Телевизор вляпался

На Первом канале (на главном ТВ-канале России) вдруг появился судья и рассказал, что приговор Ходорковскому—Лебедеву писал сам

На Первом канале (на главном ТВ-канале России) вдруг появился судья и рассказал, что приговор Ходорковскому—Лебедеву писал сам
Судья Данилкин.

Всё сделал правильно и честно. А если говорят, будто кто-то его заставил или кто-то за него писал, — так это неправда.

На главном канале РФ случайностей не бывает. А уж политических случайностей — точно не бывает. Даже знаменитый Познер недавно спрашивал у Путина: можно ли показывать оппозиционеров? не рассердится ли премьер-министр?

Значит, оправдывающийся судья появился на ТВ по указанию свыше.

И чем больше передача “Человек и закон” настаивала (мол, сами решили судью позвать), тем сильнее становилась уверенность: нет, не сами. А если б сами — то зачем это вообще говорить?

Возможно, некая внутренняя фальшь (душевное неравновесие) толкала их повторять: мы честные, мы честные. В народе ходит поговорка “на воре шапка горит”.

А с чего вдруг судья Данилкин появился на телеэкране?

Для теленаселения это вдруг. А для нас — совсем не вдруг.

14 февраля помощница судьи Наталья Васильева публично заявила, что приговор по знаменитому делу (сейчас — самому знаменитому в мире) писал не Данилкин; писали в Мосгорсуде по приказу сверху; а Данилкина заставили читать.

Интернет взорвался. Некоторые газеты, естественно, писали об этой сенсации, а другие почему-то молчали. Некоторые радиостанции обсуждали, а другие почему-то молчали.

Молчание о сенсации для настоящей прессы — вещь абсолютно невозможная. Могли бы говорить и писать, что Васильева — наёмница олигархов, или сумасшедшая, или агент ЦРУ… Но молчать?

И федеральные телеканалы молчали. Это молчание госСМИ было так же красноречиво, как горящая шапка на воре.

Она обвиняла (хотя мотивы её не ясны). Судья молчал, хотя естественно было бы возмутиться. Молчал. Испугался? Ждал: что, мол, теперь со мной будет?

Зато за него сразу высказался Мосгорсуд: “Провокация!”

Это странное название. Провокация — не всегда плохо. Это способ вызвать реакцию, заставить кого-то или что-то проявить истинную суть, побудить к сбрасыванию масок. Провокация — это не ложь. МГС должен был говорить: врёт, врёт, врёт…

Наконец, Васильева добровольно села к детектору лжи. Это решительный поступок.

А власти? Ни уголовного дела о клевете, ни прокурорской проверки, ни депутатской комиссии. И вот наконец — Первый канал — Данилкин рассказывает, что он честный и писал приговор сам. И даже проявил некоторую гуманность: дал 14 лет, а мог дать больше.

Ну и зачем эта телепередача?

Про Васильеву и её обвинение (через некоторые газеты, некоторые радиостанции и сайты) узнали, вероятно, миллиона два-три максимум. Вот бы и Данилкину выступить по радио, дать интервью “МК”… Ответить на том же поле, где звучали обвинения.

Бац — интервью на телеканале.

Сам Данилкин (тихий, скромный, склонный отмалчиваться) не полез. А полез бы — что толку? Кто ж ему даст? Ибо такая передача означает тиражировать скандал.

А чего добились? Вид оправдывающегося судьи первым делом внушает людям сомнения: ух ты — значит, тут не чисто. Тем более она выступила 14 февраля, а оправдания звучали 24-го. Это 10 дней наверху думали: что делать? И эта пауза тоже как горящая шапка.

Жаль, что Данилкин, в свою очередь, не сел к детектору лжи. Если уж доказывать свою правоту, то всеми средствами.

А самое главное — теперь узнала вся Россия о том, что с приговором что-то не так. В теперешней обстановке люди не очень-то верят официальной пропаганде.

Сюжет:

Дело ЮКОСа