был этакой «священной коровой», закрытой системой, где ничего нельзя. Сейчас мы в корне меняем подход. Наоборот, открываем его как территорию уникальных возможностей. Задача — сделать так, чтобы каждый житель области мог в шаговой доступности получить качественные условия для отдыха в лесу.

— Хорошо бы еще, он при этом не гадил вокруг себя.

— Когда человеку предоставляются условия, он не гадит. Если дать ему возможность положить мусор в урну, он не будет его бросать в траву.

— По всей стране такой тренд? В других регионах тоже лес «открывается»?

— К сожалению, нет, пока только в Московской области. В других регионах тоже обязательно к этому придут, но мы оказались застрельщиками. Причина в том, что наш лес испытывает самую большую антропогенную нагрузку. Нет ни одного другого субъекта Федерации, где бы нагрузка на лес была такой колоссальной. В среднем по регионам нагрузка около 3 человек на гектар леса, а в Подмосковье — порядка 14–18 человек. Причина в том, что в московской агломерации проживает свыше 25 млн жителей и более половины традиционно отдыхают на природе и прежде всего у нас в лесу. Из-за этого много проблем. В местах традиционного отдыха из-за чрезмерной нагрузки лес деградирует — просто от хождения по напочвенному покрову. Не говоря уже о том, что человек мусорит и разводит костры, что становится причиной пожаров.

— Так поэтому всегда и старались закрывать лес, чтоб не подвергать его антропогенной нагрузке.

— Мы не имеем права запретить людям ходить в лес. Да и не нужно этого делать. Мировая практика наглядно демонстрирует, что грамотная организация инфраструктуры и потоков отдыхающего населения идет на пользу лесной экосистеме. Выигрывают обе стороны — человек получает на ограниченной территории желаемый комфорт, а другие части леса остаются в тишине и нетронутом виде. Наша задача как специалистов — грамотно увязать эти два процесса. Технологии давно разработаны, повсеместно используются в Европе, и нам надо взять эти подходы, адаптировать и перенести на российский лад.

— Что конкретно делается в этом направлении в области, какие тут нужны подходы?

— Мы выявили все точки традиционного притяжения. Мы знаем, где у нас люди жарят шашлыки, купаются, устраивают туристические слеты, катаются на лошадях, джипах, квадроциклах. Где проложены лыжные трассы — там, кстати, катаются тысячи людей. И сейчас по этим данным создаем большую интерактивную карту, на которой каждый желающий найдет место для удовлетворения своих потребностей. Карта с поисковой строкой на сайте mosoblles.com выдаст все активности с контактами людей, которые их устраивают. Будут cсылки — какая там инфраструктура, какие мероприятия. Покататься на лошадях, организовать пикник, приехать с палаткой в кемпинг — для всего будут места. Мы собрали информацию, поняли, где у нас какие точки притяжения в лесу, и начинаем активно уделять им внимание. Усилия по очистке леса и созданию комфортных условий сосредоточены в первую очередь здесь.

— Если известны точки притяжения людей, то теперь в моем понимании надо определить, кто за эти точки отвечает. Ведь Комитет лесного хозяйства и «Мособллес» не имеют таких мощностей, чтобы все эти точки содержать в хорошем состоянии. Но вы можете держать под контролем тех, кто отвечает за них. Поэтому вопрос: кто за них будет отвечать?

— Создание комфортных мест отдыха идет по двум направлениям: 1) деньги выделяет правительство МО и муниципальные структуры; 2) привлекаются социально ответственные предприниматели, частный бизнес.

Первое направление развивается в рамках губернаторской программы «Парки Подмосковья». Она существует уже несколько лет. По ней муниципальным учреждениям лес передается в постоянное бессрочное пользование. За территорию отвечает конкретное учреждение.

Учреждение заказывает в специализированных организациях разработку проекта освоения лесного участка, в котором специалисты должны ювелирно совместить интересы и человека, и самого леса. Как правило, проводятся общественные слушания, чтобы максимально учесть интересы граждан. Что они хотят там? Волейбол, тренажеры, детские площадки или развитую тропиночную сеть?

Очень важно не навредить лесу. Поэтому по максимуму используют существующие тропы и маршруты. Тропиночную сеть благоустраивают технологиями, которые позволяют сосуществовать деревьям и строительным элементам. Ведь разные породы деревьев по-разному воспринимают нагрузку. Например, ель. У нее поверхностная корневая система. Она погибает даже от простого активного хождения над корнями. Почва уплотняется, образуется корка, через которую не проникает свежий воздух извне и не выходит углекислый газ, который выделяется в результате процессов разложения. Это приводит к отравлению и гибели дерева.

Мы ставим информационные аншлаги, где призываем пользоваться существующей инфраструктурой, не вытаптывать почву, потому что, например, здесь произрастает охраняемый вид, а там что-то восстанавливается. И люди ходят по дорожкам. Во всем мире так происходит. А остальной лес начинает отдыхать, там формируется зона покоя.

— Какие парки уже созданы по программе «Парки Подмосковья»?

— Парк имени Ларисы Лазутиной в Одинцове наиболее известен. У него спортивный уклон, там создана лыжероллерная трасса. Когда только обсуждалось создание этого парка, мало кто верил, что он будет востребован, а сейчас там парковки не хватает, тысячи людей занимаются лыжами зимой, а летом — лыжероллерами. Также в Одинцовском районе открылся детский парк «Раздолье». Огромный веревочный оазис, детская инфраструктура, все для детей. Тропинки, которые отсеяны гранитной крошкой, — это не асфальт. Вреда для экологии никакого, людям удобно и чисто, и они в лес не лезут. Есть прокат велосипедов, электрических самокатов.

Из новых в ближайшее время будет открыт парк Малевича, тоже в Одинцове. Больше трехсот гектаров. Там будет создана в том числе инфраструктура для художников. Волейбольные площадки здесь действуют давно, но они были дикими, а теперь профессиональные. В других муниципалитетах тоже развивается программа. Очень хороший парк создается в Мытищах — конные маршруты, скамьи, освещение, лыжные трассы.

— А что с особо охраняемыми территориями — ООПТ? К ним какой подход?

— Эти территории требуют особого, вдумчивого подхода. У нас, например, есть в Шатурском районе озеро Белое, ООПТ. Согласно охранному режиму там практически ничего нельзя, но это не останавливает десятки тысяч людей, которые там отдыхают летом. Купаются, в волейбол играют, шашлыки жарят. Ну как мы их оттуда выгоним? Никак. Что мы можем сделать? Изменить в ограниченной часто эксплуатируемой части режим охраны. Мировая практика говорит: проложив тропинки, создав инфраструктуру, поставив скамьи, мы людей сосредоточим в одном месте. Они смогут комфортно отдыхать на ограниченном участке, а вся остальная территория уже не будет подвергаться чрезмерной нагрузке.

— Кто будет отвечать за чистоту и порядок на таких участках?

— Отвечать будет частный бизнес. Ответственные предприниматели. Именно им адресована листовка, с которой мы начали разговор: «Как открыть свое дело в лесу?»

У нас в стране есть законный инструмент, который позволяет выдавать разрешение на размещение объектов на земельном участке, не передавая сам участок на правах аренды.

Такое разрешение может быть выдано предпринимателю, субъекту малого и среднего бизнеса, садовому товариществу, любому юридическому лицу. Это разрешение на установку конкретного нестационарного объекта.

Внушительный перечень таких объектов утвержден федеральным правительством — аттракционы, детские площадки, пункты проката и организации питания, пляжная инфраструктура, фонари и многое другое.

Выдавая разрешение, мы предоставляем возможность предпринимателю на законных основаниях работать в лесу.

В том, что касается ООПТ, есть ограничения. Зачастую там нельзя устанавливать даже временные объекты. Но мы не должны быть фарисеями. Люди там все равно отдыхают. Поэтому мы за то, чтобы в части ООПТ изменять режим охранности на небольшой площади — типа 100 метров на 100, и выдавать разрешения на эти участки.

Фото: edoopt.ru

— Сколько надо заплатить, чтобы получить разрешение размещать в лесу временные объекты?

— Нисколько. Мы выдаем их бесплатно на максимальный срок в пять лет. Потратиться придется только на услуги кадастрового инженера. По регламенту он устанавливает координаты каждого объекта, а мы уведомляем Росреестр, что вот эти некапитальные объекты тут появились.

Получив разрешение, предприниматель создает на участке инфраструктуру для отдыха и отвечает за уборку территории. Он не имеет право огораживать лес, рубить живые деревья. Он размещает свои объекты так, чтоб растительность не пострадала.

— Как оформляется разрешение?

— Скажем, предприниматель решил обустроить какой-то пляж. Он идет в лесничество, к которому относится водоем, и говорит: я хочу развивать здесь рекреационный бизнес. Сотрудники лесничества выезжают с ним на место, общаются, выслушивают, определяют места установки объектов, помогают подготовить презентацию: где указывается, как именно он будет развивать территорию. С презентацией он приезжает в ГКУ МО «Мособллес» и презентует свой проект на заседании комиссии с участием представителей общественности — инициативных групп, которые, возможно, эту территорию уже как-то сами пытались благоустраивать, а теперь там проводят спортивные турниры или лыжные гонки.

— В Подмосковье масса таких мест, где стихийно уже сформировалась инфраструктура для занятий спортом. Те же лыжные трассы — там собирается много народу, и предприниматель прежде всего захочет поставить на этой трассе кафе, потому что где народ, там спрос на еду. И кафе в скором времени вытеснит спорт, а лыжники перестанут туда ездить. Вместо спорта и рекреации будет, извините, бухло в лесных декорациях.

— Нет, такого никогда не будет. Мы этого не допустим.

— А они сами. Бочком-бочком, да и протиснутся в щелочку. Они умеют.

— Среди предпринимателей есть, конечно, прохиндеи, но подавляющее большинство — это нормальные, ответственные люди, и мы умеем отличать одних от других.

Фото: gov.spb.ru

— Предприниматели — не прохиндеи. Они коммерсанты. Поэтому у них во главе угла прибыль. На лыжах они не катаются, поэтому не понимают, как все должно быть устроено, чтоб можно было не только кушать, но и кататься.

— Все это регулируется на заседании «Мособллеса». Наши директора филиалов — лесничеств, прекрасно знают, где что происходит. Они осуществляют взаимодействие с инициативными группами на местах как раз для того, чтобы посреди лыжни не «выросло» кафе. На заседании мы посоветуем предусмотреть прокат, раздевалки, где лыжники смогут переодеться, выпить чаю. Никакой переориентации той спортивной направленности, какая сложилась на данном участке леса, мы не допустим. Вообще во всех случаях предприниматель обязан будет создать компактную комплексную территорию: люди хотят видеть всегда спортивную площадку, детскую. Желателен прокат инвентаря. Вот тогда и пункт питания целесообразно открыть.

— Часто бывает так, что в одном лесу сталкиваются разные активности. Из-за этого там чуть ли не драки. По лыжной трассе ездят на лошадях, гоняются на снегоходах, портят лыжню, создают аварийные ситуации. Кому будет отдано предпочтение в таких случаях — какой активности?

— Мы сохраним все активности, но их разведем, чтоб не пересекались. Скажем, приходит человек, говорит: хочу устроить вот здесь инфраструктуру для катания на снегоходе. Мы ему говорим: «Нет, здесь нельзя, здесь лыжники» — и помогаем проложить маршруты так, чтоб снегоходы и лыжники не вредили друг другу. Кстати, в скандинавских странах для того, чтоб кататься на снегоходах, нужно получить права. Есть полиция, которая следит за этим. У нас такого еще нет, но мы обязательно к этому придем.

— А если люди хотят все-таки отдыхать в диких условиях? Без проката, кафе, музыки и раздевалки?

— У них будет такая возможность. Например, на лесном озере рядом будут соседствовать и цивилизация, и дикий кусочек. Но он будет не совсем дикий, потому что предприниматель, установивший прокат и раздевалки, там тоже будет убирать мусор. Зона его ответственности будет распространяться не менее чем на 100 метров от его объектов.

— Что с кострами и мангалами? Не все же хотят покупать в лесу готовый шашлык. Многие специально едут, чтоб самостоятельно его там для себя приготовить.

— Костры и «копеечные» мангалы чреваты лесными пожарами. Поэтому сейчас подмосковные власти разрабатывают проект по созданию пикниковых зон. Их будет 13. На каждой зоне будет установлено по 6 комплектов — стол, скамья, мусорка, навес. Каждый комфортно разместит 8 человек. Использование абсолютно бесплатное. Они будут стоять достаточно удаленно друг от друга в тех местах, где люди традиционно привыкли жарить шашлыки. Правительство выделило на это 10 млн руб.

— Кто будет убирать мусор в этих пикниковых зонах?

— Муниципалитеты, «Мособллес», Центрлесхоз. Но мы призываем граждан, чтобы они ответственно подходили и увозили мусор сами, потому что уборка — не наша основная функция. Наша главная функция — лес восстанавливать и защищать. Мы не можем превратиться в дворников.

— Свое дело в лесу — вообще-то довольно широкое понятие. Кому-то хочется создать на речке пляжную инфраструктуру, брать деньги за лежаки и торговать мороженым. А кто-то предпочтет водить в лес экскурсии, чтоб наблюдать за птицами, например. Это ведь тоже «свое дело в лесу». Как вы отнесетесь к таким начинаниям?

— С воодушевлением. Необходимо заниматься экопросвещением. Очень много людей желает попасть на подобные экскурсии. Не хватает только хорошей сопутствующей инфраструктуры. Как раз для этого мы создали сайт «Всевлес.рф», там указаны мои координаты. Люди могут приходить с подобными проектами прямо ко мне. Мы будем бесплатно размещать их контакты на интерактивной карте — они найдут себе работу. Мы им поможем. Проложим тропиночную сеть, поставим информационные аншлаги. И они будут водить экскурсии, смотреть на птиц.

У нас также очень много охотничьей инфраструктуры. Стоят вышки, с них видны подкормочные площадки. Охотники круглый год кормят диких животных. Добыча животных ведется в ограниченное время. Буквально пару-тройку месяцев в году. В Европе, в закрытые для охоты сроки, люди с удовольствием наблюдают с вышек за лесными жителями. Уверен, что и у нас найдется много городских жителей, которые захотят посмотреть на кабана, оленя или лося.

Подмосковный лес — территория уникальных возможностей, которыми мы должны грамотно пользоваться.

Программа открытого леса не только создаст условия для цивилизованного отдыха, но и позволит развить экологическую грамотность населения, повысить туристический потенциал, сделать наше родное Подмосковье еще чище и удобнее для жизни.