Семь жертв Владимира Путина

Кого из министров премьер отправит в “предвыборную” отставку?

30.08.2011 в 16:09, просмотров: 35539

Готовься, народ: чтобы ты правильно голосовал, тебе сейчас на потеху министров прилюдно пороть будут! Обычно в своих многочисленных интервью спикер Думы Борис Грызлов следует золотому правилу публичного политика путинского призыва: говорить много, но не по существу. Ну тут вдруг почтенный политик из партии «Медведь» вдруг «вылез из берлоги» и предрек Правительству России министерские отставки «по окончании избирательных кампаний».

Семь жертв Владимира Путина
Рисунок Алексея Меринова

Не хотелось бы поправлять Бориса Вячеславовича. Но по вредности характера никак не могу избавиться от подозрения: слова «по окончании» он употребил исключительно из желания навесить на нехитрый маневр власти симпатичный фиговый листок. Отставки в ходе и для избирательных кампаний — вот что на самом деле имел в виду шеф Думы.

Еще древнеримский поэт Ювенал в первом веке до нашей эры бичевал отсутствие у публики утонченного вкуса: «Этот народ уж давно все заботы забыл, и Рим, что когда-то все раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки, Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает: Хлеба и зрелищ!»

Не зря говорят, что некоторые вещи в этом подлунном мире остаются неизменными, несмотря на смену царей и эпох. Аккурат перед думскими выборами 2007 года тогдашний президент Владимир Путин поменял кабинет министров. В новом составе правительства появились две милые женщины — Татьяна Голикова и Эльвира Набиуллина. Зато там не оказалось, например, такого «горячо любимого в народе» персонажа, как Михаил Зурабов.

Руливший до этого три с лишним года нашим здравоохранением и социальным развитием Михаил Зурабов выработал свой министерский ресурс задолго до официальной отставки. Человек, ставший пугалом в глазах публики и профессионального медицинского сообщества, просто не мог полноценно выполнять обязанности министра. Но Зурабова все не убирали и не убирали — выжидали момент, когда его увольнение даст наиболее громкий пропагандистский эффект.

Неизбежно ли повторение чего-то подобного? Если на все ухаживания партии власти публика будет реагировать довольно вяло, то бьюсь об заклад: Путин вновь может прибегнуть к такому испытанному средству, как ритуальное министерское кровопускание.

Ясен даже примерный список потенциальных жертв — министров, чье увольнение даст максимальный политический эффект.

Жертва № 1. Министр образования и науки Андрей Фурсенко. Ветеран правительства — на своей должности Фурсенко еще с момента формирования кабинета Фрадкова в 2004-м, — он твердо убежден, что все делает правильно. Однако в глазах публики ЕГЭ и прочие новации нынешнего главы ведомства давно превратились в символ деградации нашей системы образования.

Жертва № 2. Та самая милая женщина, которой некогда заменили опостылевшего Зурабова, — министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова. Карьерный сотрудник Минфина Татьяна Голикова искренне не хотела становиться ответственной за социальную сферу. Ее голубой мечтой был и остается пост министра финансов. Чтобы быть поближе к желаемой цели, Голикова даже переместила кабинет министра здравоохранения с Неглинной на Ильинку — аккурат к зданию Министерства финансов.

На своей нынешней должности Голикова сосредоточила все усилия на том, чтобы не стать такой же непопулярной, как Зурабов. Но это фактически равнозначно отказу от любых реальных реформ в здравоохранении. Система крайне прогнила и обветшала. И чтобы ее изменить к лучшему, кому-то в любом случае придется наступать на ногу.

Чтобы не афишировать подобное положение дел, Голикова ввела в Минздраве режим секретности, которому могут позавидовать иные подразделения ФСБ. Важные документы часто не дают даже заместителям министров из других ведомств. Одновременно большое внимание уделяется личному пиару самого министра. В отличие от «буки Зурабова» сдать кровь в качестве донора под прицелом телекамер — это для Голиковой привычное занятие.

Частично такая стратегия срабатывает. Но избиратели не только смотрят телевизор, но еще и посещают больницы и поликлиники. Отсюда их глубокое убеждение: в сфере ответственности Голиковой все-таки творится что-то не то.

Жертва № 3. Руководящий нашим транспортом с 2004 года Игорь Левитин не очень хорошо известен нашей широкой публике. Но в его епархии постоянно что-то взрывается, падает или тонет. Стукнуть кулаком об стол и крикнуть «доколе?!" — шаг в предвыборной ситуации почти что безошибочный.

Жертва № 4. Говорят, что министра обороны Анатолия Сердюкова не очень любят подчиненные. Зато его очень даже ценят наверху. Здесь считают, что у Сердюкова получается то, с чем не справился его предшественник Сергей Иванов. Мол, при нынешнем министре хотя бы началась реальная борьба за наведение элементарного хозяйственного и финансового порядка в армии. Поэтому шансы Анатолия Сердюкова на выживание в ритуальном министерском жертвоприношении я бы оценил высоко.

Жертва № 5. Министр спорта Виталий Мутко внес неоценимый вклад в российский политический фольклор. Достаточно произнести фразу «лец ми спик фром май харт», и любой, даже относительно интеллигентный человек сразу поймет, о ком идет речь.

Но я не удивлюсь, если Мутко и на этот раз переживет перетряску кабинета министров. Ведь в прошлом он делал, казалось бы, все, чтобы потерять должность, и каждый раз чудесным образом оставался на месте. Может быть, он просто Путина заколдовал, вы как думаете?

Жертва № 6. Другой пример того, что питерские своих не сдают, — министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Писать о Нургалиеве у меня уже просто нет моральных сил. Тех, у кого они еще остались, отсылаю к последнему заявлению шефа МВД о полной и безоговорочной победе над коррупцией после переименования милиции в полицию.

Что-то мне подсказывает: подобными мудрыми мыслями из главы МВД мы будем наслаждаться еще долго. Он периодически выдает что-то подобное аж с декабря 2003 года — и ничего, побил рекорд по длительности пребывания на посту министра внутренних дел в современной России.

Жертва № 7. «Я работаю сволочью», — говорила мне как-то моя знакомая из Администрации Президента России. Министр финансов — если он хороший министр — тоже работает на той же «должности». Уход Алексея Кудрина вызовет радость многих. Да и самому Алексею Леонидовичу нынешняя должность, как говорят, надоела. Сидеть с 2000 года на одном из самых беспокойных и трудных постов в стране — это не шутка.

Но ВВП Кудрина ценит и уважает. Поэтому, скорее всего, Кудрин куда-то уйдет, только если сам этого сильно захочет.

Вот такой у нас получился рейтинг. Посмотрим, насколько он совпадет с кадровыми решениями Путина.